istina

 

Конкурс фантастики

 

ФИО:  Неустроева Екатерина Александровна

Дата рождения:    04.07.1997 г.

Место рождения:   г. Новосибирск.

Адрес проживания:   с. Чингисс, Новосибирская область.

 

О себе:  Я  учусь в Чингисской С.О.Ш.  в 11 классе. Рассказы начал писать в 16 лет. Ранее нигде не публиковалась.

 

 

В поисках истины

 

Когда-то давным-давно в одном маленьком и захолустном городке жила-была девушка по имени Элизабет. Бедняжка рано потеряла родителей, и все, что у неё осталось от них, был маленький дом на окраине города. Элизабет была скромна и добра к окружающим, чтобы как-то прокормить себя она рукодельничала и продавала свои работы на рынке.

Однажды девушке приснился ужасный сон. Она видела, как чья-то завистливая рука убивает её возлюбленного, который нес военную службу далеко отсюда. Проснувшись утром с тревожными чувством на душе, Элизабет решила сходить к цыганке и узнать, почему ей приснился этот страшный сон. Цыганский табор тоже находился на самой окраине, ибо в центре города цыган не жаловали. Их считали ворами и мошенниками, а кто-то и поговаривал, что они владеют черной магией. Элизабет слышала об этих слухах, поэтому шла к ним неохотно, испытывая небольшое чувство страха. Придя в нужное ей место, девушка заметила, что цыгане собираются покинуть этот город. Она стояла, как статуя, смотря по сторонам. Вдруг Элизабет услышала чей-то голос и, обернувшись, увидела старую цыганку.

— Эй, красавица, — произнесла старуха скрипящим голосом, — кого-то потеряла?

— Нет, бабушка, — неуверенно ответила девушка.

— Так, зачем же пришла? Не видишь, покидаем мы эти места, и кто знает, может быть и навсегда, — с какой-то грустью произнесла цыганка. — Ну да ладно, чего грустить, прошлого не вернуть, а жизнь-то продолжается. Ах, годы, годы! Неумолимые годы! Пойдем-ка со мной милая, я хоть и слепа, но вижу грусть в твоих глазах. Может, чем и помогу. Пойдем, пойдем, — настойчиво сказала старуха и буквально потащила девушку за собой. Цыганка привела Элизабет к своему шатру и усадила рядом со старой повозкой, к которой был привязан небольшой серый осел с печальными и тоскующими глазами.

— Ну, давай, милая рассказывай, какая беда с тобой приключилась? – спросила настойчивая старуха. Девушка рассказала ей о своем сне. Цыганка достала из кармана карты и начала гадать. Через несколько минут послышался ответ:

— Да-а, — протянула старуха, — сон твой вещий оказался. Вижу я, что смерть ждет твоего жениха завтра. И смерть эта от подлого и завистливого товарища.

— Что?! – напуганным и дрожащим голосом произнесла Элизабет, и слезы невольно брызнули из её ясно голубых глаз. – Что же мне делать? – рыдая, спрашивала она. – Я не успею предупредить его.

— Ну, ну, милая, не нужно слез. Я знаю, как помочь твоему горю, — ответила цыганка и, засунув руку в карман, вынула из него маленькое черное перышко. – Это перо волшебное. Если сжигая его думать об одном только месте, то непременно окажешься там.

— Вы мне не врете? – удивленно и недоверчиво спросила Элизабет.

— Это чистая, правда, зачем мне врать тебе? Хочешь получить это перо?

— Конечно, хочу! – восторженно произнесла девушка, и в её глазах заблистала радость.

— Я отдам тебе его, но при одном условии. За каждый километр пути ты отдашь мне месяц своей жизни.

— Что? – напугано, произнесла Элизабет. – Но я не знаю, как далеко находится мой жених, а что если…

— Ну ладно я все поняла. Видимо, твоя любовь не настолько сильна, коли ты боишься отдать за любимого каких-то несколько лет своей жизни.

