рассказ "Здравствуй, это я"

 

Встречаем очередного участника литературного конкурса "Фантик 2014—2015"...

 

 

Автор: Ирина Колесникова

Произведение: рассказ «Здравствуй, это я»

 

ФИО: Колесникова Ирина Валентиновна

Дата рождения: 7.10.1949

Место рождения: г. Йошкар-Ола, РМЭ

 

О себе: закончила КГИК, работала режиссером на Сахалине, методистом по театрам в министерстве культуры РМЭ, музыкальным работником в детских садах. На пенсии.

                                                           

 

З Д Р А В С Т В У Й, Э Т О  Я

 

Фира Борисовна  заставила себя зайти в супермаркет.  Она осмотрелась, нашла глазами отделы с женской одеждой и направилась к ним. Нет, она еще не сошла с ума, чтобы тратить отложенные на черный день деньги на эту вульгарную безумно дорогую моду с разными прибамбасами, а другой одежды, «для души», в продаже не было.  Новые вещи для нее были бы сейчас очень кстати, потому что женщина здорово похудела: старые брюки, юбки, блузки болтались на ней, говоря языком народа, как хомут на лошади. Она походила на тощего Пьеро в одежде, будто с чужого плеча, с темными кругами под глазами и скорбными носогубными складками. Будто пережила что-то такое, после чего жить не хотелось. По существу, все наши неосуществленные мечты и несбывшиеся заветные желания — маленькие смерти. А если неприятность покрупнее?.. Вот то-то и оно! Страх одиночества гнал ее из дома, она до изнеможения моталась по улицам родного города, а потом, возвращаясь, падала на кровать в надежде уснуть. Сна не было, была какая-то мутная дрема с болевыми вспышками пережитого. Казалось, что конца и края этому не будет, что это и есть предел, за который не хватит сил перешагнуть. Не хотелось Фире Борисовне, ой, как не хотелось, но надо было  хотя бы попробовать взяться за себя, — а вдруг получится? И она решила, наконец, начать с выбора одежды. Может, это женщину увлечет, мелькнет лучик радости от удовольствия надеть на себя что-то удобное, элегантное, комфортное и вновь вспыхнут краски в ее унылом мире? Но таких вещей в магазинах давно не было. Женщина с горечью отвела глаза от плаката, на котором крупными буквами красовался торговый девиз: «Хапни подешевле — продай подороже!», и направилась к выходу. И вдруг… нет, она даже не поверила своим ушам, когда молоденькая, бойкая продавщица догнала ее, остановила и очень вежливо попросила взглянуть на новую коллекцию итальянского трикотажа, который только что доставили прямо из аэропорта. Фира Борисовна не была английской королевой и не имела никакого отношения к итальянской мафии. Она когда-то мечтала об итальянском трикотаже, который так не похож на отечественные «бабские» кофты. И забытая мечта совершенно невероятным образом готова была  вдруг осуществиться!

Из магазина довольная  женщина вышла с вместительным, импортного вида пакетом, в котором лежали восхитительное теплое платье и пара кофточек из дивного комбинированного трикотажа. Когда она открыла ключом собственную дверь,  то даже забыла вспомнить о том, что опять возвращается в безлюдную квартиру. Память об этом вернулась, как только она заглянула в зеркало. Приобретения тут же показались совершенно ненужными. Но она заставила себя примерить одну из кофточек и уголками губ улыбнулась собственному отражению. Вот так.

— Прекрасно, прекрасно, милая! – вдруг пропел мягкий  женский голос. На ее маленьком диване в большой комнате сидела, неизвестно откуда взявшаяся, посторонняя женщина! В отличие от хозяйки, выглядела она прекрасно, и лицо у нее, несмотря на седые волосы, было гладкое, розовое, довольное, а глаза задорно блестели.

«Вот те на!» — подумала Фира Борисовна, — « Я, наверно, сошла с ума, или случайно попала в чужую квартиру? Но диван-то – мой!»

— Вы, очевидно, запамятовали, что вчера в скверике пригласили меня к себе в гости? Вот я и пришла.

