дебютный рассказ

Участник конкурса фантастики «Фантик 2014—2015» Владимир Саяпин. Это первая публикация автора.

 

Автор:                                         Владимир Саяпин

Произведение:                        фантастический рассказ «Экспедиция»

 

ФИО:                                           Саяпин Владимир Игоревич

Дата рождения:                      27.01.1992 г.

Место рождения:                    г. Нальчик, Кабардино-Балкарская Республика.

Место проживания:               г. Майский.

О себе:                                       работаю парикмахером. Закончил училище по своей специальности, а так же имею диплом автомеханика. Пишу стихи и прозу сколько себя помню, но публиковаться раньше не пробовал.

 

 

Экспедиция

 

В каюте царила тишина. Свет был выключен. Бортмеханик, сержант Ветров, лежал в постели, вглядываясь в черноту космического пространства через иллюминатор. Все звезды остались далеко позади, а через специальное толстое стекло было видно лишь далекие галактики. Несмотря на то, что время сна было обозначено командиром очень четко, Сергей Ветров то и дело нарушал этот режим. Сейчас он думал о том, какая интересная работа у ученого-исследователя, отправленного вместе с экипажем корабля для изучения далекой вселенной. Он тоже, наверное, не спал, работал. Владимир Борисович не находился в подчинении командира, так что мог составить себе собственный график, если бы счел это необходимым. Сергей лежал в кровати уже довольно долго. С каждой минутой ему все меньше хотелось спать и все больше выйти из этой комнатушки, где он успел изучить каждый сантиметр.

В конце концов, паренек решил, что все равно останется незамеченным и что лежать тут или сидеть в чужой каюте — разницы никакой. Он встал с кровати, оделся и сунул в карман электронные часы: на руке их было носить неудобно. Капитан действительно все еще спал, как и все остальные члены экипажа. Бодрствовало на корабле лишь несколько человек: Владимир Борисович, сам Сергей и второй пилот со своим помощником, которые дежурили в ночную смену.  В коридоре царил мрак, но из щели в двери каюты ученого на пол вытекала тоненькая струйка света. Она пробегала по холодной стали коридора, а затем, прерывалась в иллюминаторе напротив. Через эту небольшую щель можно было увидеть, как по комнате ходил ее обитатель. Сергей подошел ближе, приоткрыл дверь и начал наблюдать.

— По одной и той же траектории... — Бормотал ученый, ходя из стороны в сторону — Вперед, назад... замкнутость.

— Владимир Борисович — скромно прервал его сержант.

— Да?

— Владимир Борисович, я не мог уснуть, можно я посижу у вас тут, тихо, я мешать не буду.

— Ага, ладно, заходи... — проговорил ученый и принялся дальше гулять по своей каюте.

Сергей с осторожностью пробрался к свободному стулу и сел на него, как на кресло кинотеатра, в предвкушении долгожданной премьеры. Через некоторое время движение в комнате прекратилось. Мужчина, лет сорока, встал на месте и вперился взглядом в пол. На нем был обычный комбинезон, от недосыпа, под глазами были огромные мешки, а за щетиной сложно было разглядеть в нем ученого человека. Больше Владимир Борисович был похож, скорее, на обычного доходягу.

Какое-то время, никто из двоих находящихся в комнате не двигался. Бородатый человек вскоре вздохнул, сел напротив и посмотрел в глаза своему гостю.

— Что, не спится? — Спросил он.

— Да, Владимир Борисович. А вы?

— Мне тоже. Мой сканер показывает странные результаты. Не могу понять с чем это связанно.

Сергей удивился такому ответу, но постарался этого не показывать. Это первый раз, когда они говорили и сержант не знал чего ожидать. Единственное, что ему было известно, так это то, что Владимир Борисович считается одним из выдающихся ученых современности. Вернее считался. На земле прошло уже, около двух сотен тысяч лет, пока они были в криосне. В любом случае, человека умнее на корабле не было, это он знал наверняка.

