рассказ Мы будем жить

 

Конкурс фантастики продолжается. Анна Айсгурова с рассказами «Мы будем жить», «Рамиз»

 

Автор: Анна Айсагурова

Произведение: фантастические рассказы "Мы будем жить", «Рамиз»

 

ФИО: Айсагурова Анна Николаевна

Дата рождения: 01.01.1989 г.

Место рождения: пос. Сарьянка, Свердловская область

Место проживания: г. Майкоп, Республика Адыгея

О себе: Закончила педагогический колледж и факультет иностранных языков АГУ. Работаю воспитателем в ДОУ. Пишу стихи и небольшие рассказы с подросткового возраста; работы не опубликовывались. Впервые участвую в конкурсе такого уровня, надеюсь на объективную критику.

 

 

Мы будем жить

 

1.

Небрежно стряхиваю пепел от сигареты прямо на пол своего бокса; в эту же секунду глаза начинает резать от ослепительного света; в меня летят осколки стекла, стена бокса морщится от резкого напора взрывной волны; через несколько секунд моих ушей достигает грохот разорвавшегося неподалеку снаряда. После взрыва все погружается в темноту, сопровождающуюся  стонами раненых, и криками о помощи. Мое сознание покидает меня; последнее, что я чувствую, это острая боль где-то в правой ноге; я отключаюсь и падаю.

 

2.

Аварийные генераторы постепенно приводят в чувства обесточенный город. Прихожу в себя от голоса в рации:

— Майор, майор! Командный пункт на связи; срочная мобилизация всех подразделений; генерал Хенкс требует вашего присутствия; несанкционированное проникновение на территорию города.

— Эээ (морщусь от боли), я скоро буду. Что известно, каковы потери?

— Пока немного сэр…Териксы взорвали нейротрогированный снаряд в жилой зоне; есть потери среди мирного населения; коммуникации повреждены, сейчас ведутся экстренные ремонтные работы.

— Все ясно; надеюсь, им не удалось узнать расположение….

— Нет, сэр! (последовал быстрый ответ), извините нам запрещено обсуждать это по рации, утечка информации недопустима…

— Да, я понимаю. Скоро буду!

Закончив разговор с дежурным диспетчером, я наконец получил возможность рассмотреть источник боли: осколок серого стекла вонзился в лодыжку; вся нога была покрыта кровью, а поврежденные ткани имели красно-синий цвет. Выругавшись про себя, я осторожно вытащил стекло и накрыл ногу кухонным полотенцем. Затем медленно дойдя до ванной и убрав пропитанное кровью полотенце, с осторожностью промыл рану сначала холодной водой, а после каким-то жгучим антисептиком. Накрепко перебинтовав ногу, я кое- как переоделся и вышел из дома. Мой путь лежал в главный корпус военного полигона, и встреча, ждавшая меня была, не из приятных. В голове постоянно вертелась одна навязчивая мысль: «Как мне все надоело! Хочу курить!»

 

3.

О том чтобы поехать на машине не могло быть и речи, весь квартал был словно вывернут на изнанку, кругом сновали спасатели и медицинские работники; аварийная бригада наскоро чинила линии электричества и расчищали дорогу. Что ж придется идти пешком. В голове не укладывались мысли о новом теракте. Уже четвертый за последний месяц. Териксы словно озверели. Каждое их действие все более отчаянное  и ожесточенное. Надо признать, что они настойчивы в своих действиях…

Раса Териксов, весьма схожа с людской расой внешне, но и только. Они хитры и коварны, очень жестоки; и никогда не мучаются угрызениями совести. Все что ими движет это злоба, ненависть, желание истреблять. Сотни лет они завоевывали близлежащие миры и создавали на них свои колонии. Исчерпав все ресурсы они переходили от планеты к планете, пока наконец не выбрали своей очередной жертвой старушку Землю. К несчастью для них и для нас, наша планета и без постороннего вмешательства была на грани истощения. К 2170 году численность населения превысила все допустимые нормы; бесконечные войны и загрязненная экология привели к тому, что природа решила заняться самолечением. Землетрясения, наводнения, ураганы- все это было лишь началом конца. Природа восстала против людей так нещадно губившую ее столько лет. И тогда в экстренном порядке начались поиски подобных планет для переселения. Что ж мы нашли несколько таких планет; условия для проживания не соответствовали, но гении современной науки решили и эту проблему. При помощи современного и дорогостоящего оборудования, нам удалось адаптировать атмосферу и построить небольшие города, напоминающие средневековые крепости.

