фантастика современников

Публикуем четвёртую подборку рассказов участников конкурса одного фантастического рассказа «Фантик 2014—2015»

 

 

Автор:                                           Вадим Кузнецов

Произведения:                        фантастические рассказы «Грехи наши», «Миколкина поляна»

ФИО:                                              Кузнецов Вадим Анатольевич

Дата рождения:                       12.03.1971 г.

Место рождения:                   г. Ленинград.

Место проживания:             Ленинградская область, Всеволжский район, п. Мурино.

 

О себе: Частный предприниматель. Пишу стихи и прозу с 15 лет. Автор четырех повестей в серии  «Секретные материалы» (X-files) в 2003–2005 гг.

 

ГРЕХИ НАШИ

 

— Тормози, тормози, Мишка! — истошно закричал я. Однако мой друг не успел сделать это. Автомобиль на большой скорости врезался в многотонный самосвал. Последнее, что я видел — были трещины на лобовом стекле и кровавые безобразные брызги. Дальше ничего не помню…

Очнулся я в какой-то комнате, напоминающей место отдыха в элитной сауне. Роскошные кресла, дубовый стол, ломящийся от еды и напитков. Я сижу в простыни, накинутой на голое тело. Рядом со мной абсолютно невозмутимые друзья: Петр и Михаил. Мишка, отличающийся прекрасным аппетитом, жадно ест шашлык прямо с шампура, а Петька наливает холодную водку в хрустальную рюмку. Все, как всегда! Может, и не было никакой аварии?

— Ребята, я чего-то отключился. Как мы здесь оказались? — спросил я.

— Бывает… — ответил долговязый Петька, — Второй день гуляем. Не умеешь пить — не пей, или закусывай, вон, как наш друг-проглот.

— Обожаю мясо, — ответил Мишка-проглот, громко чавкая и причмокивая. Этот человек всем другим мирским удовольствиям предпочитал хорошее питание, поэтому и наел за свои двадцать пять лет уже приличное пузо.

— Давайте выпьем, ребята. Вам налить? — подал голос худой Петр. Парень уже опрокинул грамм сто, собираясь моментально повторить. Он постоянно употреблял любой алкоголь, без ограничений. Победить его в количестве и скорости выпитого мало кому удавалось. Увлекающийся человек.

— Ну, мне полрюмки, — ответил я, — Ребята, а вы аварию не помните? Мы же врезались в грузовик!

— О, и ты тоже видел? — сказал толстяк, закончив с одним шампуром и беря следующий.

— Это у вас массовая галлюцинация из-за недостатка алкоголя в крови! — заключил Петька, — Я вот не видел ничего подобного. Помню, что поехали в ресторан, потом, — в клуб какой-то… Хотели закончить в сауне, с девочками…

— Да мы тебя с Мишкой сильно пьяного вытащили из клятого клуба. Нашему обжоре там неинтересно, еда невкусная, а ты там так накидался коктейлями, что еле разговаривал. Вывели тебя, тепленького, погрузили на заднее сиденье, ты и заснул, пьяница, — рассказал я.

— Не знаю ребята. Но на мертвых мы как-то не похожи. У меня, например, отличный аппетит, — ответил Миша, вытирая жирные руки о волосатую грудь. Он взял уже третий шампур с шашлыком, словно это было не калорийное мясо, а жареные семечки. И, все это, –– в течение десяти минут.

— Да, конечно, живые мы. Приснилось вам все. Насмотрелись дурацких фильмов, вот и результат. Видения. От галлюцинаций есть только одно проверенное средство! Продолжим, ребята! За здоровье! — высказался Петр и смачно выпил. Он, практически в одиночестве, уже прикончил полбутылки «Царской». Если учитывать, что друзья гуляли вторые сутки, вся кровь молодого парня давно должна стать белого цвета и специфического запаха.

— Слушай, милый. Может, уединимся, — услышал я неожиданный женский голос, — Ты уже минут десять как гладишь меня по попе, а говоришь о всякой ерунде. Пора перейти к делу!

Оказывается, я совсем не заметил, что рядом со мной сидела очаровательная девушка в одном халатике, а моя рука находилась в вырезе этого самого халата и активно шуровала где-то между ног чернявой девицы. Да, женщины — это моя страсть. Я люблю их больше всего на свете.

— Давай, Гришка, мы скучать не будем. Иди, завоевывай новую крепость! — рассмеялся Михаил, отрезая себе хороший шмат ветчины.

Через пару минут я предался греху сладострастия. Девушка оказалась активной и заводной. Бурно реагировала на все мои ласки и кричала так, что в ушах стоял звон. Однако соитие продолжалось уже достаточно долго, а я все никак не мог кончить. По собственным ощущениям, прошло два-три часа, как мы продолжали свои любовные игры, но я так и не пришел к упоительному финалу. Подруга, тем менее, осталась очень довольна, она побывала на пике блаженства не менее трех-четырех раз. Наконец, она тоже уморилась, благодарно поцеловала меня в губы и вышла. Я лежал весь измочаленный, обессиленный и недовольный. Возбуждение долго не спадало, наконец, я встал, обернулся в мокрую простынь и возвратился к друзьям.

— Мишка, сколько меня не было? — спросил я.

— Часа три. Вон, –– мобильник на столе лежит, — угрюмо ответил он, — А что ты такой несчастный?

— Не кончить никак, — ответил я, — Зря я пил последнюю рюмку, так бывает…

— Зато не на горшке просидел все это время, как я. Мне вот кишечник не освободить, — ответил, угрюмо морщась, толстяк, — Я три часа на дверь туалета смотрел. Пыжусь, пыжусь и, — никакого результата. Взмок весь, вспотел, как и ты. А сейчас маленько отпустило, я и вернулся за стол. Странно, но мне опять есть хочется. Вот молодой барашек появился. Отличное обслуживание!

— А мне срочно выпить налейте! — в дверях стоял бледный Петька, — Мишке кишечник не освободить, а мне желудок… Рвота к горлу подступила, побежал я к раковине, — ничего. Пальцы в рот сую — никакого толка. Уже и башку под краном мочил, потом даже в бассейн нырнул, думал, полегчает. Чуть не захлебнулся, блин! Вылез, лежу на полу, скрючившись, как зародыш. Задыхаюсь, трясусь весь. Вот так на кафеле часа три и провалялся. Никак нутро не прочистить! Потом отпустило, и снова выпить захотелось. Кстати, вот и коньячок, армянский…

— Не пора ли уединиться, — вновь раздался женский голосок, будто следующий какому-то алгоритму, — У меня уже груди торчком стоят, а ты все разговоры ненужные разговариваешь.