— А что с ней не так? — Спросил наконец парень.

— Часть ее, а может быть и она вся, статична. На некотором расстоянии от границы этой галактики все частицы двигаются по одной и той же траектории. И она не изменяется, вот что удивительно, а что происходит ближе к центру сканер определить не способен. Я впервые с таким сталкиваюсь.

— А траектория у всех частиц одна и та же? Я немного изучал физику. — Похвалился Сергей.

— Абсолютно одинаковая. Они двигаются не по кругу, не хаотично, ни как-либо еще... они просто колеблются из стороны в сторону. Абсолютно все. И ни одна из них не отклонилась от этой траектории. Метеориты застыли на месте, планеты не двигаются, все там просто застыло. Мертвая галактика — с ужасом произнес ученый, уставившись на собеседника.

— Но вы же сказали, что это лишь на каком-то расстоянии от ее края. — Немного подумав, ответил Ветров.

— Да, но что дальше я не знаю. Сканер ничего не показывает.

Казалось, что это монолог; начав отвечать, ученый словно бы говорил сам с собой, повторял все то, что ему известно, искал то, что упустил из виду.

Дверь все еще оставалась приоткрытой. За ней, в коридоре, остановился командир корабля, капитан Круглов. Он вошел в каюту. Сержант сразу же подскочил со стула и молча встал по стойке смирно, не зная, как лучше поступить.

— Сержант, — сказал капитан — почему не спишь?

— Товарищ капитан, давно проснулся, часа два лежал, не мог уснуть, вот и вышел.

— Владимир Борисович, есть какие-то продвижения в исследовании?

— Нет, Евгений Алексеевич, пока все так же.

— Ясно. Как узнаете подробности, будьте добры, сразу доложить мне. Ветров, за мной.

Ученый кивнул в ответ и командир вышел из каюты. Он был как всегда краток. Сергей, быстро достал из кармана часы, проверил время и вышел следом. Владимир Борисович проводил обоих взглядом и вновь стал ходить по комнате, раздумывая о своем.

Сергей искренне не понимал своего командира. По сути, общались они всего два раза. Первый раз, когда члены научной экспедиции знакомились со своими будущими коллегами. Тогда капитан подошел к каждому, поздоровался за руку и произнес несколько слов. Он сказал лишь о высокой чести, представлять первую в своем роде экспедицию по изучению галактики. Второй раз, когда они уже лежали в криокамере, готовясь проспать почти двести тысяч лет. Сергей тогда испугался, хотя и старался себя не выдать, а капитан его успокоил. Неделю назад, когда все члены экипажа были разбужены, Круглов лишь зачитал распорядок, велел установить время на часах, у кого они есть и раздал указания. Ветрову экспедиция напомнила учебку. Все время, он только и делал, что следовал уставу и указаниям командира. Хотя спорить он и не решался.

Круглов шел медленно и уверенно. Он вышел из отсека с каютами и дошел так, не сказав подчиненному ни слова, до самого мостика. На входе он остановился. Только здесь, на мостике, прямо за приборной панелью было стекло большого размера. В остальной части корабля были установлены маленькие иллюминаторы. Тут сержанту быть не приходилось, в силу своих обязанностей. Евгений Алексеевич сделал жест, приглашая его встать рядом.

— Ветров, — прошептал командир – посмотри, куда мы летим.

Только отсюда можно было увидеть звезды. Огромное количество звезд. Остальные иллюминаторы смотрели в противоположную сторону, в сторону родной планеты, где и осталось все то бесчисленное множество созвездий, привычное земному глазу. Сергей вспомнил даже, как однажды он лежал на траве и смотрел в ночное небо.

— Как дома, да? — Сказал капитан — Только тихо, не мешай им работать.

Сержант обратил внимание на пилота с помощником, которые не заметили постороннего присутствия. Через минуту Круглов вывел Сергея в коридор и уже там спросил:

— Почему не спишь? Бессонница?

— Никак нет, товарищ капитан...

