фантастический рассказ, Минск, Беларусь

Юлия Крюкова из города Минск с конкурсным рассказом, присланным на  «Фантик 2014—2015».

 

Автор:                                                  Юлия Крюкова

Произведение:                                 фантастический рассказ «В ожидании вечности...»

 

ФИО:                                                       Крюкова Юлия Валерьевна

Дата рождения:                                 16.11.74

Место рождения:                               г. Минск, Республика Беларусь.

 

О себе:                                                    работаю преподавателем социально-гуманитарных дисциплин в колледже. Ранее публиковалась в журнале «Врата небесные» (г. Минск).

 

В ОЖИДАНИИ ВЕЧНОСТИ…

I

С самого утра у Ирки было плохое настроение.  Проснувшись, она в первую очередь вспомнила о невыполненном задании по химии, которое нужно было сделать до репетитора. А это значит, что после школьных занятий у нее не будет свободного времени. «Как же это все надоело: и уроки, и репетиторы, и вечная погоня за высокими отметками.  Неужели так сложно будет всю жизнь? А может не нужно в университет, лучше в колледж?» – задумалась Ирка. Чуть больше года назад у нее трагически погиб  папа. С тех пор стало как-то особенно тяжело. Папа часто помогал с уроками, они вместе ходили в кино и на выставки, с папой можно было говорить обо всем и долго, он выслушивал, поддерживал, одобрял. Мама всегда была занята работой и после смерти мужа отдалилась еще больше. Папа Ирки работал столяром. Несколько лет назад сумел открыть небольшую фирму по производству мебели. Он был хорошим мастером, заказы поступали регулярно, денег в целом хватало. Жили как все, летом отдыхали на море, строили планы на будущее. И вдруг…

В тот роковой день утром Иван (отец Ирки) отвез машину в ремонт. Поскрипывающие колодки давно нуждались в замене.  К вечеру машина должна уже была быть на ходу. Иван отправился  на остановку, уточняя  планы на сегодняшний день. С минуты на минуту ожидали автобус. Погода была туманной и сырой, люди напряженно всматривались в поток  движущихся машин. Ощутив необычный запах цветов и свечей, Иван обернулся в надежде обнаружить его источник. В этот момент Toyota Crown на бешеной скорости протаранила остановку, протащив ее за собой двадцать метров. Несколько человек скончались еще до приезда «скорой помощи». Среди них был и Иван. Пьяный водитель остался жив и практически не получил травм.

Боль утраты время от времени повергала Ирку в депрессивное состояние. Ей стало тяжело учиться, неинтересно делать домашние задания, она не могла по-прежнему беззаботно радоваться жизни. У папы была своя страничка на сайте «ВКонтакте», ее давно следовало бы удалить, но что-то останавливало Ирку. И вот сегодня после школы, понимая, что нужно что-то менять, начинать жить по-иному, становиться взрослой, более самостоятельной и ответственной, оставить прошлое позади, Ирка решила  закрыть его страницу. Код доступа сохранился в автоматическом режиме, Ирка без труда зашла в гости к папе.  На стене страницы сохранилось  много соболезнований, ободряющих фраз для близких. В самом верху странички она прочла свежую запись: «Привет! Мне так не хватает всех вас!» С ужасом Ирка вышла из интернета, ей стало страшно, но, одновременно, и ужасно любопытно, кто это мог так написать (версия, что это мог быть ее отец, сразу же была отброшена). Превозмогая свой страх, она осторожно  вернулась  на страничку отца. «Ирка, не удаляй мою страницу», — первое, что бросилось в глаза девочке. «Ты помнишь наш с тобой секрет? Помнишь, как на море мы нашли красивую ракушку, закопали ее и загадали желание? — на экране монитора  появилась очень похожая ракушка, —  Это я, твой папа. Зайди в «Сообщения», мне нужно тебе о многом рассказать».  Дрожащей рукой Ирка подвела курсор к графе «Мои сообщения».

 

II

 

Через несколько секунд после аварии Иван осознал себя наблюдающим за развивающейся трагедией. Остановка была разрушена и смята, везде кровь, доносились крики и стоны  раненных людей.  Несколько человек лежали неподвижно в неестественных позах.  Среди них Иван узнал и себя. «Я умер! Как же все просто, никогда не ожидал, что смерть может быть такой… такой ясной и простой…» — Иван заметил, что находится на высоте трех метров от тела. Он оглянулся, недалеко маячили чуть различимые силуэты других умерших. Иван поднял взор на небо и увидел двух великолепных Ангелов, плавно спускающихся к нему. В сознании возникла мысль, пришедшая извне: «Не бойся, мы твои Ангелы-Хранители, будем сопровождать тебя в Самоопределении». Ангелы аккуратно переместились по обе стороны от Ивана, приблизились к нему вплотную и осторожно стали поднимать вверх.

— Куда мы направляемся? — душевный трепет Ивана сменился спокойствием и доверием.

— В пространство Самоопределения, здесь недалеко, всего несколько минут перемещения.

Иван ощущал себя довольно комфортно. Он не испытывал ни боли, ни тревоги, его облик — плотный сгусток энергии − ощущался как приятное тепло, легкость и мягкая сила. На минуту он полностью расслабился. Там, на земле, тело всегда давало знать о себе дискомфортом, напряжением, болью. Здесь все было другим.

― Мы на месте, ― сказал правый Ангел, ― оглянись вокруг.

Игорь увидел, что он находится в большой комнате, в которую сверху проникает яркий ослепительный свет. Стены комнаты были салатового цвета, пол упругий, гладкий, в центре располагался огромный экран. Ангелы переместили Ивана ближе к нему:

― Это твой первый шаг в Самоопределении. Посмотри сюда, ― один из Ангелов указал на ровную светящуюся поверхность экрана.

Иван увидел, как появляются написанные большими буквами его фамилия, имя, отчество, страна и город проживания. Затем на экране возник вопрос: «Вероисповедание в земной жизни?». Иван на мгновение задумался, его родители − православные, он был крещен, но в церковь не ходил и вообще был далек от религии. На экране высвечивались названия различных религий, культов, верований. «Я православный? Да, я православный»,― в то же мгновение на экране отразился его выбор «православный». Затем последовал вопрос: «Монах или мирянин?»