Это была уже другая девушка. Не черноволосая и высокая, как первая, а маленькая и рыжая. Ну, уж с этой барышней я получу наконец-то удовольствие, решил я, так как почувствовал прилив сил и неимоверное желание. Однако все повторилось. Опять изнурительный трехчасовой секс, к финалу которого я уже лежал пластом, когда эта амазонка скакала и визжала на мне, как ненормальная. Вот ненасытная бестия!

Я вновь оказался за столом в компании друзей, которые опять не смогли удовлетворить свои потребности. Мишка сидел весь красный от натуги, а Петька реально позеленел. На столе опять оказалось изобилие еды и напитков, хотя я точно помню, что мои товарищи уничтожили за прошлый присест все подчистую…

— Не пора ли уединится, — спросил пухлая блондинка, оказавшаяся у меня на коленях, — Я вся теку…

— Да что это за цирк? — спросил я, — Долго это будет продолжаться?

— Вечность! — ответила девушка, отойдя от программы, — Вы на самом деле попали в аварию! Вы все умерли! Это ад, мальчики! Каждый из вас получил по грехам своим. Чревоугодник приговорен вечно есть с невозможностью опорожниться, пьяница будет вечно страдать от перепоя, а ты, мой милый, будешь веками доставлять удовольствие девушкам, не получая его сам. Лучшее, что было в вашей земной жизни — это ваша мужская дружба, поэтому каждые пятнадцать минут вы будете возвращаться за этот стол, чтобы общаться друг с другом.

— Однако ты ведь получишь удовольствие от секса, значит для тебя это не ад? — спросил я, оглядывая ошарашенных друзей.

— Ад для одного — это рай для другого. Так было и так будет. Повар, замечательный мастер своего дела, не признанный при жизни, готовит еду для Миши. Великолепный сомелье подбирает для Петра самые лучшие изысканные напитки. А те благодетельные женщины, что не смогли получить любви на Земле, получают с тобой, мой сладкий, неземное удовольствие.

— Но, это же настоящий ад! — воскликнул я.

— О, да, мой мальчик! Пошли, уединимся…

 

05.08.2014 г.

 

МИКОЛКИНА ПОЛЯНА

 

–– Смотри внимательней, Миколка! Вон, под той кривой елочкой глянь. Есть там что? –– вопросил седой старик.

–– Есть, есть, деда, глянь, какой красивый грибок! –– ответил мальчик и показал своему дедушке аккуратный и плотный с виду боровичок. Белый гриб –– всем грибам полковник!

–– Дальше пойдем, или устал, внучок? –– спросил заботливый дедушка.

–– Устал, но пойдем, корзинка-то еще не полная! –– ответил Миколка и, важно подбоченившись, засеменил по лесной полянке, очень внимательно заглядывая под каждую елочку и осинку.

Дед и внук каждый год ходили по грибы в замечательный грибной лес. Грибов в Хворыбино было много. Да, каких грибов! Все благородные! Местные жители не собирали иных грибов, кроме красных и белых, остальные оставляя лесным животным да редким заезжим туристам. Село Хворыбино располагалось далеко от основных автомобильных дорог, электрички сюда ходили нечасто, примерно раза три за день. Сто километров от районного центра, настоящая сибирская глухомань. Родители каждый год отправляли Миколку к дедушке в деревню, где маленький мальчик и проводил большую часть лета. Дед Иван Макарыч с удовольствием привечал внука в своей ветхой уже избушке, но так как и сам был еще здоров и крепок, то при хорошей погоде, завсегда водил маленького Миколу то на рыбалку, то в лес, –– по грибы, и по ягоды. Рыбак из Миколки получился не очень хороший, ибо нетерпеливый мальчуган не умел долго сидеть и смотреть на неподвижный поплавок, когда рыба долго не клевала. А вот по грибы в чудный деревенский лес ходить обожал. Вскоре появились у него и свои любимые места, в придачу к старым, «дедовским». Одно из таких мест Иван Макарыч шутливо «окрестил» «миколкиной полянкой». На этой замечательной полянке лес как-бы расступался, огромные вековые ели сторонились, давая дорогу маленьким березкам и осинкам, которые росли тут, словно кустарник, еще не поднимаясь выше человеческого роста. Идти по такой полянке было приятно, солнце часто заглядывало на нее, давая необходимое тепло всему живому. Но, главное, –– почти под каждой березкой росли крепкие боровики –– настоящие белые грибы! Миколке, как ни странно, везло тут больше, так как грибы часто скрывались в густой траве. Подслеповатый дедушка уже не мог найти много грибов, он видел только большие обабки, старые, как и он сам, а вот маленьких, и самых вкусных лесных даров, Иван Макарыч не замечал. Миколка же был очень внимательным, поэтому всегда находил много маленьких беленьких, и упорно не соглашался идти домой, пока корзинка не наполнится.

–– Деда, вот еще семейка! Посмотри, какие славные! –– восторженно восклицал внук.

–– Молодец, Миколка! Растешь настоящим, рачительным хозяином, будь всегда внимательным и бережным к родной природе, и тогда она тебя сторицей вознаградит! А будешь мусорить, как нонешние туристы, что неделю назад приезжали, так и лес к тебе повернется стороной. А сердить лес и хозяина его, лешего, нельзя, совсем, нельзя…

–– Опять вы, дедушка, меня пугаете! Нет никаких леших, сказки все это! –– обиделся Миколка, думая, что его по-прежнему считают за маленького мальчика, хотя пацану исполнилось весной уже целых двенадцать лет.

–– Может и сказки… –– задумчиво ответил дед, –– Ладно, Миколка, пойдем к дому. Солнышко к полудню клонится, а ведь мне еще по хозяйству надо кое-шо сделать…

 

Прошли годы. Миколка вырос и стал взрослым мужчиной, Николаем Андреевичем. Большим человеком стал бывший Миколка, директором химического предприятия. Много заводов и фабрик находилось под рукой Николая, но суровые условия бизнеса требовали постоянного расширения, как самих заводов, так и производимой ими продукции. По указанию мэра ближайшего города, подобные предприятия запрещалось строить рядом с крупными населенными пунктами, поэтому агенты генерального директора сбивались с ног, ища дешевые и отдаленные участки для строительства нового химического завода.