— Нет! – воскликнула бедная девушка. – Забирайте все, что есть! Хоть жизнь мою забирайте! Я все за него отдам! Все!

— Ну, коли все, так дай мне свою руку. Я порежу её, и произнесу заклинание над твоей кровью. – Девушка дрожа, будто осенний лист, протянула цыганке свою жемчужную ладонь. В это время привязанный к повозке осел начал издавать странные звуки, мотать головой и бить копытами об землю. Старуха бросила на него свой взгляд, полный гнева и ненависти, и ударила бедное животное. Осел пошатнулся и замолк, а цыганка завершила задуманное.

— Вот возьми это перо, теперь оно твое. Сожги его завтра утром, думая о том, куда желаешь попасть.

— Спасибо вам, — тихо прошептала Элизабет и ушла.

Вернувшись, домой, она думала только об одном: поможет ли ей волшебный дар цыганки или нет. С трудом дождавшись утра, девушка поспешно соскочила с постели, оделась и решила преступить к задуманному. Она подожгла перо и, наблюдая за тем, как жадно его поглощает огонь, начала неустанно думать о своем возлюбленном. Элизабет, действительно, точно не знала, где находится её жених, ибо от него уже давно не было никаких вестей. Но, тем не менее, это не помешала ей завершить магический обряд.

Через несколько мгновений у Элизабет закружилась голова, и потемнело в глазах, ей казалось, что комната начинает уменьшаться, а все вокруг сливается воедино. Яркая вспышка света. Темнота. И вот девушка находится уже не у себя дома, а посреди какого-то сборища солдат. Она видит своего жениха и не верит глазам. Проходит какой-то поединок. Её возлюбленный сражается с молодым воином. Толпа настолько увлечена зрелищем, что совершенно не замечает девушку. Бой заканчивается победой возлюбленного Элизабет. Лежавший на земле противник, встает и достает спрятанный за пазухой нож. Окружающие, будто не замечают этого. Только Элизабет испуганно вскрикивает:

— Обернись! – Все происходит мгновенно, но негодяю не удается сделать задуманного, его куда-то уводят.

— Спасибо вам, добрая женщина вы спасли меня, — тихо сказал жених Элизабет, подойдя к ней.

— Что?! – удивилась девушка. – Как! Генри, ты, что не узнаешь меня? – дрожащим голосом спросила Элизабет и, увидев свое отражение в бочки с водой ужаснулась. Перед ней была уже не та миловидная молодая девушка, а седая и сгорбившаяся старуха. – Что же это со мной! Генри, это я Элизабет! Это все цыганка сделала. – Молодой человек стоял не подвижно и после всего услышанного подозвал к себе своего друга, шепнув ему:

— Джек, ты уведи эту  старуху, распорядись, чтобы её накормили. Кажется она не в себе, а мне ещё к полковнику надо.

— Хорошо, — ответил Джек, — пойдемте, бабушка, я провожу вас, — но Элизабет не пошла за ним, а вновь подбежала к Генри и попыталась что-то объяснить, но молодой человек не стал её слушать, оттолкнул и ушел. Девушка поняла, что доказывать что-либо бесполезно. Генри не верит ей или просто не хочет верить. Она тихо покинула военный лагерь и одиноко побрела по какой-то узкой дороге. Элизабет не знала, куда ей идти, и что делать дальше. Она даже пока об этом и не думала. Девушка не могла поверить в то, что тот, ради которого она готова была пойти на все, оттолкнул её, не узнал.  «Неужели он не почувствовал, что это я? Неужели сердце ему не подсказало? – Думала Элизабет, — неужели он никогда не любил меня по- настоящему?». От этих мыслей душа девушки, будто  разрывалась на части. Ей было очень больно осознавать, что Генри предал её любовь.