― Мирянин, у меня есть семья.

После чего появился вопрос: «Общественное служение?»

― Столяр, делал мебель под заказ.

― Твоя матрица готова, ― сказал правый Ангел, ― с ней ты будешь проходить мытарства.

В пространстве над Иваном, как продолжение его энергетического тела, возникла плоскость с определением его матрицы «Православный. Семьянин. Столяр».

― Что такое мытарства, и зачем мне их проходить?

― Мытарства проходят все, они нужны, чтобы Господь определил местопребывания души человека до Всеобщего Суда. До конца времен ты будешь находиться в раю или аду в зависимости от того решения, которое примет Бог.

На мгновение Иван подумал, что все складывается просто великолепно, и кому, как не ему, быть в раю, он ведь хороший человек, жене не изменял, на работе его уважают, да и дочь, вроде, неплохо воспитал. При воспоминании о семье он впервые почувствовал тоску и беспокойство: «Как они там без меня? Будет ли им хватать денег? Как они все это переживут?». Правый Ангел обратился к Ивану:

― Наша миссия на первом этапе закончена. У тебя есть три дня, чтобы подготовиться к Первому Поклонению. К концу третьего дня мы встретимся с тобой и отправимся к Нему. Поскольку ты еще не обрел статуса в нашем мире, то будешь невидим для других душ, и они будут невидимы тобой.

― Но что я буду делать здесь все это время?

― Ты полностью свободен, можешь быть на земле, или здесь, на небе, можешь отправиться к семье, посмотреть как дела на работе. Достаточно подумать и сосредоточиться на мысли-желании, и ты окажешься в нужном месте. Здесь нет препятствий и непреодолимых пространств.

С этими словами Ангелы стали удаляться так же спокойно и грациозно, как и появились в начале встречи.

 

III

 

Через некоторое время Иван вновь подумал о семье, жене и дочери. «Как там Наташа? Как она все это выдержит? А Ирка? Хотел бы я оказаться рядом с ними!» ― на мгновение волна бессилия и гнева охватила его сознание, однако уже через несколько секунд Иван оказался рядом со своей женой. Наташа в истерике разговаривала по телефону со своей подругой:

― Да нет у меня никаких сбережений. Последние деньги на его машину потратили. И куда только Бог смотрит? И Ирке постоянно новые шмотки нужны, всегда ей всего не хватает: ни денег, ни внимания.

Слова Наташи прерывались постоянными всхлипываниями:

― Ты знаешь, какие у нас зарплаты. О боже, почему именно мне выпало все это терпеть?

В комнату зашла заплаканная Ирка.

― Мама, мы справимся, я уже в 10 классе, остался всего один следующий год, я буду стараться, поступлю в университет, пойду на работу, еще и тебе помогу.

― Ира, оставь меня в покое, мне сейчас не до тебя, слишком много дел. Никогда с твоим папой не чувствовала себя защищенной, теперь тем более одни лишь проблемы.

Ирка пошла в свою комнату и стала тихонько плакать у себя на кровати. Чувство предательства, ярость и гнев овладели душой Ивана. Ему одновременно захотелось и вернуться назад к Ирке, обнять ее, утешить, и крикнуть Богу: «Да кто Ты такой, чтобы так распоряжаться судьбами людей?».

Когда дома случались ссоры (а последнее время их было довольно много), Иван уходил в свои мастерские, где мог трудиться до утра. Работа его успокаивала, а старания всегда были вознаграждены: люди с энтузиазмом покупали творчески оформленную качественную мебель. Желание компоновать, измерять, подгонять, продумывать каждую деталь, мелочь всплыло в сознании Ивана, он направился в мастерские. Его компаньон Миша с ухмылкой на лице отправлял SMS-соболезнование Наташе. Внезапно раздался звонок. Это была мама Миши:

— Здравствуй, сынок. Видела по телевизору аварию! Какая трагедия! С тобой все в порядке? Как ты сейчас? Когда похороны?

— Ма, все ок. Похороны завтра. Друга, конечно, жалко. Но теперь у меня новые планы. Главное не упустить фирму. Да и Наташа мне давно уже нравится, — загадочно произнес Миша.

«Был бы я там сейчас, вот уж надрал ему морду! И кому лучше от моей смерти? Неужели Бог для этого проходимца старался?» — подумал Иван, глядя на самодовольного друга.  Состояние обреченности и подавленности делало пребывание с близкими и другом невыносимым.  «А не махнуть ли мне на море?» — в тот же самый момент Иван оказался на берегу моря в Египте, где отдыхал со своей семьей в  прошлом году. Яркое солнце не опаляло, с отеля доносились ритмичные звуки музыки.  Настроение Ивана постепенно поднималось, ощущение веселья и света проникало в его душу. Людей на пляже было не много. Рядом с баром стоял усталый верблюд, вдали плавно двигались экскурсионные кораблики. «А что, если мне разогнаться и вот так в воду?» — подумал Иван. Спустя пару мгновений он ощутил,  как погружается в поток энергии средней плотности. Его внимание захватили яркие рыбки, кораллы, красота подводного мира. Он провел под водой достаточно много времени, пока не вспомнил о своей незавидной участи. Уже с меньшим энтузиазмом Иван переместился посмотреть пирамиды, побывал в африканской саванне, взобрался на вершину Эйфелевой башни, заглянул в Лувр. Ему показалось, что он устал. «Хорошо бы немного отдохнуть», — с этой мыслью он погрузился в небытие и пришел в себя только к середине следующего дня.

«Моя машина должна уже быть на ходу. Хотя теперь-то она мне зачем? Может посмотреть на свои похороны? — в центре зала своей квартиры Иван увидел мрачный деревянный гроб, в котором лежало его изувеченное тело, — да, не слишком привлекательно…» Все зеркала в квартире были завешены. «Зачем? — подумал он, — какой в этом смысл?»