–– Николай Андреевич, подпишите! –– это ретивый подчиненный давал очередной приказ на подпись.

–– И это, Николай Андреевич! –– вторил другой, шаркая ножкой.

Николаю так надоела эта бумажная волокита, что он даже не глядя подписывал все поданные на подпись бумаги. Только один раз в приказе № 354 промелькнуло: «территория десять гектаров, рядом село Хворыбино».

— Хворыбино? Что-то знакомое… –– задумался директор и наморщил лоб.

–– Вы там бывали? Я лично ездил, изучал местность. Глушь непролазная. Село –– три дома, раньше-то, говорят, большая деревня была. Лучшего места не сыскать, далеко и тихо, минимальный риск для населения… –– ответил Николаю его друг и соучредитель совместного предприятия по производству химикатов.

–– А для природы есть опасность? –– спросил Николай Андреевич. Он никак не мог вспомнить, чем же ему знакомо название села.

–– Искать новое место, –– это потеря двух-трех месяцев. С губернатором области все согласовано. Если вы, Николай Андреевич, сейчас не подпишите, то я, при всем уважении к вам, буду вынужден, как соучредитель, ходатайствовать перед советом директоров о выборе нового генерального директора.

–– А ладно, давай… –– и Николай быстро поставил свою размашистую подпись.

 

Прошло еще пять лет. Дела химического, уже не предприятия, а концерна, стремительно пошли в гору. Однако, личная жизнь Николая Андреевича не задалась. Временами зеленая тоска селилась в душе, ни друзья, ни постоянно меняющиеся любовницы не приносили удовольствия и покоя. Высокая зарплата директора тоже не радовала. А денег было столько, что Николай уже и не знал, на что их тратить.

И вот однажды пришло ему странное письмо. Писем, бумажных конвертов по обычной почте, Николай Андреевич не получал очень давно, поэтому удивился. Письмо оказалось от дедушки, Макарыча, который вспоминал о внуке и настоятельно звал к себе в гости. А что, подумал Николай, и сразу воспоминания детства встали перед глазами ясно и четко. Почему бы не навестить дедушку, Ивана Макаровича? Жив, жив еще дед! Николай посмотрел на адрес, стоящий на конверте и поехал на деревню к дедушке.

Добрые люди подсказали, как лучше доехать до нужного места, называемого Хворыбино. Ведь сам Николай, еще, будучи Миколкой, к деду самостоятельно не ездил, его привозили родители, поэтому адреса не знал. И вот перед ним предстало село Хворыбино. Дороги стали значительно лучше, кое-где даже положили асфальт. А само село сильно уменьшилось в размерах, заросло бурьяном и лебедой, много домишек обветшало да развалилось. Молодые люди стремились уехать из деревни в город, а старики так и помирали в своих допотопных домах. А еще совсем рядом теперь стояла какая-то фабрика, так как воздух стал сильно противный, и небо казалось темным и задымленным.

–– Приехал внучок? –– вопросил Макарыч с завалинки и достал самокрутку, –– За грибами пойдешь? Я вчера цельну корзинку боровиков набрал! Отличные грибы!

–– Схожу, дед, как не сходить! –– обрадовался Николай, –– А ты пойдешь со мной, дедушка?

–– Нет, Миколка, я завтра не могу, стар стал да хвор, а сегодня еще и умаялся за день, отлежаться охота. Но, ты же помнишь, небось, полянку-то свою, авось не заблудишься… –– ответил дед и лукаво подмигнул.

–– Ладно, сам схожу.

На следующий день Николай отправился в лес. Шел он и вспоминал, как они с дедом грибы собирали. Как приятно в летнем лесу! Лес шумит зеленой листвой, поют беззаботные птички, стрекочут кузнечики, затерявшиеся в высокой траве, только грибы молодому парню так и не попадаются. Все какие-то поганки да красные мухоморы с белыми пятнышками. И тут вспомнил Миколка про полянку свою заветную, быстро сориентировался, и сразу же «лыжи туда навострил».

Лес с годами сильно изменился. Испортился. Стало больше мест с полностью сухими мертвыми деревьями, под ногами встречалась какая-то ржавчина, покрывающая мох и листву. Однако, Николай не обращал на это большого внимания, он твердо шел к своей цели. Вот она, «миколкина полянка», да только нет ничего на ней, опять поганки да мухоморы, что ж за наваждение. Расстроился человек. Плюнул с досады, пнул пару мухоморов сапогом. Практически пустой вернулся в избушку дедову.

–– Ну как, Миколка! Нашел грибов? –– спросил дед с порога.

–– Нет, наверно, ты все собрал, –– ответил Николай.

–– Да, не может того быть, лес-то от природы богатый. Две бабы давеча шли с полными коробами. Одни красные да белые, как и раньше. Да, и дождь вон собирается, завтра еще сходи, попробуй, точно своих любимых боровичков отыщешь.

Второй день пошел Николай в лес, сразу же прямиком на свою полянку, а там, вот, пожалуйста, наконец-то нашелся крохотный боровичок. Грибок маленький, хорошенький, только-только вылез из недр лесных. Миколка нарадоваться не мог и начал еще искать, палочкой по траве и мху шерудить. Только больше съедобных грибов не было, а вся «миколкина поляна» оказалась густо усеяна поганками да мухоморами красными, смертельно опасными!

–– Ну что, Миколка? Как грибы? –– опять начал пытать Макарыч, лениво попыхивая самокруткой.

–– Да, смех один, да и только! Один единственный грибик! Куда он один? Разве, ты сам засушишь и в суп зимой кинешь для запаха, –– ответил расстроенный Николай, –– Нет, видно, грибов! Завтра в город поеду, отдохнул маленько и хватит.

–– Да ты не спеши, старик в сказке Пушкина три раза невод в черное море закидывал. Сходи еще раз, завтра, последний. Точно вещаю, должно тебе, Миколка, повезти!

–– Ладно, дедушка.