Она несколько дней брела по дороге, скиталась из города в город, претерпевая голод и холод. Девушка сбилась с пути. Однажды, сама того не заметив, она  пришла в какой-то маленький торговый городок. Элизабет очень устала, длительное путешествие очень утомило её. Она решила направиться в город раздобыть немного еды, отдохнуть и разузнать дорогу до дома.

Тихо шагая по рынку, она увидела небольшую деревянную скамейку. Подойдя к этой скамейке, девушка присела на неё и, обхватив рукам голову, горько заплакала.

— Эй, девушка, чего плачешь? – послышался чей-то голос. Элизабет обернулась и увидела рядом стоящего, привязанного осла. – А я узнал тебя. Это ты была у цыганки.

— Ты, ты раз-го-ва-ри-ва-ешь!

— Тише ты! Тише, — напугано произнес осел, — Хочешь, чтобы весь мир узнал об этом?

— Прости, — тихо ответила Элизабет, вытирая слезы, — просто я никогда не видела говорящих ослов.

— И не увидишь, потому что я не осел вовсе. Когда я был еще маленьким мальчиком, та цыганка выкрала меня и, чтобы я не сбежал, превратила в осла. И вот уже десять лет хожу я по свету в этой ослиной шкуре. А ты ведь знаешь, ослиный век недолог. Пока служил я этой старухе, был ещё нужен, а вот теперь состарился, она меня и продала. Старая ведьма! А вот ты зачем согласилась на сделку с цыганкой. Я ведь как предупреждал тебя.

— Выхода у меня другого не было. Да что уж говорить, все равно ничего не изменишь, — произнесла Элизабет, и слезы вновь потекли из её глаз.

— Да ладно ты не реви. Знаю я, как помочь твоему горю. Ты только развяжи меня. Да поскорее, пока никто не заметил. – Элизабет развязала осла, и они незаметно покинули город.

— Как тебя зовут? – спросила девушка.

— Кирон, — ответил осел, — а тебя?

— А меня Элизабет. Кирон, а куда ты ведешь меня?

— У меня есть одна знакомая, которая продает разные снадобья. Возможно, она сможет помочь нам снять заклятье.

И направились они к той самой женщине. Через несколько дней странники прибыли в желаемое место. Они отыскали ту самую аптеку и, зайдя в неё, увидели молодую круглолицую женщину. Она, тоскуя, стояла за прилавком и, увидев, посетителей воскликнула:

— Эй,  животным нельзя!

— Животным может быть и нельзя, — сказал Кирон, — а ослам можно!

— Боже мой! – воскликнула женщина и, побледнев, замерла на месте.

— Что-за странная реакция! Вот именно поэтому я и молчал долгое время, чтоб так сказать, не травмировать слабую человеческую психику. Ладно, ладно! Мэри, ты что, не узнаешь меня? Это же я Кирон?!

И Кирон рассказал Мэри обо всем, что случилась с ним и с Элизабет.

— Да-а-а, — протянула Мэри, — просто невероятная история! Я даже не знаю, как помочь вам, потому как раньше никогда с таким не сталкивалась. Думаю, что мои снадобья не помогут вам.

— Но неужели ничего нельзя сделать, — напугано произнесла Элизабет.

— Я не знаю, поможет ли это вам. Мой отец всю свою жизнь потратил на поиски одного волшебного озера, которое называется Озером Истины. По легенде оно способно видеть правду и отражает истинный облик человека. Отец переводил различные древние письмена, и все это оказалось бы бессмысленным, если бы не одно четверостишие, которое является, по его мнению, разгадкой всех тайн, а звучит оно так:

Ты с собой возьми в дорогу

Хитрости, ума немного,

Только знай, в конце пути

Ложью правды не найти.

Да и, возьмите карту, она должна привести вас к Скалистым Ущельям Смерти.

— Да уж, название не слишком оптимистичное, ну да ладно. Спасибо тебе большое, Мэри, — сказал Кирон.