Родители Ивана приехали, видимо, утром. Отец с подавленным видом сидел около гроба. Мать и Ирка помогали на кухне Наташе. Осознавая, что никак не может утешить близких, Иван подался прочь. Он в полной мере начинал осознавать свое одиночество, отделенность от остальных. «И зачем так существовать? В чем смысл всего этого? — Иван понял, какие вопросы он задаст Богу, — почему никто не знает о том, что жизнь после смерти продолжается? Почему никто не готовится к этому?». И самый главный вопрос: «Почему Бог отнял у него жизнь?».

От скуки Иван направился в Кремль, оттуда в Белый дом. Он свободно прошел сквозь массивные двери, беспрепятственно проник в кабинет американского президента,  посидел на его столе. «Как же все это глупо и бессмысленно! Зачем эта суета? Если бы они только знали…» — Ивану было смешно смотреть на суровые лица охранников.  Сделав пару кругов, он отправился на природу.

Немного  времени он провел на берегу речки у леса, бродил по лесным тропам, сидел на вершине горы, побывал на северном полюсе. Утомившись, он перестал осознавать реальность до утра.

Придя в себя, Иван вспомнил, что сегодня его последний свободный день и захотел провести его максимально интересно. «А не слетать ли мне в космос? Может, встречусь с инопланетянами?» — однако после ряда попыток Иван оставил эту затею, так как ничего кроме безжизненных пространств и нарастающего угнетающего чувства одиночества там не обрел. Он стал исследовать земные просторы, то поднимаясь над планетой, то приближаясь к ней. Летал рядом с самолетами, спутниками. Побывал в горячих точках, даже пробовал постоять перед дулом пулемета. Ближе к вечеру, отдыхая в Гималаях, он услышал слабый шорох крыльев и увидел знакомые силуэты. К нему спускались Ангелы-Хранители.

 

IV

 

— Ты готов?

— Как мне нужно вести себя перед Ним?

— Спокойно, со смирением. Он твой Создатель, Он знает о тебе все, вплоть до движения последнего электрона.

— Хорошо, у меня есть к Нему вопросы…

Ангелы оставили реплику Ивана без ответа и, мягко охватив его с обеих сторон, понесли в пространство поклонения Богу. Вскоре Иван увидел вереницы человеческих душ и сопровождающих их Ангелов, которые стекались, казалось, в одну точку. Встав в движущийся ряд и приближаясь к заветной цели, он почувствовал, как его ощущения стали насыщенными, яркими. Иван уловил приятный тонкий аромат множества цветов, услышал неизъяснимо завораживающее пение Ангелов, прославляющих Бога, ощутил яркий, но в то же время не ослепляющий  свет. У него появилось чувство утоления жажды, прилива сил. Подняв взор, Иван увидел величественный лик Христа, окруженного Ангелами. В какой-то момент их взгляды встретились, мгновенно в сознании Ивана возникли четкие ответы на все вопросы, которые он хотел задать Богу. Он вспомнил свои подростковые годы ― время, когда после долгого периода безбожия открывались церкви, люди возвращались к своим истокам, к вере. Первый раз родители привели его в церковь в шестнадцатилетнем возрасте, он крестился. Спустя много лет – венчался, но больше в церковь не ходил. А ведь родители просили его об этом, но Ивану было стыдно перед друзьями, да и вообще он не знал, зачем все это нужно. Евангелие он не читал, вопросами веры не интересовался. «Вот поэтому-то я и не знал, что жизнь продолжается после смерти, поэтому и не был готов встретить смерть», ― подумал Игорь.

― У каждого человека в земной жизни есть момент выбора, ― сказал правый Ангел, ― он выбирает между возвышенным и низким, красотой и безобразием, истиной и ложью, исполнением долга и эгоизмом, участием и безразличием, добром и злом, послушанием и самовольностью, продолжать можно долго, человек становится на путь света или тьмы. Свобода выбора ― величайший неотъемлемый дар, которым человек распоряжается по своему усмотрению. Может свободно опуститься ниже животных, и свободно возвыситься до подобия Бога. В свое время ты сделал выбор, и он отдалил тебя от Бога, с каждым годом ты становился все дальше и дальше.

«Я умер, так как мое пребывание на земле не приближало меня к Истине, Красоте и Благу, которые есть Христос», ― быстрый поток увлекал Ивана все дальше и дальше от места встречи с Богом.

― Мне жалко свою дочь, я хочу, чтобы она узнала правду.

― Увы, это невозможно, ― ответил Ангел, находящийся слева, ― хорошо, что вы с Наташей крестили ее, может быть она будет спасена, на все воля Божия. Сейчас мы должны показать тебе рай. У нас есть всего шесть дней.

― Я ведь могу там остаться? Правда?

― Нет. Выбор еще не сделан. Твой статус не определен, ты не прошел мытарства.

― Тогда зачем мне сейчас нужно видеть рай? После мытарств я и так попаду туда.

― Ты должен быть знаком с величайшим многообразием проявлений Добра, Истины, Красоты, Совершенства, Гармонии, не связанных оковами земного бытия. Ты должен видеть основу будущего мира, того самого нового мира, который готовит Господь для всех людей, когда-либо живущих на земле.

Ангелы-Хранители вместе с Иваном плавно перемещались в пространство рая.

― В раю каждый служит тем даром, которым его наделил Господь, и к чему лежит его сердце, ― правый Ангел показал виднеющийся в дали сад, а в нем еле различимую фигуру человека, ― этот человек был садовником. Он отдал свою жизнь ради спасения дочери от бандитов-насильников. За это Господь определил его в рай. Теперь у него свой огромный сад, который он возделывает с особым старанием, получая прекрасный урожай фруктов.

― Но зачем фрукты, если их нельзя попробовать?

― В новом мире у каждого человека будет свое тело ― совершенное, нестареющее, неподверженное болезням. Как Адам и Ева в раю, люди будут способны вкушать плоды. Не питаться ими (людям не нужно будет принимать еду, чтобы поддерживать свои силы), а именно вкушать. Ради  вкуса этих плодов, ради радости садовника, вырастившего с Божией помощью эти фрукты. А пока он совершенствуется в своем мастерстве, пробует выводить новые сорта, проявляет фантазию.

― Посмотри сюда, ― обратился другой Ангел, ― как тебе тот домик с красивыми резными ставнями? Ты видишь зеленый газон, пруд, уточек и лебедей?