Третий раз пошел в лес Николай, уже особо и не надеясь на удачу. Идет, в стороны поплевывает, шишки палкой сбивает, с ленцой ноги переставляет. Добрел и до своей, «миколкиной полянки». Зашел и, мать честная, прям обалдел. Под каждой елкой, –– и красные «молодцы», и белые «полковники», и скользкие маслята, и желтопузые моховики. Любые съедобные грибы, любого размера, на любой привередливый вкус и цвет. Причем, все абсолютно чистые, без гнильцы, без слизняков и какой червоточинки. Николай стал с удовольствием собирать новоприобретенное богатство. Полну корзинку крепеньких боровиков нарвал, да еще и куртку с себя стянул, в нее красноголовиков, молодых, упругих накидал, узлом завязал да за спину закинул. Идет домой грибник, счастливый, еле тащится, под грузом неподъемным спина аж колесом прогибается.

Вернулся к избушке, а деда то и нет на завалинке. Куда-то подевался старый, небось, по хозяйству трудится. Ну и ладно, решил Николай. Приготовлю сам грибов, сделаю сюрприз любимому дедушке. Быстро почистил самые большие боровики, на сковородку с картошечкой кинул, маслицем и лучком с огорода сдобрил. Быстро пожарились аппетитные грибочки, Николай снял блюдо с огня, сметанкой деревенской залил, отломил ломоть хлебца, налил рюмочку самогоночки. Глаза от удовольствия зажмуриваются, а слюнки аж текут по подбородочку.

А деда все нет, как сквозь землю провалился, окаянный! Ну и ладно, сил терпеть нет больше. Начал кушать Николай Андреевич, аки барин. Берет грибочек на вилочку, жадно облизывает, самогоночкой тминной запивает. Только щеки раздуваются от грибов хрустящих. Ах, как хорошо, страсть, как здорово!

–– Добрый вечер, внучек! Закусываешь? –– в дверях стоял Иван Макарыч и качал седой головой.

–– Да, дедушка, нашел грибов, много нашел! Сейчас я тебе тоже поджарю, –– восторженно ответил Николай.

–– А зачем это я мухоморы да поганки есть буду? –– ответил старик. И тут парень заметил, как лицо Макарыча помрачнело и могильным холодом повеяло от него.

–– Какие мухоморы? –– удивился Миколка.

–– А вот развяжи ка свой узелочек, –– вкрадчиво попросил дед.

Николай встал и подошел к своей завязанной узлом куртке, что притулилась в углу кухоньки. Как только он развязал рукава, парню открылось то, что там не было ни одного подосиновика! Да, там лежали красные грибы, но все это были мухоморы с белыми пятнышками! Мухоморы красны, смертельно опасны! Обернулся Николай да узрел, что и половина корзины его, с которой он грибы чистил да жарил, вся заполнена поганками бледными, почти всегда вызывающими смерть при употреблении.

–– Это что я, получается, поганками отобедал? –– спросил, побледнев Николай.

–– А ты как думал, как ты к лесу, так и он к тебе. Зачем построил завод химический? Неужто тебе нисколько не жаль ни лес, ни Родину свою малую? Злато да почести глаза затмили тебе, внучек! –– строго ответил дед.

–– Это ты старый, меня отравил! Где мои подосиновики и боровики? Подменил мне грибы, пока я не видел! –– взъярился внук.

–– Да, как я мог то? Я почитай уже лет пять, как в могиле, внучек, вон на окошко-то погляди. А тебя, дурня, да предателя Родины, с того света позвать пришлось. –– ответил дед и посмотрел недобро.

А на подоконнике действительно стояла фотография Ивана Макарыча в рамке, сбоку которой шла черная траурная ленточка. Николай взглянул дальше, за окно и увидел маленький покосившийся крест в огороде, обозначающий могилку дедову.

–– Ой, спаси, деда! Помоги от смерти лютой! –– бросился в ноги старику ополоумевший Николай.

–– Я-то тебе помогу, Миколка. Внук ты мне, хоть и остолоп! А вот родной природе, лесу беззащитному, этой речке и этому селу уже не поможешь! Цельные пять лет спускал твой завод в реку отраву, травил ты и зверье лесное и птицу, копоть и сажа природные леса покрыла. Ну, и какие ты хочешь боровики? Подосиновики? Поганью лес удобряешь, погань пожнешь, а потом эту погань сам жрать и будешь! Эх, Миколка, Миколка, не этому я тебя учил…

Старик отвернулся и зашагал прочь, глухо стуча по земле тяжелым посохом.

–– Иван Макарыч! Постой, дедушка, Иван Макарыч! Я закрою завод, я все исправлю! –– чуть не плача залепетал Николай.

–– Поздно, –– глухо ответил старик, а небо становилось все темнее и темнее, словно сверху опускалась шершавая гробовая доска.

 

Декабрь 2014

 

 

 

 

 

Автор:                                            Диана Землина

Произведение:                        фантастический рассказ «Зеркально-чёрное»

ФИО:                                               Землина Диана Викторовна

Дата рождения:                       03.07.1990 г.

Место рождения/

проживания:                           г. Орёл, Орловская область.

 

О себе:                                       учусь в СПбГТИ в Санкт-Петербурге на 1 курсе магистратуры, факультет информационных технологий. Раньше закончила ОГУ по специальности «регионовед стран Европы», исторического факультета. Рассказы начала писать в 9 лет. В школе меня публиковали в местной газете, есть мои рассказы в дальневосточном Красноярском сборнике, но это было давно. Сейчас я публикуюсь в интернете. Еще я пишу стихи и рисую иллюстрации. Иногда занимаюсь озвучкой.

 

Зеркально-чёрное

 Я  живу в двухкомнатной квартире на 4 этаже. Это обычная «хрущёвка», ничего особенного. Я люблю животных,  поэтому живу с котом. Животные добрее людей и справедливее по большей части. Мой кот является моим лучшим другом. Он безумно красивый – с блестящей шкуркой цвета вороного крыла, умными янтарными глазами, круглыми, словно фары, и с маленькими вислыми ушками. За глаза я называю его «пантер», так как походка его величественна, словно то и не кот вовсе, а пантера или тигр.

Я  люблю смотреть по вечерам телевизор, тогда он ложится ко мне на колени, вытягивается пузом кверху и урчит, как трактор. Если мне надоедает сидеть, но я ещё ничего не сказал об этом, он мгновенно поднимается и уходит. Кот предвидит все мысли и поступки. Удивительное животное!