Самым первым, и важным городом является Гертракс, здесь находится главный командный цент, военный полигон и хранилище. Хранилище хорошо спрятанный от посторонних глаз и ушей Центр, в котором спрятано самое ценное, что у нас осталось, а именно генетические образцы флоры и фауны прежней земли необходимой нам для воссоздания новой планеты. Целый этаж представлен для сохранения интеллектуального потенциала жителей земли. Тысячи книг представляющих огромную ценность перекодированы в электронные источники. Ну а самый нижний этаж находящийся глубоко под землей занимается научными разработками оружия, защиты, техники, альтернативных источников энергии, и всего того что поможет нам выжить.

Териксы ищут именно этот Цент, потому что сами не в состоянии изобрести что-либо подобное. Да и зачем, если можно отобрать уже готовое, как они делали это столько лет.

Териксы как паразиты, высасывают все жизненные соки из всего, чего бы они ни касались, а затем за ненадобностью просто бросают. Наконец-то они встретили достойного противника, Земляне так просто не сдадут свои позиции. Неужели же мы, пройдя через переселении с одной планеты на другую, повторим свои прошлые ошибки, и отдадим все что непосильным трудом удалось воспроизвести и создать, первым встречным агрессорам.

Рассуждая подобным образом, я кое как пробирался через завалы в сторону полигона.

Так и не смирившись с мыслью о том, что им дали отворот-поворот, вражеские шпионы проследовали за нами до нашего нового места жительства, затем чтобы на чужих костях построить свои колонии. Я чувствую, что меня ждет очередной жестокий бой, очередная военная вылазка. Пришло время снова поставить Териксов на место. Я знаю, что скажет мне генерал; он даст приказ разработать план операции наступления, переложив на меня всю ответственность за погибших в бою парней и за тех, кто выживет. Все как всегда, ничего не меняется. Нужно будет связаться с другими городами, объединить силы…

Еще один взрыв не дал мыслям майора прийти к дальнейшим логическим заключениям.

И на этот раз Фортуна отвернулась от него. Майору не суждено было дойти до полигона;  он погиб, подорвавшись на предательской растяжке замаскированной между развалами. Прощальный подарок диверсанта Териксов.

4.

— Доктор Шерон, все готово!

— Спасибо. Начинаем.

— Вы уверены…?

— Майор был отличным стратегом и хорошим солдатом, мы просто обязаны дать ему второй шанс. Итак, данные головного мозга отсканированы? Процесс воссоздания соответствует заданным параметрам?

— Да доктор.

— Что же, надеюсь, у нас все получится. До встречи в новой жизни майор. Прости, что не отпускаем тебя, но ты нам очень нужен. Как никогда….

 

 

Рамиз

 

1.

 

Последний луч заходящего солнца ненадолго осветил угрюмые скалы и угас. Наступившую ночь ознаменовал робкий крик родившегося  ребенка и облегченный вздох обессиленной женщины. Взошла луна, осветившая небольшую каменную площадку перед входом в пещеру, на которой старик в серых лохмотьях склонился над овальной чашей, пристально вглядываясь в наполняющие ее мутные воды.  Затем он взял младенца из рук матери, провел над ним веткой полыни, прошептал что-то на древнем языке.

— Ты будешь великим человеком. Я нарекаю тебя Рамиз!

 

2.

 

Шло время. Один год сменял другой. Вдали от оживленных, грязных городов, рос Рамиз.

Мальчик любил часами наблюдать за бегущими по небу облаками, слушать пение птиц. Но больше всего он любил долгие вечерние разговоры  со стариком. Старик рассказывал ему о дальних странах, эльфах, гномах, об устройстве людей, религиях и обычаях. Старик учил Рамиза владеть клинком и стрелять из лука, помогать слабым и противостоять деспотам. К 20-ти годам, Рамиз превратился в высокого, хорошо сложенного молодого человека со светлыми волосами и зелеными глазами. Несмотря на его возраст, многие взрослые мужчины держались с ним на равных. Каждый человек в этом скрытом от посторонних глаз поселении, чувствовал в Рамизе невероятную волю и душевную силу, многие видели в нем свое будущее, своего предводителя.