— Как?! – глаза хозяйки квартиры округлились, — Как? Как вы могли это услышать, если я тогда вслух ничего не произнесла?

— Очень просто! Прочитала по глазам!

— Вы ясновидящая?

— Совсем нет. Иногда для того, чтобы услышать человека, достаточно посмотреть в его глаза.

Фира Борисовна осторожно присела  рядом с незнакомкой.

— Вы сильная женщина! Ведь чем неустойчивее человеческая душа, тем страшнее принимать в нее чужие тяготы. И я очень рада, что вы ко мне пришли! Только не могу понять, как вы сюда попали?

— Да вслед за вами! Я стояла на лестничной площадке, а вы, когда входили, кивнули мне головой. Я поняла это как разрешение войти. Разве – нет?

— Конечно, конечно! – согласилась Фира Борисовна. – Только я приняла вас за соседку, и даже не заметила, как вы оказались здесь.

— Думаю, хватит вам ездить в собственном пустом вагончике с маленьким мутным окошком!  Не только я, но великое множество разных замечательных явлений ежеминутно мелькает мимо вас!  Разве не обидно? Давайте, принимайте положительную энергию окружающего мира, копите ее, и ваш вагончик превратится в самолет, или в большой парусник, или в ракету. Хотите?

Фира Борисовна кивнула головой и впервые за полтора года рассмеялась.

— Конечно! Только жаль, что это игра!

— Вся наша жизнь – и игра, и вымысел. Может, сочиним радостную историю, как запасную взлетную полосу? Согласны?

— Хорошо бы!

— Тогда – в путь!

— Куда же мы отправимся?

— А куда хотите?

— Хочу в Турцию, к теплому морю. Хочу в Италию к Ренессансу, хочу…

— Молодец! Если человек очень хочет – он найдет способы осуществить свои желания, так ведь?

— Вы так думаете?

— И вы так думаете. Просто призабыли  малость.

— А, с другой стороны, — ну, закончится Италия, останется позади Турция, и ты опять окажешься один на один со своей пустой квартирой. Тогда – зачем все это?

— Необходимо научиться исполнять собственные позитивные желания во что бы то ни стало! Конечно, это трудно, но интересно! Надо созидать, творить их, как художник пишет картину, писатель – роман, композитор – музыку. Наложить необходимый  мазок, найти нужный звук, родить верное слово! Да-да, не качайте головой, вы сами не заметите, как ваши желания начнут исполняться!

— Но мои желания могут не совпасть с желаниями других людей, так уже бывало.

— Тут уж, кто сильнее пожелает!

— Вы необыкновенная оптимистка! Кажется, я тоже была такой. Когда-то.

— Что ж, будем учиться этому заново! Для начала, приглашаю вас в вашу зеркальную комнату, чтобы выбрать себе — саму себя. Согласны?

— Но у меня нет зеркальной комнаты!

— А зеркала у вас есть?

— Есть. Два зеркала: в прихожей и ванной комнате.

— Плюс настольное зеркало на книжной полке в спальне, плюс карманное, о котором вы давно забыли,  в сумочке. И еще одно — мое. Ношу его с собой: пускать солнечные зайчики в хорошую погоду. Помогите, помогите мне расположить их так, чтобы все они были освещены солнцем. Вот так, умница. А это надо перевесить повыше. Прекрасно! Вот вам и зеркальная комната!

Фира Борисовна  никак не ожидала  увидеть то, что увидела. Зеркал было не много, но они были так искусно развешаны, что комната, действительно, показалась зеркальной. «Ну и ну! — подумала она, — Оказывается, и такое бывает!»

Гостья улыбнулась.

— А теперь, если позволите, я посижу на кухне, выпью чаю.

— Конечно, конечно! – смутилась Фира Борисовна, — Извините, что сама не предложила вам этого!

— Вы просто не успели. Если не возражаете, на кухне я справлюсь сама. А вам предстоит заглянуть в каждое зеркало, непременно в каждое, и нафантазировать себе что-то хорошее. Прекрасно, когда предоставляется  такой выбор, не правда ли? Вспомните известную фразу, — гостья шутливо погрозила пальчиком, — «наполнить себя плохим содержанием все равно, что плюнуть в вечность!»