И самое странное было в нём то, что по ночам я не мог его нигде найти, даже если очень хотел и звал… Ведь каждому кошатнику порой хочется в темное время суток иметь под боком тёплый комок, который будет способствовать пушистым снам. Куда же он девается? Я мучился этой странной загадкой достаточно долго, словно шизофрения, она вгрызалась в мой мозг изо дня в день глубже и глубже. Я никогда не оставляю ничего недоделанного, недосказанного и неразгаданного! Так и не может быть. Я думаю, что лучше всего понять кота может сам кот, поэтому я пытался внушить себе, что я тоже чёрный пантер с золотым бездонным взглядом. Мне стали являться сны, будто я кот. Я смотрел на людей с низу вверх, сидя на мокром тротуаре. Пару раз, возмутительно, но на меня  чуть не наступили! Потом – обдали грязной водой из-под колёс. Невольно я начал сочувствовать своему другу. Может, это и не так уж хорошо – быть котом? К тому же, каждый день рискуешь лишиться хвоста или лапы, когда мимо пробегают женские шпильки.

Я просыпался со странным ощущением, которое нельзя было назвать ни радостным, ни грустным. В зомбированном сном состоянии я собирался на работу, незаметно для себя доходил до неё, и, так же незаметно она пролетала. Мне казалось, что мой сон — стал жизнью, а жизнь отразилась в сон.  Чудилось, что я  стал лучше видеть в темноте и у меня обострились слух, зрение. Говорят же учёные – мысль материальна. И чем больше ты о чём — то думаешь, тем больше оно на тебя влияет. Так и есть. Влияет. Только хорошо ли это? Может, я просто схожу с ума? Но я не отступлюсь, пока не узнаю ответ на загадку моего кота.  Этой же ночью я решился проследить за ним. Собственные шаги теперь не слышны, а зрение  — просто невероятное. Это должно помочь.

Вечером я как обычно зашёл в ванную, умылся,  надел пижаму и лёг  в кровать. Но на этот раз засыпать я не стремился. В темноте кота выдавали горящие глаза. Словно из норки мышь, я гляжу из-под одеяла на него. Он сидит возле стола и вылизывает лапу. Глаза закрываются, хочется спать, но я стоически борюсь с этим желанием.

Кот, словно человек, оглядывается по сторонам и уходит в другую комнату. Практически не дыша, на четвереньках, я ползу в зал. Мой кот, несмотря на то, что небольшого размера и лёгкий, топает достаточно громко. Да. Это особенность породистых кошек, ведь они никогда не ловили мышей! В темноте вновь сверкают его глаза — он совсем рядом. Странно, что мой друг делает?

В ночном сумраке я вижу силуэт пушистого зверя. Он подошёл к раме, в которой было зеркало, но сейчас, ночью, оно выглядит зеркально – чёрным волшебным маревом, колышущимся  безмятежно в пределах серебряной оправы. Ночью всё кажется каким-то другим, словно она – отражение дня. В ней всё — наоборот. Кот остановился, потом обошел со всех сторон зеркальное марево, фыркнул и исчез внутри. Такого развития событий я вовсе не ждал! Но отступать не позволило упрямство и гордыня, и я шагнул следом.

Всё вокруг напоминало американские фильмы. Я лежал в коричневой пыли дороги, вокруг кружились в вальсе дома. Ну, конечно, лишь визуально, иначе говоря – я просто сильно ударился головой. Дома были небольшими — 3-5 этажей, тоже пыльные и грязные, с ржавыми стоками, битыми окнами, потрескавшейся облезлой краской. На стенах красовались выцветшие, еле заметные со временем надписи – граффити. Ни души. Тишина до звона в ушах. Я лежал посреди дороги забытого города. Становилось очевидно, что здесь уже давно все оставлено, покинуто и забыто. Расположенный неподалёку от меня, покореженный киоск «Союзпечать» навеял уныние. Как я здесь оказался? Простите. Это же не может случиться наяву? Я сплю? Встал, отряхнулся. Ощущения более чем реальные. Ну и кот! Да. А, кстати, где этот мохнатый паршивец? Теперь понятно, куда он пропадал, когда я ночью дрых сладким сном. И другой вопрос: зачем ему заброшенный город?

Подул ветер, закружил пыль и ошмётки бумаги. Та вскоре легла под ноги и  нагнулся. Что это? Обрывок газеты. Я посмотрел на тусклый клочок. 1982 год. Странно, что такой раритет валяется на дороге. Хотя,  мало ли когда был заброшен этот город, может действительно — в прошлом веке.

Стало не по себе. Я не знал, где нахожусь, как вернуться обратно, а рядом не было никого. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день…

Было решено идти, куда глаза глядят, в надежде найти ответ хотя бы на один свой вопрос из целого вороха, роя, жужжащих в голове неразборчивостей. Здесь день — что тоже казалось странным. Потому возникало сомнение в широте, на которой находился этот памятник коммунизма.

Я долго бродил по городу. И вот мой взгляд упёрся в огромную, выцветшую и раскуроченную стену завода, украшенную ломаными рамами и крошеным стеклом. Проёмы окон, ранами на лице слепого бомжа, смотрелись угнетающе жалко. Изнутри пахло сыростью и плесенью. Я решил осмотреть развалину, в надежде, что моего кота привлекли неведомые ему ранее крысы и мыши, обычно обитавшие в подобных местах.

Но крыс здесь не нашлось, ровно, как и мышей. Я проходил помещение за помещением. Промелькнуло несколько часов. Брошенная документация, тетради, чертежи. Всё покрыто внушительным слоем пыли — в несколько пальцев толщиной. Странное ощущение не давало покоя — окружавшая меня местность выглядела так, будто люди в одно мгновение попросту встали и ушли прочь. Огромные цеха с высокими потолками, стены с красными серпом и молотом вызывали двоякое чувство страха и интереса. Когда я вошёл в следующий цех, то среди пыльных станков увидел силуэт. Это был маленький, худощавый человечек. Он шёл ко мне. На вид ему было лет 50. Сухопарый, морщинистый, с седыми редкими волосами, одетый в бесцветное рваньё, он вызывал отвращение и панику. Я попятился и неуклюже наткнулся спиной на стену.