— Значит выспался? Вчера во сколько лег?

— В восемь часов, товарищ капитан — ответил он слегка стыдливо, ведь это значило нарушение режима.

— Что бы сегодня лег во время. Все понял?

— Так точно, товарищ капитан, разрешите идти?

— Никак нет. Все равно не уснешь уже. Сегодня разрешаю посидеть на мостике до подъема, потом займешься своей работой. Теперь можешь быть свободен.

— Есть, товарищ капитан! — Изменившимся голосом ответил Ветров.

Снова зайдя на мостик, сержант продолжил наблюдать за красотами космоса, а командир подошел ближе и занял свое место позади пилота. Тот заметил и хотел было встать, но Круглов сделал жест рукой, успокоив старшего лейтенанта.

Сидя в своем кресле, капитан вспоминал, как инструктировали экипаж перед полетом. Всем сказали, что раньше, для такого дела, отправляли зонды, которые присылали собранную информацию, но до далеких галактик отправлять их, якобы, не было смысла: пока сигнал вернется, пройдет почти полмиллиона лет. Впрочем, только капитан и ученый-исследователь, числившийся простым участником полета, знали о настоящей причине этого решения. Все дело в том, что засланные когда-то давно зонды работали исправно и присылали все новую и новую информацию ото всюду, кроме одной галактики. Добравшись до нее, зонд переставал сигнализировать и, что бы выяснить по какой причине, решили отправить научную экспедицию. Сейчас все его мысли были сосредоточены на этой проблеме. Что произошло с зондами неизвестно. Оставалось надеяться, что серьезной угрозы жизни членов экипажа не возникнет. А почему не вышли на связь отправленные зонды – это пусть ученый разбирается. Сейчас же предстояло войти в галактическое пространство и ждать этого оставалось не долго.

В это время, в своей каюте, Владимир Борисович продолжал метаться из стороны в сторону. Он никак не мог понять какова причина статичности внешней границы галактики. Почему частицы мечутся из стороны в сторону? Почему они не изменяют свою траекторию? Он задавал себе одни и те же вопросы, снова и снова, но ответов не находил. Потом он решил, что ему нужно немного отвлечься. Возможно, это поможет посмотреть на проблему иначе. Можно сказать, что вот так, случайно, и выдалось время поесть. Через десять минут, резко отличавшийся от всего экипажа бородатый человек, в смятом комбинезоне и с засаленными волосами, оказался в столовой. Хотя столовой это вряд ли можно было называть: небольшое помещение с одним столом, холодильной камерой и подобием старой микроволновки. Ровно столько, сколько нужно было немногочисленному экипажу космического корабля.

Мужчина сел за стол и принялся медленно пережевывать подогретый завтрак. В помещении было пусто. Он было решил, что это странно, но тут же прозвучал сигнал подъема. Только сейчас Владимир Борисович заметил, что на часах еще только шесть утра. Еще через минуту в столовую вошла помощник пилота ночной смены. Она налила себе кофе и села с другого края стола.

— Простите, это что, кофе? — Поинтересовался профессор.

— Да. — Ответила она улыбнувшись.

— А откуда? Кажется, в запасах его не было.

— Да, не было. Просто я его очень люблю. На инструктаже я спросила, можно ли взять с собой чай или другие напитки и мне сказали, что можно все, кроме алкоголя, так что я взяла. — Она явно не выспалась и говорила медленно, впрочем, так же, как и ее собеседник. Вдруг она встрепенулась и спросила — Может вас угостить? У меня еще есть.

— С удовольствием. Мне и правда не помешает чашечка горячего кофе. Можно сказать, я сегодня, как и вы, с ночной смены.

Настроение Владимира Борисовича заметно поднялось. Пожалуй, не сложно понять почему. Добрая девушка, несмотря на усталость, не просто угостила его горячим напитком, но и сама его приготовила, пока тот продолжал есть. Она поставила его на стол и села уже напротив.