Незнакомка растворилась за матовым стеклом комнатной двери, а хозяйка подошла к первому зеркалу. Оттуда на нее  участливо взглянула ее гостья.

— «Странно! — подумала Фира Борисовна, — Я точно знаю, что моя гостья на кухне!»

В другом зеркале показалось безобразно толстое отражение с завистливыми глазами. Фира Борисовна представила себе, как это чудовище радостно похрюкивает, опустив пятачок в корыто с отрубями. И отражение, подбрасывая кверху свои окорочка, действительно побежало к корыту. В третьем – появилась рыкающая матом зверушка, в четвертом — милое, но совершенно безразличное ко всему создание, не реагирующее даже на муху на собственном носу. Удивительно, но все, буквально все отражения напоминали чертами лица саму Фиру Борисовну и, может, являлись неосуществленными вариантами ее возможных  судеб, или негативными эмоциями, принятыми близко к сердцу. Выбирать было не из чего, и опечаленный оригинал нехотя взглянул в последнее, пятое зеркало.

Опять ничего хорошего! Морщинистая старуха издевательски захихикала прямо в лицо напуганной женщине. Хорошо, что Фира Борисовна догадалась закрыть отражение собственной ладонью! Только она это сделала, тут же почувствовала облегчение, а когда убрала руку, — увидела в зеркале саму себя! Даже морщинки на лице от радости разгладились и глаза заблестели почти так же задорно, как у  ее гостьи. А комната наполнилась волшебными звуками: со всех сторон послышался звон капели, шум весеннего ветерка, шелест листвы, пульсация солнечного света, – словно открылось окно в утро! Знакомая комната вдруг зашелестела страницами, словно книга, и женщина, что уж совсем удивительно, вылетела из нее на собственных крыльях! Ах, как много дел надо было сделать, пока  за спиной были крылья!

— Здравствуй! – крикнула она своей подруге, пролетая над ее осенним домом. – Видишь, у меня появились, таки, крылья, а ты не верила! Я все равно люблю тебя и хочу, чтобы ты это знала!

— Подожди! – попросила подруга, надувая большой яркий резиновый шар, — Я полечу с тобой!

— Догоняй! – еще раз крикнула ей Фира Борисовна и  погналась за красным автомобилем. Догнала его, устроилась на капоте.

– И тебя я любила! – крикнула она в лобовое стекло старому усатому мужчине. Мужчина беспомощно улыбнулся, начал линять и, внезапно, превратился в прежнего сильного, нежного возлюбленного. Но Фира Борисовна уже летела в другую сторону. С высоты своего полета она отыскала старую детскую больницу, в которой лечились детдомовские дети. И, не раздумывая ни минуты, хлопнула в ладоши. Почему-то она была уверена в результате своего хлопка на сто процентов! Больница тут же поднялась в воздух и полетела вслед за Фирой Борисовной. В окнах показались удивленные и восторженные лица детей.

— Ух, ты! – кричали дети, — Этого же просто не может быть!

— Может, может, — отвечала Фира Борисовна, — теперь вы знаете, что все возможно! Все дети будут здоровы!

Больница уменьшилась до таких размеров, что поместилась на ладони у  женщины. Скомканные болезни корявыми тучками вылетали из всех крохотных окон и дверей, не в состоянии уместиться в такой малости, и таяли на солнце. Вся больница наполнилась солнечным светом, засияла, словно лампада. Тогда Фира Борисовна опустила ее на прежнее место, послала детям воздушный поцелуй и полетела дальше. Когда она обернулась, то вместо больницы увидела сказочный дворец, услышала радостные возгласы и звонкий смех.

— Я счастлива, что у меня это получилось! – прошептала женщина и, завертевшись волчком, приземлилась в сквере на безлюдную скамейку, под которой лежала бездомная белая собачка с рыженькой челочкой. Одна лапа у бедняжки была сломана.