― Да.

― Здесь живет одна пара. На земле они были мужем и женой, очень любили друг друга, умерли в один день. Своих детей у них не было, они много помогали сиротам, занимались благотворительностью, всегда давали милостыню, молились. Теперь наслаждаются покоем и бытием с Богом и по-прежнему молятся обо всех сиротах, живущих на земле.

Внимание Ивана переключилось на величественное пение Ангелов.

―Здесь живут монахи. Там в дали ― архитекторы нового мира. А вот здесь особое пространство ― это миры художников, писателей, поэтов, людей искусства. За шесть дней мы не сможем увидеть и миллионную часть от творимого ими.  Оставим это для вечности. Но самое интересное мы все же постараемся показать тебе.

Ангелы плавно увлекали Ивана в мир фантастических пейзажей, вселенных, оживших героев и интригующих ситуаций.

 

V

 

Зайдя в «мои сообщения», Ирка сразу же получила весточку от папы.

― Не бойся, постарайся услышать меня. У нас есть всего полчаса для общения. Я жив, но нахожусь в другом мире, очень скучаю по тебе и сильно люблю. Сразу после аварии я лишился тела, меня встретили Ангелы-Хранители и перенесли в большую комнату Самоопределения…

Иван старался не упустить ни одной мелочи, описывая все как можно более подробнее. Ведь Ирка рано или поздно окажется в такой же ситуации, ее нужно предупредить, дать совет, как действовать.

— Ирка, я хочу, чтобы ты попала в рай. Ходи в церковь, молись, исповедуйся и причащайся, думай о Боге. Служи Ему в своей земной жизни. Бог очень любит нас, доченька. Обязательно прочти Библию. И еще…прошу тебя…молись обо мне, я не хотел тебе говорить, но я в…

На этом сообщение прервалось. Ирка подождала еще немного и, когда поняла, что папа ушел навсегда, очень расстроилась. Чувство боли и утраты вновь овладели ее сердцем. «Нет! — воскликнула она в душе, — теперь все по-другому. Мы обязательно когда-нибудь встретимся. Папочка мой дорогой, я буду молиться о тебе, я все сделаю так, как ты велел!».  Из Иркиных глаз капали слезы. Это были слезы утраты и надежды, потери и счастья. Первый раз в жизни она тихонько обратилась к Богу: «Господи! Спасибо Тебе за все, смилуйся над моим папой, пусть ему там будет хорошо!».

 

VI

 

В раю Иван видел множество обителей, где пребывали души людей, непрерывно восхваляющих Бога. Вместе с Господом Его силой они творили пространство нового бытия, воплощая в нем принципы блага, красоты, гармонии, совершенства. Иван в полной мере начинал осознавать величие Бога, Его замысел и любовь. Ангелы почувствовали душевное состояние Ивана:

—Ты готов для Второго Поклонения.

С этими словами они плавно подхватили Ивана, увлекая его в знакомое место общения с Богом. Присоединившись к одной из движущихся верениц, Иван ощутил как в душе появляется новое, ранее не испытываемое им чувство благодарности, преданности, желание быть полезным: «Я обязательно скажу Ему об этом. Как жаль, что я не понимал этого раньше». Очередь стремительно несла его вперед. Подняв глаза, Иван  встретился взглядом с Христом. Его взор светился бесконечной любовью и милосердием. Иван ощущал это  всем сердцем, душа его трепетала: «Да, именно так я хочу жить в вечности: в любви и истине Божией».

— Тебе предстоит опасный путь, мы отправляемся на мытарства, —находящийся справа Ангел мягко обнял крылом Ивана, — помни о любви Господа, Он всегда будет готов придти на помощь.

— А чего мне боятся? Ведь я никого не убивал, не делал ничего плохого.

Пространство мытарств встретило Ивана мрачными пейзажами разрушенных воинами заброшенных городов и картинами кровавых побоищ. Здесь царили боль, страх и ужас. Несмотря на видимую запущенность, города кишели бесами. Со всех углов бросались в глаза их безобразные ухмылки. Издалека доносились разрывающие душу протяжные стоны.

— Еще один к нам! Уж мы-то найдем на него управу!

Ангелы поднесли Ивана к огромному зданию, на фасаде которого кровавыми буквами мерцали слова «Добро пожаловать в ад!».

— Нам сюда, — правый Ангел указал на широкую дверь, за которой находилось пространство первого мытарства.

Проникнув внутрь, Иван увидел надпись на широком экране «Мытарство пустословия и сквернословия». На высоком троне восседал огромный уродливый бес с длиннющим раздвоенным языком, вокруг которого сновали мелкие бесы, непрерывно ругаясь, угрожая Богу, изрыгая потоки матерных слов, время от времени разражаясь страшным безудержным хохотом.

—  Активизируйте его матрицу! — крикнул мерзким металлическим голосом главный.

Над Иваном яркими буквами засветились элементы его матрицы «Православный. Семьянин. Столяр».

— Он наш, — протяжно завыли бесы, — никто еще свободно не проходил это мытарство.

— Вот его грехи!

На экране напротив Ивана быстро появлялись первые записи. Сосредоточившись, он успел прочесть: «Семь лет: назвал друга Петю «козлом»,  девочек — «дурами», количество произнесенных матерных слов — двадцать  семь…». Иван мгновенно погрузился в воспоминания, он увидел обиду Петьки, печальное лицо мамы, впервые услышавшей от него бранное слово, ощутил  страдания Ольги, которую обзывали всем классом. Тем временем на экране возникали все новые и новые записи: «Восемь лет…девять лет…десять… пятнадцать…». Иван в полной мере  переживал ту горечь, обиду и боль, которую приносил близким и незнакомым  людям,  небрежно брошенным словом. Вот рыдает Катя, которую он в пятнадцать лет назвал кривоногой, а вот разочарованное и отчаявшееся лицо его жены, которую он за долгое время не назвал ни одним ласковым словом.

— Он не прославлял Бога.

— Рассказывал скабрезные анекдоты.

— Ругался при дочери, — в злобе  добавляли самодовольные бесы.