— Спасибо вам, вы мне очень помогли — ответил он на любезность девушки — Я совсем с ног валюсь. Жаль, что я не сообразил тоже взять с собой баночку. Кстати, а вы не боитесь, что не сможете потом уснуть?

— Я пока не собираюсь ложиться. Мы вот-вот войдем в пространство другой галактики, как я могу это пропустить.

— А, ну да, ну да... Еще раз спасибо вам за кофе.

— Да ладно. Не беспокойтесь. Слушайте, эм, Владимир...

— Борисович. Но можете просто по имени, меня это не смущает. Даже наоборот, мне неприятно, когда обращаются по отчеству.

— Хорошо. Владимир, вы знаете, никогда у меня не было возможности поговорить с настоящим ученым, тем более вашего уровня. Я хотела спросить, кое-что, вы не против?

— Даже если бы и был, я бы все равно ответил. И — да, сейчас мне как раз нужно отвлечься от работы, так что это даже хорошо. — Он посмотрел на нее и отставил в сторону опустошенную тарелку.

— Перед отлётом, я увидела одну программу по визору. Там говорили о машине времени. Я, конечно, не многое смогла понять, но те люди из передачи, очень долго спорили, можно ли создать машину времени или нет, но так и не пришли к единому мнению. Даже не знаю почему, но это запало в мою память, мне стало жутко интересно. Просто я хотела услышать ваше мнение, вы ведь, наверняка, в этом разбираетесь.

— Очень интересная тема. — Улыбнулся Владимир — Мы как-то спорили об этом еще с моим однокурсником в академии. В принципе, это возможно, но не сейчас. Дело в том, что такая машина должна будет контролировать все частицы, воздействовать на них гравитационно, магнитно... в общем, на всех уровнях сразу. А сделать это с нашим уровнем технологий невозможно.

Девушка задумалась. Очевидно, это был не тот ответ, которого она ожидала, но, похоже, что ее это очень заинтересовало и она продолжила:

— А почему именно на частицы? Я всегда себе представляла машину времени как-то иначе, что она будет двигаться сквозь время или еще что-то в этом духе.

— А вот почему, эм... прости, а как мне к тебе обращаться?

— Катя, просто Катя. — Сказала она.

— Так вот, Катя, представь себе, например, как идет дождь. Не нужно сильно углубляться, представь просто, как частички собираются вместе и образуют капли воды. Они обрушиваются вниз, на землю, а небо становится чистым, облака рассеиваются. Если мы будем смотреть на все со стороны, то повернуть время вспять, нам покажется невозможным. Но если представить, что можно заставить каждую маленькую частицу заставить проделать обратный путь, то мы увидим, как вода собирается на земле, по каплям возвращается к небу и растворяется там в облаке. Облако растет и небо снова заволакивают тучи. Время, это движение частиц, если повернуть движение в обратную сторону, то и время пойдет в обратном направлении.

— Это удивительно! А знаете такую теорию? Как-то, кто-то, я уже и не помню, где слышала, сказал, что если бы машину времени было возможно создать, то к нам бы уже прилетели люди из будущего, но поскольку их нет, то это доказывает, что и машины времени не существует.

— Да, я тоже это слышал. Но тут дело в другом, представьте, какое количество частиц нужно заставить двигаться в обратном направлении? Да и как определить их траекторию? Скорее всего, мы никогда не сможем вернуться в прошлое, до момента создания такого прибора. Вообще, мне кажется, что максимум, что мы сможем сделать, так это заставить двигаться частицы в небольшом промежутке времени, то есть... — он замолчал. На лице ученого появилось странное выражение. Катя присмотрелась, а он в этот момент продолжил говорить — то есть, из одной точки в другую и обратно! Туда — сюда! Катя, ты только что меня спасла!

Владимир Борисович, даже не допив кофе, вскочил со стула. Он так торопился, что успел спотыкнуться и удариться об стол. Уже выбегая, он крикнул ей:

— И не меня одного! Вы нас всех спасли!