— Ну, что, родная моя, — сказала Фира Борисовна собачке, будто своей родственнице,  — видишь, я все же нашла тебя! Теперь надо решить, где ты будешь жить? Название «Собачий питомник » звучит, как-то, не по-человечески, верно? Хочешь, мы назовем твой новый дом «Домом милосердия»? Там никто не будет  ломать тебе лапы,  наоборот, люди будут заботиться о тебе и любить. Не веришь? Напрасно!

Женщина взяла собачку на руки и, взмахнув крыльями, в мгновение ока оказалась в рабочем кабинете большого начальника.

— Документация, которую вы  подготовили на строительство дома для бездомных животных, нами утверждена! – сразу выпалил обалдевший от такого визита начальник. Странно, но он увидел крылья за спиной Фиры Борисовны. — Дом Милосердия, как вы и планировали, предполагает три отделения: карантинное — для вновь поступивших животных, больничное – для больных собак и кошек и отделение, где животные содержатся, словно в домашних условиях.  Персонал уже подобран:  все хорошие специалисты и просто милосердные люди, как вы и хотели, – начальник неожиданно хмыкнул и покачал головой, — А знаете, крылатая вы наша, не знаю человека, у которого хватило бы смелости выступить на Международном конгрессе писателей и предложить присутствующим сброситься  на собачий приют. Как вообще вы попали на этот конгресс? Тоже на крыльях?

— Узнала из газет, что такое событие состоится, и решила, что надо действовать, — пожала плечами посетительница. — Вошла в зал с группой писателей, попросила слово. Все очень просто, когда, действительно, хочешь кому-то помочь.

— Ну, что сделано, то сделано! Вы не чувствуете себя собачьей мамой?

— Не язвите. Как я понимаю, денег собрано столько, что хватит и на ваши нужды?

— Нет уж, нет уж, собакам так собакам! Теперь сам президент предложил целую программу помощи братьям нашим меньшим, и контроль взял на себя!

— Передайте мою благодарность президенту! – Фира Борисовна улыбнулась уголками губ.

— Ну, что с вами делать?! Люблю крылатых людей! – начальник нажал на кнопку  и в комнату вошел человек в белом халате, напоминающий доктора Айболита. – Этот врач готов прооперировать вашу собачку сегодня. Завтра она уже будет бегать в Доме Милосердия вместе со своими собратьями. Согласны?

— Я вам гарантирую, все будет хорошо! – ласково пообещал доктор Айболит.

— «Слава, слава Айболиту, слава добрым докторам!» – вспомнила Фира Борисовна детское стихотворение и мотнула головой в знак согласия.

— А, все-таки, зачем вам это надо? – настойчиво спросил начальник.

— Ответ довольно банальный, и вы его знаете, – ответила женщина, передавая собачку доктору. – Кто, если не я?

Начальник подвел посетительницу к окну и помог ей вскарабкаться на подоконник.

— Счастливого пути, крылатая вы наша!

Фира Борисовна  взмахнула крыльями и полетела дальше.

— «Вот так, вот так! – повторяла она про себя, – Вежливо и настойчиво! Все наши беды только от беспомощности! Пока у человека есть силы противостоять злу, у него есть и иммунитет, чтобы жить».

Когда женщина вернулась в собственную квартиру, ее гостья сидела вместе с хозяйским  рыжим Котом на диванчике и смотрела телевизор.

— Налеталась, умница? – спросила она, – Вот и хорошо. Мой руки, ужин на плите.

— «Невероятно! – подумала Фира Борисовна, -  Обо мне сто лет уже никто не заботился»!

А вслух попросила:

— Не смогли бы вы погостить у меня, милая,  подольше?

Проспав двенадцать часов подряд, Фира Борисовна сразу же поняла, что она, наконец-то, выспалась. И обрадовалась этому. Было уже далеко не утро, по всей квартире разносился волшебный запах свежеиспеченных сладких булочек. Она тут же вспомнила о том, что у нее вчера выросли крылья, и попыталась их нащупать. Но крыльев на спине не оказалось. Не было их ни под подушкой, ни в домашнем халатике, ни в шкафу, куда она повесила свою одежду. Дверь в спальню неожиданно приоткрылась, и приветливая голова гостьи произнесла:

— С добрым утром!  Кстати, я вчера не успела вам представиться. Зовут меня Лира Александровна! Ждем вас на завтрак!