В один из теплых летних вечеров, старик подозвал Рамиза к себе.

— Пришло время.

— Время чего?- удивился Рамиз.

— Время  определить свою судьбу. Для тебя уготовлено испытание, от которого зависят все наши надежды связанные с твоим рождением. Людям нужен вождь. Человек, который объединит всех  обиженных империей,  не побоится выступить против императора Цергиса и его приспешников. Человек, который вернет нам свободу.

— Вы хотите возложить на меня такую ответственность? Смогу ли я оправдать ваши ожидания? — спросил Рамиз неуверенным голосом.

— Верь в себя. В ту ночь, когда ты родился, я увидел в «Омуте Жизни» знак. Этот знак оставленный богиней Мереей, наделяет его обладателя даром принимать нужные решения. Ступай. Собери необходимые вещи, с рассветом ты выступаешь.

 

3.

Путь Рамиза лежал к вершине горы Забвения, на другой стороне Скалистых гор. Эта гора была во владении древнего колдуна, охранявшего Меч правосудия. В одном из преданий, написанным несколько веков назад, было сказано, что однажды родится юноша, который положит конец тирании и восстановит  справедливый мир на всем северном континенте. И тогда настанет время, когда все расы будут вновь жить в мире и согласии. Эльфам, гоблинам, гномам,  а так же людям, не разделяющим идеологии правившего слоя, больше не придется скрываться от всего мира и вести затворническую жизнь. Меч правосудия положит конец безграничной власти узурпаторов. Но лишь в том случае, если окажется в правильных руках.

Выйдя за границу родного поселения, Рамиз остановился, чтобы еще раз взглянуть на место где он провел столько счастливых лет. Когда он вернется (если вернется), он станет  совершенно другим человеком. Отбросив все сомненья, Рамиз сделал глубокий вздох и шагнул в сторону неизвестности. День только вступал в свои права, небольшие птички суетились возле своих гнезд, ящерицы выползли из своих укрытий и дремали в теплых лучах солнца. Ни что не нарушало мирного течения жизни животного мира. Внезапно позади Рамиза раздалось низкое рычание. Он обернулся как раз во время для того, чтобы уклонится от прыжка дикой кошки. «Странно, что Ирбис подобрался так близко к людским селениям, и еще более странно то, что он осмелился напасть на человека». Рамиз выбил искры из камня  своим клинком рядом с мордой хищником. Казалось, что Ирбис удивился поведению юноши. Эта гроза скалистых гор привык, что все его жертвы убегают от него, а это существо на двух лапах, осмелился противостоять ему. Зверь повторил попытку прыгнуть на парня, но получив удар обухом клинка, отскочил в бок.            Обойдя Рамиза, он попытался нанести удар мощной лапой, но застыл. Острие клинка упиралось ему прямо в морду.

— Иди прочь глупая кошка, и найди себе другую жертву! Не все решается силой.

Посмотрев своими желтыми глазами прямо в глаза юноши, Ирбис развернулся и в два прыжка скрылся за скалами.

Когда солнце перевалило за полдень, Рамиз остановился под небольшим чахлым деревом, чтобы немного передохнуть. В это время он услышал слабый стон и невнятные просьбы о помощи. Рамиз направился в сторону звука. В проеме между двух острых камней, лежало распростертое тело ребенка. Не раздумывая, Рамиз подбежал к ребенку, и аккуратно освободив застрявшую ногу мальчика, отнес его под дерево, от безжалостного солнцепека. Напоив обессилившего и обезвоженного ребенка, Рамиз с болью в сердце  посмотрел на его измученное лицо. Мальчик был бледен, пересохшие, потрескавшиеся  губы бормотали слова благодарности.

— Как ты оказался здесь малыш?

— От нашего стада отбилось несколько овец, брат отправил меня на их поиски. Сначала я заблудился, а потом в спешке не увидел куда ступаю. Мне очень страшно, не бросай меня здесь! Я отдам тебе все, что у меня есть!

Мальчик слабыми руками начал выгребать из карманов  содержимое.