— Зря ты тут ошиваешься, — неприветливо гаркнул он сиплым баритоном.

— Почему? – я очень удивился такому грубому началу разговора, ведь в сущности, я ничего ему не сделал.

— Ты ещё не знаешь куда попал, — усмехнулся человечек.

— Ну так поведай мне, — с вызовом кинул ему я, разводя руками. Голос неприятеля напоминал скрип давно несмазанной телеги.

— Ты не дома. Ты даже не в своей стране… и не в своём мире! – он смотрел на меня тускло-серыми глазами, пристально буравя, надменно прищурив один — левый, будто я — крыса, мешающая жить. Он, правда, псих…

— Ну, и где же я? – усмехнулся, стараясь не показывать страха.

— Ты в параллельном мире. Здесь всё не так. Не ищи здесь крыс и мышей, не ищи птиц – их здесь нет. Слышишь? Тишина. Здесь ничего нет, — он злился на что-то и лицо чужака перекосило в неприятную гримасу. Человечек даже злобно сплюнул на пол, не пытаясь скрыть отвращения.

— А как сам здесь оказался, если тут ничего нет? И зачем? – спросил его я.

Он вновь гаденько ухмыльнулся.

— А я — йог. Любил медитировать, ведь тогда познаешь мир глубже, чем он есть для остальных. И когда-то у меня получилось попасть сюда совершенно случайно. Давно было дело, сосчитать мочи нет. Знаешь, ненавижу себя за то, что знал, как поступить тогда, но растерялся и застрял здесь! Как только ты попал в этот город, нужно было искать переход обратно. Ведь можешь легко опоздать,  вернее, почти уверен, что уже опоздал.

Чувствовал, что старик не в себе и, может, это бред его воспалённого сознания, но в глубине души что-то начинало тревожно щёлкать, показывая — не всё так просто, как кажется.

— Почему я опоздал? – мой голос дрогнул, выдавая непонятное волнение.

— Совсем ничего не знаешь? Жаль, — он как-то тяжело закряхтел, и уселся на пыльный стол, стоявший рядом.

Ещё секунд 10 мужик смотрел в пространство и молчал, может, формулируя мысль, дабы донести ее лаконично и понятно. Затем продолжил:

— Мир, в котором жили ты и я, на самом деле безумно многогранен. Лишь глупцы привыкли считать, что живут в одной плоскости. Но существует множество других миров, оплетающих наш. Те могут казаться одинаковыми и непохожими друг на друга. Красивые, добрые, другие — злые. Есть, как этот – безразличные, мёртвые. Здесь нет ни капли живого. Лишь заброшенные заводы, дома и пыль. Миры возникают и умирают. Когда умирают — не исчезают насовсем, а становятся такими, каким ты один из них видишь – бесполезный, бессмысленный, угрюмый. Остался в нем только негатив умерших в муках существ. Он подавляет и уничтожает всё, что сюда попадает. Знаешь, как хочется сбежать? Невыносимо. Ведь он хочет остаться один. И я бы помог ему. Но совсем не ведаю, как теперь вернуться обратно. Главная проблема -считаем миры параллельными. Но это не так. Они существуют в пространственной форме бесконечности. Ведь всё, что есть на свете – это бесконечность – мать всего живого. Или, проще сказать – форма восьмёрки, перевёрнутой горизонтально. Восьмёрка вращается – время течёт. И ты, попав из одного мира в другой, не сможешь вернуться, если она уже перевернулась. Ты будешь блуждать по мирам вечно, ища дорогу к своему, пока не состаришься, или просто не смиришься со своим положением.

До меня с трудом доходило то, что он говорил. На меня вдруг навалилось жуткое болезненное отчаяние. Кот знал больше, чем я — человек разумный! И он не попадался так легко в ловушки времени, гуляя себе свободно, где хотел. Но я – человек, и в этом моя беда. Я глуп и самоуверен.

Я вздохнул и в порыве безнадежности обнял за плечи этого худощавого человечка, моего глупого собрата. Кто теперь скажет, что мы – самые разумные существа на планете? Никто.

— Значит, останусь тут, — сказал ему я, — Жаль... вот только... моего кота. Он, наверное, голоден и одинок. Сидит дома — скучает. И безнадёжно ждёт моего возвращения…

 

 

Автор:                                            Юлия Крюкова

Произведение:                        фантастический рассказ «Великий переход»

ФИО:                                              Крюкова Юлия Валерьевна

Дата рождения:                      16.11.74

Место рождения/

проживания:                           г. Минск, Республика Беларусь.

О себе: работаю преподавателем социально-гуманитарных дисциплин в колледже. Ранее публиковалась в журнале «Врата небесные» (г. Минск).

 

ВЕЛИКИЙ ПЕРЕХОД

 Игорь проснулся с радостным ощущением предстоящего события. Он не спешил открывать глаза,  сканирующая система мгновенно диагностировала бы пробуждение и отвлекла его внимание ежедневным анализом утреннего состояния тела, рекомендациями, советами, рекламой.  Игорь наслаждался последними мгновениями ощущения самого себя, своих мыслей, желаний. Сегодня воскресенье, на улице лето, ровно  через месяц ему исполняется 16 лет, а это значит, он будет иметь право Великого Гендерного Самоопределения. Как все-таки это здорово, такой невероятный уровень свободы. Некоторые его друзья уже совершили Великий переход. И хотя они выбрали обычные гендеры, все же остались очень довольными. Вот, например, Ирка выбрала гибрид лисы. Игорь вспомнил, как еще совсем недавно Ирка показывала, что умеет делать своим новым телом, ходить и на 2-х и на 4-х ногах, прыгать, обнимать хвостом, лаять и даже лазать по деревьям. Толстячок Антон выбрал гендер 5-летней девочки. Игорь  давно подозревал, что из-за своего огромного веса Антон всегда комплексовал… Теперь все отлично, внимания предостаточно.  Но маленькая девочка – это, конечно, не круто…  А вот Колька стал силачом-киборгом. Киборг? Да! Неплохая идея. И тут Игорь услышал сигнал входящего звонка. Звонила его подружка Светка. «Видимо что-то срочное, — подумал Игорь, — так от нее сообщения не дождешься, а здесь звонок!»  Игорь нажал на кнопку приема вызова, на мониторе появилось испуганное лицо Светки.