Фира Борисовна удивилась множественности окончания в слове «ждем», даже прекратила поиски пропажи. Перебросив свежее махровое полотенце через плечо, она энергично направилась в ванную комнату и, впервые за много дней, приняла душ с удовольствием. Непривычно ощущая во всем теле упругость и бодрость, вошла на кухню. За, неизвестно откуда взявшимся, большим столом сидели Лира Александровна и несколько разновозрастных мальчиков и девочек. Все с удовольствием пили душистый чай и ели вкусные булочки.

— «Ах, да! – вспомнила, наконец, Фира Борисовна. — Кажется, я еще успела вчера послать приглашение в гости детдомовским детям!»

— Все они пришли ни свет, ни заря и помогли мне ставить тесто и печь булочки. – объяснила Лира Александровна. — Как вы думаете, Фира Борисовна, может, после завтрака нам сходить всем вместе в цирк?

— Ура! – закричали дети, увидев улыбку на лице хозяйки. – В цирк! В цирк!

Ах, что это было за представление! Артисты учили зрителей летать под куполом цирка, ходить по канату, жонглировать лучами прожекторов! Дети и взрослые были совершенно счастливы и все, буквально все, захотели работать в цирке. Но приняли  только детей.

— У нас и без того много дел! – успокоила Фиру Борисовну Лира Александровна и женщины вернулись домой.

Прямо с порога они увидели любимую хозяйкой квартиры розовую герань, которая наклонила к вошедшим свои сухие веточки с желтыми листиками, не переставая повторять вслух только одно слово: «Пожалуйста! Пожалуйста!» Фира Борисовна вспомнила, что еще весной хотела пересадить разросшиеся растения, но так этого и не сделала. Женщины тут же принялись за работу, и через полчаса грозди розовых цветов вновь распустились  и празднично проплыли по всей квартире, словно ряженые на карнавале в Рио-де-Жанейро.

— Мы – волшебники! – озорно пропела Лира Александровна. — У нас все получается!

— Потому, что мы стараемся! – подхватила песню Фира Борисовна, и странный хор продолжил их пение. Женщины удивленно переглянулись: радостный рыжий Кот летал перед развешанными вчера зеркалами и дирижировал своими отражениями, звучавшими удивительно слаженно. Не удержавшись, хозяйка и гостья весело пустились в пляс.

— Не отправиться ли нам после всех хороших дел на курорт? – отдышавшись, неожиданно предложила гостья. — До темноты мы, пожалуй, успеем вернуться обратно. Как вы думаете, Фира Борисовна?

— Это было бы замечательно!

— Тогда – в путь!

Лира Александровна нашла в хозяйском книжном шкафу старый альбом с видами курортов у теплого моря, раскрыла одну из страниц. Красочная фотография переместилась на стену, быстро увеличилась, приобрела объем. Обе женщины спрыгнули с дивана прямо на горячий  песок и побежали к морю.

Купание в прозрачной соленой воде вместе с разноцветными диковинными рыбками было невероятно приятным! Наплескавшись вволю, женщины успели еще прогуляться по прекрасной набережной из белого камня, погреться на солнце и послушать шум прибоя. А потом, взявшись за руки, просто представили себе квартиру Фиры Борисовны и вновь оказались в ней.

— Не мешало бы перекусить! – сразу  заметила Лира Александровна.

— Сейчас что-нибудь придумаем! – пообещала счастливая хозяйка и побежала на кухню.

Оказалось, что продуктовых запасов у нее осталось совсем немного, но женщина, все же, решилась сделать из них что-то вкусненькое. Как в прежние времена. Главное, — верить, что получится! Через полчаса ужин был готов, и она позвала к столу гостью. На большом красивом блюде дымился аппетитный картофель, политый маслом и фаршированный чесноком. По краям блюда, радуя взгляд и желудок, сочно лежали тушеные кусочки заморской рыбы, непонятно как попавшей в духовку вместо кабачков. Лира Александровна удивленно всплеснула руками, улыбнулась.