Рядом с матрицей Иван увидел подробное перечисление всех своих грехов пустословия и сквернословия. Раздался громовой голос главного:

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы-Хранители увлекли Ивана на следующее мытарство. В пространстве второго мытарства на широком экране Иван прочел: «Мытарство лжи».  На троне восседал безобразный, постоянно меняющий свой облик, бес. С ехидной ухмылкой он произнес:

— Проходи! Ты никого не обманывал, всегда говорил правду.

На мгновение Иван усомнился, действительно ли он был со всеми честен, однако уже в следующую секунду направился к выходу. Тут раздался дикий хохот, визжание, улюлюканье. Бесы, окружающие трон главного, кричали:

— Он поверил, поверил! Он думает, что он чистенький!

На экране стали появляться грехи лжи: «Семь лет: солгал, что не ел Колькину конфету, скрыл от родителей, что получил тройку. Обманул Егора в игре… Восемь лет…Девять лет…» Вспоминая и переживая свои грехи, Иван одновременно видел и их последствия. Если бы не обман, он не поссорился бы с Колькой и Егором, не отдалился бы от родителей в подростковом возрасте, не подозревал бы жену в тайной переписке…

— Он 258 раз не сдержал своего слова!

— Он сплетничал, как дворовая женщина!

— Он написал на своего соседа донос, хотя знал, что тот не виновен!

— Он никогда не исповедовал грехи, лгал самому себе, — кричали бесы.

Со все той же ехидной ухмылкой главный бес произнес:

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы унесли Ивана в пространство третьего мытарства. Спустя несколько мгновений Иван услышал множество женских голосов, которые наперебой выкрикивали  друг другу осуждающие фразы:

— Какая ты неряха!

— У тебя мозгов, как у курицы!

После чего заливались зловещим смехом.

— Посмотрите, какой урод к нам пожаловал! Ничего  не видела страшнее этой образины!

Иван понял, что фраза про урода относилась к нему, стало неприятно, подняв глаза, он прочел: «Мытарство осуждения». На троне восседал кривой одноглазый, однорукий и одноногий бес. Недолго думая, сиплым голосом он произнес:

— Виновен! Убирайте его!

Левый Ангел выступил вперед и спокойным отчетливым голосом заметил:

— Должна быть соблюдена процедура. А затем Господь Сам определит степень его вины.

На слове «Господь» бес выразительно поморщился и отдал приказ:

— Приступайте!

На экране отражались грехи Ивана: «Семь лет: какой мой папа неповоротливый, так ужасно играет в футбол; у меня такая толстая бабка, даже в магазин с ней стыдно сходить, мои родители злые… Восемь лет… Девять лет… Пятнадцать… Сонька, дура,  переспала со всем классом, мои предки так отстали от жизни, скорее бы они отвязались… Тридцать… Какой же все-таки Миша безрукий, элементарную вещь не может сделать правильно…». Игорь наяву переживал каждую ситуацию осуждения, клеветы, наговора.  Осуждающие слова как острые колья впивались в его душу, выворачивали ее наизнанку.

— Он говорил своей жене, что потерял к ней интерес, потому что она поправилась.

— Он считал себя выше и умней всех своих друзей.

— Он осуждал всех, начиная с президента.

— Достаточно? — рявкнул главный бес, — грехи прикрепить к матрице, вердикт: «Виновен!».

Ангелы с Иваном отправились в пространство  четвертого мытарства. Вскоре они увидели широкие столы, заставленные разнообразными блюдами, напитками. Вокруг еле двигались, валялись пьяные жирные бесы, то и дело слышались реплики:

— За упокой!

— На посошок!

— Между первой и второй перерывчик небольшой!

Иван прочел надпись на экране «Мытарство объедения и пьянства». Ему стало тошнотворно противно от всего этого зрелища. В изголовье самого широкого стола сидел главный бес. Уродливыми толстыми губами пьяным голосом бес громко произнес:

— Налить гостю! — и, обращаясь к Ивану, — садись за стол, у нас будет долгий разговор.

Иван не тронулся с места. «А ведь когда я выпивал с друзьями, то представлял из себя такое же мерзкое зрелище. Интересно, почему я не понимал этого раньше?» — задумался Иван. Раздались насмешливые голоса бесов:

— Он умеренно пьющий!

— Он не бежал в ад, он шел туда «умеренно»!

На экране транслировались все изменения в теле и мозге Ивана, вызванные алкоголем, описывался подробный процесс разрушения клеток его печени, поджелудочной железы, мозга, сперматозоидов.

— Эй, умеренно пьющий, такой как все, почему у тебя только один ребенок?

Вопрос поставил Ивана в тупик. Да, действительно, они с Наташей хотели еще детей, но никак не получалось, так и смирились с этим.

— Своим умеренным пьянством ты сделал себя импотентом, — бесы одобрительно завыли, — давай еще по рюмочке, а хочешь, у нас есть кое-что покрепче.

Толстый пьяный бес в смятой одежде священника крикнул:

— Он не соблюдал посты, принимал пищу без молитвы.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!», — заорал главный.

Ангелы с Иваном переместились в пространство следующего мытарства. Мытарство лени встретило Ивана гробовой тишиной. Бесы в ярких разноцветных одеждах валялись вокруг трона своего босса, который толи спал, толи просто не реагировал на все происходящее вокруг. Время шло, главный бес почавкивал, посапывал и, казалось, совсем не замечал гостей. Наконец Иван не выдержал и потихоньку начал приближаться к бесу.

— Убирайся, ты нервируешь меня, — сонным голосом проскрипел бес.

— Он не может покинуть мытарства без вердикта, — вступил в диалог правый Ангел.

— Тогда пусть подождет пару сотен лет, не хочу просыпаться из-за какой-то душонки.

Иван долгое время находился в ожидании, казалось, прошла вечность. Тут один из бесов томно произнес:

— Как же я устал, хочу немного развлечься, — и, обращаясь к главному, попросил, — позвольте мне начать процесс, люблю наблюдать за чужими грехами.

Главный в знак согласия слегка кивнул головой. На экране стали появляться грехи Ивана: «Семь лет: бабушка попросила купить молоко, вместо этого побежал играть в футбол с друзьями, отказался помогать на даче, поленился помочь Светке разобраться с задачей… Восемь лет… Девять лет…»

— Он 957 раз не сделал домашнее задание.