Теперь нужно было скорее добраться до мостика. Владимир бежал так быстро, как только мог. В его мыслях уже прокручивалась картина, как все на корабле застыли, как все покоится и никто этого не понимает, как все они, живут в одном лишь мгновении... вечно. Но эти мысли занимали его не долго. Корабль, к счастью, был небольшим и через несколько секунд, ученый уже вбежал на мостик крича, что нужно остановить корабль. Пилот и его помощник сначала подумали, что он и вовсе с ума сошел, но командир тут же приказал изменить траекторию и попытаться избежать входа в пределы галактики. Затем он обратился к паникеру:

— Я надеюсь, что у вас есть на это веская причина!

— Есть! И еще какая. Слушайте, все объяснять долго, но если мы попадем в пределы этой галактики, то время для нас остановится, или корабль просто разнесет на атомы, что более вероятно.

Теперь и командир корабля решил допустить мысль, что он возможно не в себе.

— Слушайте, — настаивал Владимир Борисович — я думал, что эта галактика статична, но это не так. Я думал, что частицы в пределах ее границы двигаются из стороны в сторону, но они движутся вперед, а затем назад! Возможно, что в центре галактики находится то, что заставляет один и тот же момент времени повторяться снова и снова и, скорее всего, на нас это тоже подействует.

— Вы уверены?

— Если вы думаете, что я брежу, то, увы, это не так. Хотя, я и сам был бы рад такому раскладу.

— Ладно, Владимир Борисович, успокойтесь, мы должны успеть развернуться.

Командир подошел к приборной панели и начал следить за показаниями приборов.

— Владимир Борисович, — сказал он — вы можете точно определить границы этого пространства?

— Да. — Немного подумав, ответил он — Да, могу. Но мне нужно снять показания со сканера.

— Тогда идите быстрее. Времени у нас мало. Похоже, мы очень сильно приблизились.

Ответа не последовало. Ученый побежал в свою каюту, сбив с ног свою недавнюю собеседницу. Кое-как извинившись, он взял ее за руку и сказал, что ему нужна ее помощь. Войдя в каюту, ученый тут же дал ей в руки листок и ручку и попросил записать числа, которые он продиктует.

— Готова? — Спросил бородач.

— Да. — Слегка растерянно, но быстро ответила девушка.

— Пиши 279452947. Записала? Следующее число 375759830...

Он продиктовал ей еще с десяток других чисел и попросил вбить в компьютер, а сам начал писать какую-то формулу. Затем произвел вычисления, ввел результаты в программу и снова продиктовал Кате несколько чисел. Все происходило очень быстро; Владимир, очевидно, очень торопился. Когда они закончили, то он взял у нее из рук листик с результатами и поблагодарил за помощь.

Он уже собирался бежать обратно на мостик, но тут мозг ученого произвел вычисления совсем другого рода. Он подумал, что, возможно, корабль не сможет вовремя развернуться, что может быть, они войдут в пределы галактики и каждый член экипажа будет повторять одно и то же движение, снова и снова, до бесконечности. Катя была младше него лет на десять. Это была очень красивая женщина, но только сейчас, подумав об этом, он решил, что если им и суждено застрять во времени, то пускай прежде, произойдет что-то более приятное. Терять все равно было нечего, так что он развернулся, подошел к ней и сказал:

— Ты говорила, что у тебя не было возможности поговорить с ученым моего уровня... — Он слегка замялся, но потом продолжил — А у тебя когда-нибудь была возможность поцеловать ученого моего уровня?

Девушка мгновение смотрела недоумевающим взглядом, но потом ее глаза весело блеснули.

Она улыбнулась, взялась обеими руками за бока его комбинезона, приблизилась и прильнула губами к губам покрасневшего Владимира. Затем она посмотрела ему в глаза, отодвинулась, отпустила его комбинезон и... улыбнулась, взялась обеими руками за бока его комбинезона и прильнула к его губам... и снова... и снова... и снова...