— Да не за что. Может быть, вам посчастливится больше, чем моему отцу, ведь он искал это озеро всю свою жизнь, но так и не нашел.

— Надеемся. Ну ладно прощай!

И отправились Кирон и Элизабет к тем самым ущельям. Долго брели они по пыльным дорогам, с трудом пробирались по темным и дремучим лесам, превозмогали голод и холод, и не увядали в их душах прекрасные цветы надежды и веры.

Однажды шли они по узкой лесной тропинке, и повстречались им злые разбойники.

— Эй вы, странники! – засмеялся один из бандитов, — Куда путь держите.

— Да ладно тебе атаман! – возмутился другой, — Давай без этих сентиментальностей!

— Давай деньги старуха, а иначе мы тебе глотку пережим! – завопили остальные.

— Ну, у меня ничего нет, — испугано ответила Элизабет.

— Ах, нет! А если мы найдем! – недовольно ответил атаман.

— Ищите, только время зря потратите. Я нищая старуха у меня ничего нет.

— Значит, по-хорошему не хочешь! А ну-ка ребята, свяжите-ка старуху,  и  осла привяжите к дереву, чтобы не сбежал.

Бандиты бросились выполнять приказ своего главаря и, привязав, обыскали пленников, но ничего не найдя, жутко разозлились и решили лишить Элизабет жизни. Но тут же поспорили, какой смертью лучше убить бедняжку. Одни считали, что нужно повесить её, другие, что отрубить голову, а третьи, вообще придумать не могли. Пока бандиты спорили,  Кирон не заметно обратился к Элизабет.

— Эй, — шепотом произнес он, — кажется, у меня есть план. Скажи этим бродягам, что ты ведьма и пригрози им, что если они не отпустят нас, то ты превратишь их в животных.

— А что если они мне не поверят?

— Поверят, поверят. А для полной убедительности, я парочку фраз добавлю. Уж говорящий осел – это весьма убедительный аргумент.

Ну ладно все! – крикнул атаман, — Прощайся с жизнью!

— Я бы на вашем месте этого не делала.

— А что так? Неужели ты нам угрожаешь?  — иронично произнес атаман, после чего последовал грохочущий хохот.

— А может быть и так. Я колдунья, и если вы не медленно не отпустите меня, то я превращу вас в ослов.

— Что за бред ты несешь, старая перечница!

— Это чистая правда! – громко произнес Кирон, после чего бандиты перестали смеяться и напугано уставились на осла.

— Ты, ты го-во-ришь, — заикаясь, произнес атаман, и тут же, смягчившись, добавил, — ну да ладно уходи старуха, какой нам прок в твоей смерти. Убирайся ко всем чертям, осла своего забирай, только нас не трогай!

Толпа бандитов расступилась и замерла в оцепенение от испуга. Элизабет и Кирон благополучно продолжили свой путь.

— Хитро ты придумал, Кирон. Если бы не ты, эти бандиты убили бы нас.

— Да ладно! Хоть какое-то преимущество быть ослом. А помнишь, в стихотворении том говорилось что-то о хитрости? Кажется, мы выдержали первое испытание.

— Точно! Интересно,  что же нас ожидает дальше?

Несколько недель добирались странники, до желаемого места и, наконец, прибыли. Тусклое солнце неохотно выглядывало из-под  рваного одеяла серых облаков. Казалось, будто все живое вымерло в округи. Лишь камни и огромные глыбы торчали из земли, словно чьи-то могилы. Да, это было Скалистое Ущелье Смерти. Было жутко смотреть на валяющиеся на земле черепа и кости. Холодящий ветер, завывал, будто голодный волк. Элизабет хотелось поскорее покинуть это страшное место, но она понимала, что назад дороги нет и отступать уже некуда. Странники увидели впереди необычную пещеру, и неуверенными шагами направились к ней, но вдруг какая-то невидимая стена преградила им путь. Из пещеры послышался чей-то ехидный смех.