— Вот возьми, это кремень, он с прожилками золота, я сам нашел его, возьми! Только не бросай меня, пожалуйста…

— Нет, нет! Я не брошу тебя, и мне ничего не нужно. Ты веришь мне. Я не оставлю тебя здесь!

Мальчик немного успокоился. Он смотрел на Рамиза глазами полными надежды. Рамизу стало не по себе: «Как можно отправить ребенка в горы на поиски отбившихся животных. Одного! Это немыслимо!; Но как поступить мне?». Одолеваемый внутренними противоречиями, Рамиз произнес:

— Как тебя зовут?

— Далий.

— Далий… Нам предстоит сделать еще одно дело, прежде чем я отнесу тебя в селение.

Рамиз посадил Далия на плечи и продолжил путь. Солнце нещадно жгло уставших путников, но Рамиз продолжал следовать своей цели. Навязчивый голос в голове твердил, что мальчик лишь мешает ему, его надо оставить. «Что за наваждение» думал Рамиз, «Что за странные мысли? Кто бы не навязывал мне свою волю, катись к дьяволу!»

К вечеру, измученный и уставший, он добрался до горы Забвения. Посадив Далия у входа в грот, он связал себя с ним обещанием вернуться.

Вечер угас, уступая место ночи. Рамиз  вступил во владения колдуна и на ощупь двинулся вглубь подземелья. С сырых сводов капала вода, запах плесени затруднял дыхание. Вот впереди замаячил слабый огонек. Рамиз ускорил шаг, теперь он различал выступы и проемы в стенах; он стремился вперед вслед за светом. Проход плавно уходил вглубь горы, с каждым шагом становилось все светлее. Через некоторое время,  Рамиз слегка одурманенный окутывающими его странными запахами,  уткнулся   в светящуюся  преграду. Осторожно проведя по ней рукой, и убедившись, что она не причиняет вреда, он сделал шаг в ждущую его неизвестность. По ту сторону завесы простирался огромный зал,  украшенный каменными изваяниями. В середине зала, не касаясь земли, вращалась зеленая сфера. В ней словно в такт какой-то музыке покачивался меч.  Рамиз кожей ощутил чье-то присутствие за спиной:

— Неужели все так просто?

— Не узнаешь, если не попробуешь — ответил хриплый голос. Рамиз обернулся и увидел высоко старика, укутанного в белый плащ.

— Если ты чист душой и помыслами своими, ты можешь взять меч.

— А если нет?

— А если нет, тебе суждено умереть.

Рамиз посмотрел в глаза старика, но не смог прочитать в них нечего кроме безразличия. Вспомним своих соплеменников, он решительно протянул руку к мечу и коснулся его. Холодная сталь ласкала кожу рук. Рамиз взял меч, и несколько раз рассек им воздух, словно проверяя, действительно ли он держит его в руках.

— И это все?

— Да. Меч принял тебя, теперь он твой. С его помощью тебе суждено сотворить много великих дел…

Неясное чувство, едва различимое, просочилось в сознание Рамиза: Далий! Что-то не так!

— Злой рок распорядился его жизнью Рамиз, он примет смерть от дикого зверя.

— Нет! Я не могу этого допустить.

— Но тебе нужно выбрать: жизнь мальчика, или великие подвиги, которые прославят тебя на весь северный континент.

— Не будет по-настоящему велик тот, кто не ценит чужую жизнь! С этими словами Рамиз оставил меч и бросился к выходу.

 

4.

 

Спотыкаясь Рамиз мчался обратно к Далию. « Я должен успеть, я обещал ему!».

Выбравшись наконец из грота, опьяненный свежим ночным воздухом, юноша подбежал к ребенку. Тот спал, свернувшись калачиком на плаще Рамиза. Невдалеке шуршали ночные грызуны, мигали маленькие сверчки. Не было ни намека на присутствие хищника.

Рамиз огляделся. Старик, появившийся словно из воздуха, произнес:

— Я вижу перед собой достойного человека. Ты не бросил в беде нуждающегося, не позарился на богатства, доказал что не все в мире решается путем применения силы. А главное ты ценишь чужую жизнь выше славы и почета. Возьми меч, Рамиз. И проживи жизнь с честью…