— Он 375 раз отказался выполнить простые просьбы.

— Он ленился выворачивать даже свои носки, когда бросал их в стиральную машину.

Иван наяву переживал все ситуации, где он проявлял лень и видел, как сложно  было с ним его близким, сколько неприятных  эмоций он доставил родителям, жене, другим людям.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!», — раздался раздраженный голос главного беса.

Плавно увлекая Ивана, Ангелы-Хранители переместились в пространство следующего мытарства. Осматриваясь вокруг, Иван услышал гигикающие голоса бесов:

— Посмотрите, ведут вора!

Ивану тоже захотелось увидеть вора, он повернулся, чтобы посмотреть на него. В ту же секунду раздался бешенный хохот бесов. Он понял, что бесы смеются с него, и вор — это он. На троне восседал обвешенный безделушками, обваленный ненужными предметами главный бес.  Мелкие то и дело норовили что-нибудь у него стащить, однако главный зорко следил за своим «богатством».

На экране высвечивались грехи Ивана: «Семь лет: украл у Андрея  три детальки от конструктора, не вернул Димке книжку, скушал спрятанные родителями конфеты… Восемь лет… Девять лет…»

— Однажды он не вернул найденный кошелек с большой суммой денег.

— Он крал время у своей жены, когда просил ее сделать то, что мог сделать сам.

Иван видел страдания человека, потерявшего кошелек. Деньги, находящиеся в нем, мужчина хотел потратить на лечение больной мамы. Видел отчаяние жены, на которую свалилось много дел.

— Он украл у дочери спокойное детство без семейных скандалов и ссор, — ехидно выли бесы.

— Грехи  прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы вместе с Иваном направились на следующее мытарство. Первое, что бросилось ему в глаза — это огромнейшая куча перемешанных денег. Здесь были и золотые, и серебряные, и медные, и бумажные деньги всех времен и народов. Не отрываясь от сортировки денег, бесы крикнули Ивану:

— Что стоишь? Давай, помоги нам!

На экране сияла надпись «Мытарство сребролюбия и скупости».  Сверху над кучей восседал главный бес, непрерывно следя за тем, чтобы кто-то из мелких не утянул себе денежку.  Постепенно начали  высвечиваться грехи Ивана. Он вспомнил, как не поделился второй стиркой с Катькой, хотя эта стирка ему была совсем не нужна, как давал поиграть в свою электронную игру за деньги. Как его жена просила деньги на платье, а он отказал ей, причем не потому, что у него их не было, а просто считал, что жена может обойтись, ведь ходит не голая.

— Он никогда не давал милостыню.

— Ты должен нам один большой слиток золота, — завыли бесы, — ровно столько ты отнял у других. Отдавай свой долг, или не выпустим тебя отсюда.

Правый Ангел шепнул Ивану:

— Не бойся, до решения Бога бесы не имеют силы, не смогут удержать тебя здесь, только пугают.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Злобные физиономии бесов окружили Ивана, требуя золотой слиток, но, защищенный Ангелами, он свободно прошел сквозь них, направляясь на следующее мытарство.

В новом пространстве Иван увидел на экране незнакомое слово «лихоимство». Стараясь определить его смысл, он попытался вспомнить похожие знакомые слова «лихачество», «лихо». На  помощь  пришел один из Ангелов:

— Это неправедное приобретение богатства, ростовщичество, когда деньги отдаются в рост, вымогательство.

Ивана окружали скрюченные старые фигуры бесов, усиленно пересчитывающих деньги. Среди стопок монет разной формы, веса, достоинства, которые постоянно возрастали в своем количестве,  восседал главный самый старый, уродливый бес. Иван погрузился в переживание своих грехов: «…Одиннадцать лет: вместе с друзьями собирал мелочь у младших  школьников… Пятнадцать лет… Двадцать…». Иван вспомнил, как одолжил деньги нуждающемуся другу под высокий процент, как они вместе с женой, дав взятку, получили возможность приобрести квартиру, потеснив одинокую маму с ребенком…  Раздался ехидный голос главного:

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Пространство следующего мытарства показалось Ивану знакомым.  На экране сияла надпись «Мытарство неправды и тщеславия».

— Я ведь проходил уже его, — с досадой бросил Иван.

— Ты не был здесь. Тут раскрываются грехи, связанные с неправедным судом, мерой, весом, всяким обманом, — ответил правый Ангел.

Тем временем бесы визжали:

— Он скрывал от клиентов настоящую цену расходных материалов, которая была на порядок ниже.

— Он обманывал даже своего компаньона…

После очередного вердикта «Виновен» Ангелы вместе с Иваном направились  в пространство мытарства зависти. Их встретили сморщенные, высохшие, злобные твари, один вид человеческой души вызывал в них бешенную зависть.

— Еще один! Этому самое место в нижнем пекле!

— Он точно не избежит наказания, мы медленно сварим его в огромном котле, — брызжа слюной, вопили бесы, —  сварим вместе с другими такими же уродами!

На экране появлялись грехи Ивана: «Семь лет: позавидовал новой машинке Сергея, пятерке, которую получила Настя, Колькиной игре в футбол…».

— Он с завистью смотрел на всех, у кого были лучше телефоны, машины…

— Он завидовал даже своей жене.

Главный бес, скрюченный в три погибели старик, довольно произнес:

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Пространство мытарства гордости встречало Ивана ледяной тишиной. Надменные бесы с высоко поднятыми мордами сновали вперед-назад перед троном главного, казалось, совсем не обращая внимания на Ивана. На высоком троне с каменным выражением сидел главный бес, который даже не соизволил посмотреть в сторону прибывших гостей. Один из мелких бесов склонился перед главным в угодливой позе:

—  О высокоуважаемый и наимудрейший, к Вам очередной грязный холоп.

Не переводя взгляд, главный бросил:

— Начинайте!

На экране отображались грехи Ивана: «Семь лет: потешался над друзьями, у которых не получалось решить задачу, издевался над Петей, считая его глупым жирдяем… Восемь лет… Девять лет…».

— Он был непослушным ребенком.