— Умница! Лучшего ужина трудно себе представить!

И женщины с аппетитом принялись за еду, обмениваясь впечатлениями от прекрасно прожитого дня.

А на следующее утро в большой комнате своей квартиры Фира Борисовна обнаружила еще один настоящий сюрприз. Это был синтезатор! Она мечтала о нем  многие годы, и вот, мечта неожиданно осуществилась! Фира Борисовна даже всплакнула от радости.

— Ну? Смелее! – услышала она за спиной голос Лиры Александровны. – Сейчас, уверяю вас, вы вспомните все, что исполняли на пианино пятнадцать лет назад! И даже то, что не играли вовсе, но хотели бы исполнить! У вас все получится!

Фира Борисовна никогда не была профессиональным музыкантом, училась только в музыкальной школе и играла для родственников, друзей и для самой себя. Потом, в трудные годы, вынуждена была продать инструмент из-за нужды, так и не научившись той музыке, которую мечтала исполнить. А тут, вдруг, она заиграла, да еще как!  Мастерски начала плести пальцами кружева седьмого вальса Шопена, рассыпать лучиками лейтмотив счастья в «Щелкунчике» Чайковского, рисовать яркие знаки судьбы рапсодией Брамса. Музыка звучала с такой искренностью и верой, будто звала в счастье!

До чего хорошо, когда твой друг  оптимист! С таким другом и море по колено, и жизнь расцвечена всеми цветами молодости, несмотря на возраст. Куда только подевалась хандра у Фиры Борисовны? Богатая фантазия обеих женщин невероятным образом создавала новую реальность с возможностью совершать удивительные поступки, решать тупиковые задачи. Само собой, скоро они перешли на «ты» и стали думать, будто знают друг друга всю жизнь.

— Знаешь, Лируша, — вспоминала Фира Борисовна, сидя с подругой как-то вечером у телевизора,  — Были в моей жизни такие случаи, когда у меня не было возможности отблагодарить хороших людей за добро.  Можно ли это исправить, когда прошло много лет?

— Даже нужно! – подтвердила Лира Александровна. – Тем боле, что человек,  которого ты имеешь в виду, сейчас на экране.

Действительно, по телевизору показывали одного из лучших хирургов страны. Фира Борисовна узнала его. Хирург повернул голову и вопросительно посмотрел на женщин.

— Здравствуйте! – растерялась Фира Борисовна, не зная, с чего начать. – Вы, наверное, уже забыли свою пациентку, а я вас помню! Помню не только блестяще проведенную вами операцию, но и бескорыстное, доброе отношение ко мне, и ко всем больным. Спасибо, доктор, за веру и надежду, которую вы нам подарили, за возможность жить! Я часто вспоминаю вас как настоящего Мастера и замечательного Человека!

Хирург улыбнулся, кивнул Фире Борисовне и продолжил разговор с телеведущим.

— А еще я  хочу подарить доктору все то, о чем он сам мечтает! – прошептала женщина и с ее ладоней прямо в экран телевизора полетели празднично раскрашенные коробочки и шкатулочки. Уже в телевизионной студии одна из шкатулок открылась, из нее выплыл лучик света, пробежал по фигуре доктора и превратил его в очень молодого человека спортивного телосложения.  Юный доктор тут же вскочил на ноги, подпрыгнул до потолка телестудии и ухватился руками за балку потолочного перекрытия. Он успел продемонстрировать несколько классных кульбитов до появления на экране объявления о том, что встреча со знаменитым хирургом переносится по техническим причинам!