—Привет, моя бабушка умирает. Она отказалась от программы модификации тела, говорит, что пришло ее время. Но я не хочу! Игорек, миленький,  только ты можешь мне помочь, давай встретимся, я очень прошу тебя…

«Бабушка? Помощь? О чем это она?»,  — Игорь на секунду пожалел, что ответил на звонок. Но вдруг какое-то неясное чувство всплыло из самых глубин души, оно предвещало радость от встречи со Светкой, радость от того, что можно будет вот так рядом постоять с ней, поговорить, ощутить ее запах.

— Ладно, давай в сквере через час.

Игорь давно знал Светку, сколько помнил себя, столько и ее. Их родители почти в одно и то же время подали прошение в Министерство по делам демографии на рождение 1 ребенка. Только  Светкины родители хотели девочку, белокурую, тип психофизического здоровья 1 (для интеллектуальной работы), предположительный рост 170, вес 60 кг.  А родители Игоря – мальчика. Прошения  были удовлетворены.  Половые клетки, изъятые еще в момент совершеннолетия, соединены,  гены модифицированы в соответствии с заказом.  Зародыши поместили в искусственный инкубатор, успешно вырастили и в срок отдали родителям в соответствии с договором. Вначале о младенцах заботился робот–няня, а когда детям исполнилось 2 года, их отдали в общий детский садик, где они и познакомились.

У Светки и Игоря была одна тайна – их общий язык, придуманный ими, чтобы обмениваться смыслами, которые никто из посторонних не смог бы распознать. Это их веселило, забавляло, давало новые оттенки ощущения мира. И сейчас, на встрече в сквере, когда  встроенные в тело чипы записывали каждое движение и слово, когда камеры-сканеры распознавали мимику, настроение, намерения, общаться можно было лишь с помощью  придуманного в детстве  общего языка.

Светка начала с самого главного.

— Я хочу запустить программу модификации тела без согласия бабушки.

—Но ведь это преступление, насилие над ее волей! За это мы можем быть лишены  первого уровня свободы, у нас не будет права Гендерного Самоопределения!

— Но ведь ты не думаешь, что сама бабушка, которой мы сохраним жизнь, сдаст нас полиции?

— Бабушка, возможно и нет… Но как мы это сделаем?

— Мы зайдем к ней в дом, я отвлеку  ее внимание, и пока мы будем беседовать, ты активизируешь программу модификации.

Игорь  никак не мог понять, зачем  Светке нужна эта бабушка. У него самого  давно уже не было ни бабушки, ни дедушки, и чувствовал он себя при этом  довольно неплохо.

—Зачем это тебе? — робко спросил он.

— Ты не видел ее глаза, и знаешь, ведь это она посоветовала мне придумать тот язык, на котором мы сейчас говорим, я люблю ее, — сказала  Светка.

Игорь никогда не слышал, чтобы слово «любовь» употреблялось применительно к родственникам. И даже на секунду задумался, а любит ли он своих родителей? Ему  было очень необычно примерять чувство любви к родителю№1 и родителю№2 (больше у Игоря родителей не было, в отличие, например, от Катьки, у которой (как повезло!) было аж целых 5 родителей). Игорь вновь в мыслях переключился на Светку.  Провести еще пару часов с ней? Почему бы и нет?

— Ладно, давай к твоей бабке.

Друзья вызвали 2-х местное мобильное такси,  разместились в мягких удобных креслах, и  набрали координаты бабушки. Такси взмыло вверх. Последнее, что они увидели — огромный плакат на фасаде  дома «Мир и безопасность».  Игорь подумал о том, в каких чудовищных условиях люди жили еще несколько веков назад — грабежи, разбои, убийства. Теперь этого нет! Сканирующие устройства определяют само намерение совершить преступление и реагируют мгновенно. Правда, бывают ошибки. Но ради общей безопасности… Как изменился мир! Декларация универсального человека провозгласила отмену границ государств, наций, пола. Единое Всемирное Правительство  контролирует все сферы жизни человека: зачатие, рождение, воспитание, обучение, безопасность и развлечения. Всемирный Конгресс был распущен. Действительно, если нет народов и наций, значит нет противоречий, нет необходимости согласовывать интересы различных групп населения. Всемирному Правительству подчиняются и суды. Наступила эра  постдемократии — народ делегировал полномочия управления Правительству, которое неплохо справляется с этими функциями. Население поддерживается в строго определенных пределах, не более 500 млн. человек. Люди имеют в достатке пищу, одежду, жилые дома, но самое главное, они имеют право Великого Гендерного Самоопределения. В этом и состоит основная заслуга Правительства.  Деньги отменены. Люди работают всего несколько часов в неделю и, как правило, это интеллектуальный труд, так как всю остальную работу исполняют роботы. Кроме денег отменена религия. Все, что раньше просили у Бога: детей, здоровье, благополучие, комфорт, все дает Правительство в избытке. Кроме того с 16 лет открыт доступ к любому виду удовольствия, которое когда либо существовало на земле без опасности повредить свое тело. Имитатор удовольствий позволяет пережить все ощущения, которые только возможны.

Игорь вспомнил о Великом переходе. Может быть киборг-атлет? Или универсальный трансформер №3, самая последняя модель? Везет Светке, у нее все просто. Игорь знал, что Светка  уже сделала выбор, она будет бабочкой. У нее появятся крылья, она сможет летать. А может и мне стать бабочкой? Нет! Что за ерунда.

Игорь повернулся к  Светке, очень осторожно взял ее за руку.

— Светик, у меня через месяц переход. Как думаешь, какой взять гендер?

Светка на мгновение задумалась.

— Можно эльфа, летали бы вместе…

Игорь прыснул от смеха.

— Нет, это не мое. Хотя если эльф-киборг…Но есть ли такая модификация?

На экране отразилось время до прибытия – 1 минута. Такси начало плавно снижаться и остановилось возле небольшого аккуратного домика, выделявшегося своей традиционной формой на фоне домов-нор, замков, логовищ. Сам домик был желтого цвета с коричневой крышей и красивыми резными ставнями. Из дымохода шел дым. Конечно же это была имитация, а вот небольшой пруд и плавающие в нем уточки были самыми настоящими.