— Подростком он гордился деньгами своих родителей.

— Он гордился даже мебелью в доме.

— Он редко извинялся за свои проступки и оплошности.

— Он никогда не мирился первым с женой, — ледяным голосом кричали бесы.

Не изменяя своей высокомерной позы, главный бес произнес:

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы вместе с Иваном направились в пространство следующего мытарства. Там их встретили разъяренные бесы, то и дело извергающие ругательства и проклятия. «Мытарство гнева и ярости», —  прочел Иван. На троне восседал страшный, злобный бес, нещадно ругая своих подчиненных.

— Еще одна жалкая душонка, — прогремел он раздраженно-громким голосом, —  почему тебе не направиться прямиком в ад?

Тем временем на экране появлялись грехи Ивана: «Семь лет: в ярости сломал детали конструктора, подаренного родителями на день рождения, после полученной двойки посбивал палкой только что распустившиеся цветы на школьных клумбах, разодрал Сашке ухо… Восемь лет… Девять лет…». Иван видел, как директор школы с печалью и сожалением смотрит на безжизненные головки цветов. Чувствовал боль сильно избитого им пса, который слегка цапнул его за ногу. Видел, как переживает водитель, врезавшийся на своем авто в бампер его машины, когда Иван, оскорбленный тем, что его подрезали, специально обогнал эту машину и притормозил перед ней. Видел, как плачет обруганная им жена…

— Грехи прикрепить к матрице! Вердикт: «Виновен!» — в ярости орал главный бес.

Оказавшись в пространстве следующего мытарства, Иван наткнулся на озлобленных бесов, тщательно ведущих некие подсчеты. «Мытарство злопамятства», — прочел Иван, приготовившись к неприятным воспоминаниям.

— Готово, босс, — раздался голос одного из бесов, — он помнил зло и намеревался  отыграться на людях, унизить их, отомстить им, поставить на место 2544 раза. Иван вспомнил и пережил  каждый из этих случаев.

— Мы не забудем твои дела, будь готов, вскоре ты опять встретишься с нами, — угрожали бесы.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы повлекли Ивана в пространство мытарства убийства. Начав процесс, хмурые бесы повеселели:

— Его жена сделала два аборта, на нем кровь невинно убиенных младенцев!

— Он несколько раз думал о самоубийстве…

Иван пережил несколько самых жутких мгновений. Его, как абортированного младенца, давили, сжимали, кололи, разрывали на куски. Кровь лилась рекой, физические страдания, длившиеся всего несколько минут, показались бесконечными.

— Он убийца и самоубийца! — удовлетворенно вопили бесы.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Мытарство волхвования и колдовства встретило Ивана яркой навязчивой рекламой. Везде были развешены плакаты: «Снимаю порчу, сглаз, избавлю от зависимостей», «Новейшие методики НЛП изменят ваше отношение к жизни», «Услуги экстрасенса», «Верну мужа (жену)» и уже совсем откровенные «Сделка с дьяволом: богатство, здоровье, красота и успех в обмен на вашу душу». Иван вспомнил, как увлекался экстрасенсорикой, как жена с его согласия ходила к гадалке снять порчу и наколдовать материальное благополучие, как верил в инопланетян, энергетику, ауру, во все, что угодно, только не в Бога.

— Эй, красавчик, дай-ка я тебе погадаю, — голосом цыганки затараторил бес.

Но уже через пару секунд его голос изменился, грубым мужским баритоном с диким смехом он произнес:

— Тебя ожидает ад!

—  Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы с Иваном отправились в пространство мытарства блуда. Голые бесы в образах падших женщин окружили Ивана и с вожделением тянули к нему свои руки-лапы. На секунду возникший интерес сменился стойким ощущением мерзости. Ивану захотелось побыстрее покинуть это мытарство. На экране появлялись грехи: «…Десять лет: с интересом рассматривал журнал с картинками обнаженных женщин… Двенадцать лет: искал откровенные фото в интернете…»

— Он совокуплялся в воображении с разными женщинами.

— Смотрел  порнографические фильмы, — гнусным голосом обличали бесы.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Истязания Ивана продолжились на мытарстве прелюбодеяния.

— Он в мыслях изменил жене 3248 раз!

— Несколько раз он насильно заставил жену исполнить свой супружеский долг.

— Его отношения с женой начались задолго до заключения брака, этот брак нечист перед Богом! — верещали  бесы.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы с Иваном переместились в пространство мытарства  содомских грехов. Повсюду стояла невыносимая вонь. Скрюченные безобразные бесы готовы были растерзать душу Ивана. «Как хорошо, что у меня не было содомских грехов», — только и успел он подумать, как на экране высветился его грех – рукоблудие. Бесы одобрительно завыли.

— Ну, давай, покажи нам, как ты это делал!

— Он часто игнорировал свою жену.

— Ему было интереснее со своей рукой! — раздался презрительный хохот бесов.

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

Ангелы с Иваном оказались в пространстве мытарства  идолослужения и ереси.  Бесы в образах священнослужителей различных религий и верований величаво прогуливались около трона главного.

— Кто может пройти это мытарство? — спросил Иван у Ангелов-Хранителей.

— Исповедующий единую истинную религию, служитель триединого Бога, православный верующий, — ответил правый Ангел.

На слове «православный» бесы  ощетинились, затряслись, завыли и заскулили.

— Он не ходил в церковь, не исповедовался и не причащался! — закричали они в ярости. И уже веселее с ехидной ухмылкой:

— Он был православным атеистом!

— Грехи прикрепить к матрице. Вердикт: «Виновен!».

В пространстве последнего мытарства бесы встретили Ивана со словами:

— Посмотрите на его грехи, Он никогда не простит его!

Иван обратил внимание на надпись: «Мытарство  немилосердия и жестокосердия». На экране появлялись грехи Ивана: «Семь лет: пнул ногой обессилевшую худую кошку, недавно родившую котят, смеялся над калеками, плюнул в сторону бомжа… Восемь лет… Девять…».

— Он несколько раз поднимал руку на свою жену.

— Он никогда не помог ни одному инвалиду, тяжелобольному, обездоленному.

— К нам! К нам! — вопили бесы.