Ничего нет лучше закадычных друзей, которые являются как бы продолжением нас самих! Когда положительные эмоции каждого с готовностью подогреваются другими! Когда всяческая поддержка гарантируется безоговорочно! Когда мысли плавно перетекают из одной умной головы в другую такую же умную, помогая рождению великого множества удивительных выводов и открытий! Обо всем этом Фира Борисовна знала очень хорошо, потому что в молодости у нее не было недостатка в друзьях.  Когда человек молод, здоров и удачлив, к нему тянутся, с ним хотят общаться. А когда звенья формулы счастья распадаются… Да чего там? Все, как в джунглях!

И как же удивилась Фира Борисовна, когда однажды в ее дверь раздался нетерпеливый многоголосый стук, сопровождаемый звуком электрического звонка! Обе женщины моментально подлетели к двери и одновременно взглянули в дверной глазок. За дверью виднелись букеты цветов, бутылки шампанского, коробки с тортами и конфетами. Оказалось, в гости пришли бывшие друзья Фиры Борисовны! Будто, вернулись с луны! Все долго обнимались, признавались в любви и уважении друг к другу, пили шампанское и были очень счастливы: наконец-то, собрались вместе!

Теперь Фире Борисовне совершенно не стало хватать времени на все дела. Пришлось приобретать пассажирскую ракету и летать на ней, решая нереально реальные человеческие проблемы. Иногда они, с Лирой Александровной, приглашали с собой в полет друзей, рассаживали их на многочисленные качели, прицепленные к ракете, и вся компания, словно гроздья винограда, неслась по воздуху, привлекая внимание прохожих. В этом случае, все назревшие вопросы решались сами собой! Если есть на земле праздник души, то это было именно он! На окраинах города вместо непролазной грязи появился асфальт, на городских бульварах – тенистые деревья и кустарники, жители переселялись из ветхого жилья в прекрасные новые квартиры, на заборах висели длинные списки желающих помочь больным и бездомным людям и животным. По городу расклеивались листовки, гласившие: «Человеческая состоятельность заразительна!» И у каждого человека, наконец, появилась вера в светлое будущее!

Но однажды утром Фира Борисовна опять никого не обнаружила в своей квартире. Она мимоходом заглянула в зеркало и  увидела как ее гостья, Лира Александровна, прощально взмахнула рукой и исчезла, слившись с изображением хозяйки.

«Значит, я опять одна? — растерянно спросила себя женщина. – И все, что было, только выдумки?»

Фира Борисовна прошла на кухню, механически проглотила  вчерашнюю, вкусно приготовленную, будто бы, Лирой Александровной,  овсяную кашу. Потом взглянула в окно и оделась потеплее. Вышла на улицу. На улице была поздняя осень. Мерзлая дорога, как прошлая жизнь, огрызнулась ледяными осколками от промчавшейся мимо машины. Впереди, под случайным солнечным лучом, блеснула полуоблысевшей макушкой вчера еще зеленая рощица. Фира Борисовна оглянулась, — «Не вернуться ли?» — и увидела свой кирпичный домик, зажатый серым кольцом душных панельных многоэтажек.  «Где твоя ракета? — улыбнулась в ней Лира Александровна, и, моментально,  между двух столбов через дорогу прыгнула растяжка, на которой яркими буквами было начертано: « Народ, вперед!»

«Что ж, так тому и быть!» – решила Фира Борисовна.

Будто прочитав ее мысли, пожилой прохожий веско произнес:

—   Главное  — не нагадить на дорогу, по которой идешь, потому что по ней же придется и возвращаться! – и добавил, обращаясь к ней, — Так ведь, красавица?

— Какое время, такие и придурки! – ехидно произнес молодой парень, вылупившись из толпы.

— «Сам такой!» — подумала Фира Борисовна.

— А ты вообще молчи, тебя не спрашивают! – огрызнулся парень.

Фира Борисовна так удивилась, что не заметила, как наткнулась на стеклянную витрину ювелирного магазина.  Оттуда, с блестящими вкраплениями дорогих брошек и колье, ей улыбалось отражение Лиры Александровны! Казалось, что ее рот, словно уголек, то потухал, то возгорался. Фира Борисовна прислушалась.

— Здравствуй, это – я! – прошептала она самой себе.

 

27.11. 2008 г.