Система сканирования известила бабушку о гостях, калитка открылась. Света и Игорь почувствовали приятный запах цветов. Тропинка к дому с обеих сторон была украшена разноцветными розами. Друзья  вошли в дом. Робот-помощник провел их к бабушке. Первое, что бросилось Игорю в глаза – бабушка имела облик… бабушки! Она не меняла свой гендер. На мгновенье в сознании Игоря возникла мысль: «А разве такое возможно?» Потом он увидел ее глаза – глубокие, умные, бесконечно добрые. Игорь смутился, ему показалось, что бабушка все знает, и об их замысле, и о том, что ему нравится Светка, и даже о том, что всегда обманывал Кольку в игре.

— Привет, бабуля, — весело сказала Светка, — как ты?

— Здравствуйте, у Вас очень красиво, — поздоровался Игорь.

Бабушка привстала с постели, обняла внучку, ее глаза наполнили слезы.

— Это Игорь, мой друг, у него через месяц Великий переход.

— Детки мои дорогие, как хорошо, что я увидела Вас перед моей смертью.

Светка дала знак Игорю, что пора начинать задуманное.

— Бабушка, позволь Игорю войти в сеть через твой компьютер, а мы с тобой за это время поговорим о том, о чем ты хотела.

— Да, пожалуйста, — бабушка назвала код доступа, — Светка, сядь ко мне поближе. Я хочу сказать тебе что-то очень важное.

Таинственным голосом бабушка сообщила:

— Мне предстоит Великий переход.

Светка в недоумении посмотрела на бабушку: «Великий переход? Неужели бабушка одумалась?»

— Постой, я не о том, я ухожу в другой мир, понимаешь? Я ухожу к тому, Кто создал мир.

— Но ведь этот мир создан Единым Всемирным  Правительством. Разве не так? Именно от них зависит наша жизнь, свобода, благополучие. Ты можешь жить почти бесконечно, меняя разные гендеры, твое тело может бесконечно обновляться и модифицироваться.

— Единое Всемирное Правительство не создавало атомы, гены, клетку. Оно может лишь изменять их, но не является их творцом. Понимаешь? Есть Некто, Кто сильнее Правительства, Тот, Кто дал жизнь и атому и клетке.

— Но почему тогда Он не управляет нами открыто? Почему таится? Почему мы не можем видеть Его каждый день, как Президента Земли?

— Он хочет, чтобы мы искали Его, шли к Нему. Он может нам дать больше, чем Правительство.

Светка засомневалась:

— Что может быть больше? Он может предложить новые гендеры? Удовольствия? Что может быть большим?

— Он может дать нам радость без гендерной модификации и удовольствий. И еще… Он может сделать эту радость вечной.

Теперь Светка начинала понимать, что именно такую радость она видела в глазах бабушки, когда прилетала к ней в гости, поняла,  почему бабушка  отказалась от программы модификации тела, ей это просто не было нужно. Светке пришла мысль: «А ведь бабушка хотела умереть потому, что желала перейти к Нему, в Его мир, в Его вечность».

Светка бросилась к Игорю в надежде успеть его остановить.

— Игорь!

— Готово! — ответил Игорь, — все так, как мы и договаривались.

— Отменяй быстрее, все изменилось!

— Я не могу, эта программа не  предполагает возврат.

И тут они услышали слабый голос бабушки: «Светочка, Игорь...». Когда они подбежали к ней, бабушка весело улыбнулась и хитро спросила:

— Ну что, запустили?

Щеки Светки покраснели, она опустила глаза и тихим голосом ответила:

— Да.

— Значит,  мне осталось жить…так …уже 2 минуты. Внученька моя, я знала, что ты любишь меня и пойдешь на все, чтобы сохранить мне жизнь. Поэтому я запрограммировала компьютер таким образом, чтобы  при запуске программы модификации тела активизировалась программа добровольного ухода из жизни. Не волнуйтесь за меня, я так давно ждала этого! Светка, помни то, что я рассказала тебе. Там на чердаке в имитации беспорядка вы найдете старую книгу. Прочтите ее до Великого перехода.

— Как она называется?

В ответ бабушка только улыбнулась и тихо закрыла глаза. Светка вся в слезах держала руку бабушки. Игорь не знал что произошло, старался утешить подругу. Робор-помощник вызвал бригаду ликвидации тела. Когда бабушку увезли, Светка включила Игорю запись разговора с бабушкой. Игорь внимательно выслушал, казалось, он не был удивлен.

— Я догадывался о том, что Тот, Кого древние люди называли Богом есть в реальности. Я знал, что мы имитируем, модифицируем, конструируем, но не создаем сам материал. Пойдем на чердак, посмотрим, что это за книга.

Они поднялись на верхний этаж дома, зашли в небольшую комнату, где увидели груду мусора: старые диски, книги, журналы, рекламные проспекты, газеты, игрушки, одежду и многое другое. Как среди всего этого найти нужную книгу? «Неужели всем этим когда-то пользовались?» — подумала Светка. Игорь же методично шаг за шагом сортировал попадающие под руку вещи. Через некоторое время стопка из 30 книг лежала перед друзьями. Среди них выделялась одна самая толстая, потрепанная. Светка взяла ее в руки, прочла название: «Библия».

— Как думаешь, та?

Игорь открыл первую страницу.

— В начале сотворил Бог небо и землю…Да, это она.

Друзья спустились вниз к компьютеру и запустили программу сканирования и передачи информации в отдел долговременной памяти мозга.  Современные технологии позволяли изменять чувство времени, и то, на что раньше уходили недели, месяцы и, даже, годы, восприятие сюжета, переживание ситуаций, заняло у друзей не более 15 минут. Несколько минут Светка и Игорь провели в тишине.

— Игорь, ты знаешь, я больше не хочу быть бабочкой. Бог дал мне это тело, и я хочу жить как женщина, состариться в нем, хочу сама рожать детей. Зачем мне чего-то бояться, если со мной Бог?

После слов Светки в одно мгновенье Игорь ощутил, понял свой путь в Великом Гендерном Самоопределении. Да! Он будет  мужчиной, у него будет семья, он вырастит детей, увидит внуков, будет стареть и умрет естественной смертью. Игорь взял Светку за руку.

— Ты знаешь, у нас будет семья, дети, домик с озером и цветами.

Друзья возвращались домой. Мобильное такси поднимало их выше и выше, они радостно улыбались и строили планы на будущее.