— Грехи прикрепить к матрице! Вердикт: «Виновен!».

Мягко подхватив Ивана, Ангелы уносили его прочь из пространства мытарств.

— Куда мы? — почти в отчаянии промолвил Иван.

— Сейчас сороковой день с момента твоей смерти, ты должен третий раз предстать пред Богом. Третье Поклонение — для  определения места твоего пребывания до Всеобщего суда.

— Я буду в аду, — душа Ивана трепетала, на ум неудержимым потоком приходили образы совершенных им грехов.

— Ад имеет два уровня, — сказал правый Ангел, — первый — это все пространство вне рая, любое место вне рая — ад. Второй, низший уровень — это пространство непрекращающихся мучений и истязаний. В него попадают за смертные, тяжкие, вопиющие к Богу, грехи.

Вскоре Иван увидел  знакомые вереницы людских душ, стекающихся к Господу, услышал милое сердцу сладкое пение Ангелов, ощутил тонкие ароматы цветов. Немного успокоившись, он произнес:

— Есть ли хоть какая-нибудь надежда?

— Бог милостив, Он изберет наилучшую  участь для временного  пребывания твоей души.

— Я попрошу Господа, чтобы хотя бы моя дочь оказалась в раю.

 

VII

 

Очередь быстро продвигалась вперед. Иван обреченно ожидал определения своего  дальнейшего местопребывания. Он не мог заставить себя взглянуть на Христа. Внезапно на него нахлынули испытываемые ранее чувства безграничной любви, заботы, милосердия. Без страха с величайшим облегчением он поднял взор на Христа. Их взгляды встретились. В сознании Ивана  звучали слова, полные понимания и участия: «Ты не готов пока к раю. До Суда твоя душа будет чувствовать максимальную свободу вне рая.  Помни, что Я всегда вижу и слышу тебя, где бы ты не находился и что бы с тобой не происходило.  Ты в любой момент можешь обратиться ко мне за помощью». Иван понял, что это не окончательный приговор, и что Господь всегда будет рад принять его в свои объятия. «Я знаю твою просьбу, — продолжал Христос, — ты свяжешься со своей дочерью ровно через год, у тебя будет шанс передать ей самые главные в жизни слова». Иван испытал чувство благодарности и надежды. Как будто огромный камень упал с его сердца. Тем временем Ангелы-Хранители переместили его из пространства поклонения на землю.

— Мы должны покинуть тебя.  Теперь ты свободен. Помни, что твоя душа сейчас видима для всех умерших, для бесов, и ты также можешь видеть всех, общаться с душами умерших.

— Что мне делать? Куда направляться?

— Ты можешь посетить близких людей, жену, дочь, родителей. Ты не ограничен в перемещениях, — произнесли, удаляясь,  Ангелы.

«Как же я по ним соскучился», — подумал Иван, направляясь к себе домой.

 

VIII

 

Первым, кого увидел Иван, была его жена Наташа.  Она сидела на диване в обнимку с его компаньоном Мишей, нежно гладящим ее руку. Только что закончилось застолье. «Видимо отмечали сорок дней», — догадался Иван. Гости разошлись, Ирка была в своей комнате. Миша тесно прижался к Наташе, бормоча  подвыпившим голосом невнятные слова утешения. Она не отвергала его ухаживаний. Мгновенно в душе Ивана вскипели чувства ревности, раздражения и агрессии. Он готов был наброситься на друга и жену, обличить их намерения. Однако в ту же самую секунду рядом с ним возник  бес  из мытарства ярости и гнева и потащил его душу на нижний уровень ада.

В аду стоял жутчайший смрад, слышались душераздирающие вопли. В огромном котле варились души грешников. Рядом полыхал громадный костер, в который бросали  неистово орущие черные души людей.

— А тебе мы приготовили особый аттракцион, — в ожидании наслаждения рявкнул бес.

Иван увидел, что бес несет его в раскаленную до бела печь. Еще мгновение и он был заперт в ней снаружи. Острая невыносимая боль насквозь пронзила Ивана, теряя сознание, последним усилием воли он мысленно обратился к Богу: «Господи, прошу Тебя, вытащи меня из этого пекла!».

В следующее мгновение Иван оказался у себя дома, в том месте, откуда его утащил бес.

— Господи! Спасибо Тебе за все! — дрожащим голосом произнес Иван.

Наташи и Миши в комнате не было. «Загляну-ка я лучше к дочери, от греха подальше», — подумал Иван. Ирка сидела за компьютером на своих любимых сайтах. Проведя немного времени рядом с дочерью, Иван  отправился во двор.  Среди серых многоэтажек, залетая в квартиры, проносясь на высокой скорости, двигались разнообразные по своей форме души людей. Одни сидели на крышах домов, другие с интересом заглядывали в ярко освещенные окна. Иван увидел как на него, ничего не замечая, несется темная душа.  Спустя секунду он ощутил слабый толчок. «Куда ты прешь, козел?» — вырвалось у Ивана. В следующее мгновение бес с мытарства осуждения увлек Ивана на нижний уровень ада.

Преисподняя  встретила его жутчайшей вонью, криками и воплем. Недолго думая, бес кинул Ивана в огромнейшую мясорубку с острыми быстро вращающимися лезвиями. В тот же миг Иван ощутил резкую режущую боль, казалось, его душа разрывается на части. Из последних сил Иван возопил к Господу о помощи. Спустя секунду он оказался рядом со своим домом среди других душ. Придя в себя, он слабым голосом произнес:

— Господи! Спасибо! Я так благодарен Тебе за все!

Постепенно Иван начинал понимать  новые реалии своего бытия.

 

IX

 

Через год Иван вновь встретился со своими Ангелами-Хранителями.

— Господь позволил тебе связаться с дочерью. Ты выйдешь с ней на контакт через интернет.

Внезапно небо засияло всеми цветами радуги. Величественный, славящий Бога Ангел звенящим голосом возвестил:

— Скоро! Скоро! Скоро Суд всем когда-либо живущим на земле!

Иван всем сердцем жаждал наступления этого времени, он воспринимал его как избавление. Устремляя взор на небо, он испытывал чувство безграничной любви и близости к Богу.