— Ха-ха-ха! Кто это у нас тут забрел в те места, куда даже смельчаки ступить не решаются! Неужели вам жизнь не дорога, — произнес голос, и через несколько секунд навстречу к Элизабет и Кирону вышел небольшой сморщенный от старости гоблин.

— Пропустите нас, пожалуйста, в пещеру добрый человек, — тихо произнесла Элизабет.

— А я не человек вовсе, — усмехнулся гоблин, — и пропускать вас не собираюсь. Ступайте ка отсюда пока целы, а не то пополните мою коллекцию вон тех костей.

— Мы не для этого преодолели такой путь, чтобы так просто уйти, — недовольно произнес Кирон, — а ну прочь с дороги сумасшедший старик!

— Ух ты, а ослик-то оказывается говорящий. Ну, хорошо коли вам так надо попасть в эту пещеру, я готов пойти к вам навстречу.

— Правда?! – обрадовалась Элизабет.

— Правда, но только у меня есть небольшое условие. Если вы отгадаете мою загадку, я пропущу вас, а если нет, то я отрежу твои длинные ушки мой громко говорящий друг. Ну, так что, вы согласны?

— Эй! Ты что вообще из ума выжил?! – воскликнул осел.

— Кирон, пойми это единственный способ попасть в пещеру. У нас нет другого выхода.

— Нет, я на это не согласен! Мне мои уши пока дороги. К тому же откуда мне знать, что на уме у этого ненормального. Может, он мне не только уши отрежет.

— Ну, пожалуйста, Кирон. Неужели мы преодолели столько километров напрасно.

— Ну, хорошо, хорошо… .Пусть загадывает свою загадку!

— Итак, слушайте:

Мой вопрос совсем простой,

Что увидит и слепой?

— Что-за бред. Этот гоблин просто издевается над нами.

— Тише ты Кирон! Мне нужно сосредоточиться. Ну что же это может быть…

Элизабет думала, рассуждала, но,  к сожалению, в голову ей совершенно ничего не приходило. Время текло быстро и неумолимо.

— Все, говорите ваш ответ, время вышло, — смеясь, сказал гоблин.

— Я не знаю, — дрожащим голосом ответила Элизабет.

— Что! – воскликнул Кирон, — разбудите меня, пожалуйста, я, наверное, сплю!

— Точно! – воскликнула Элизабет, — Это сон! Сон! Да, да именно сон! Ведь сны видят все!

Гоблин замолк и поморщил свой и без того кривой нос.

— Но как?! Как ты догадалась? Еще никто не мог сделать этого! – недовольно кричал он.

— Но, но! – перебил его Кирон, — Мы отгадали твою загадку, ты должен не медленно пропустить нас!

— Да ладно, ладно! Будь вы не ладны! Проходите!

Невидимая стена исчезла, гоблин, ворча, отошел в сторону, а Элизабет и Кирон вошли в пещеру. Свечи загорелись и тускло замерцали, как звезды на ночном небе, освещая им путь. Они шли по длинному коридору с каменными стенами и мраморным полом. Впереди что-то заблистало и повеяло приятной прохладой. Странники ускорили шаг, и уже через несколько минут яркий свет ослепил им глаза. Они очутились в огромном зале,  с большими колоннами. Впереди блистали и переливались огромные золотые ворота, перед которыми стояли два стража-великана.

— Готов поспорить, что за этими воротами и находится озеро, — тихо прошептал Кирон, чтобы стражники их не заметили.

— Да, ты прав, — с улыбкой на лице ответила Элизабет.

— Так что же мы стоим. Надо спрятаться за этими колоннами, тихо прокрасться к воротам и не заметно прошмыгнуть так, чтобы нас не заметили.

Элизабет кивнула, но какое-то странное чувство угнетало её.

— Что же ты стоишь, — удивился Кироон, — идем же скорее, пока нас не увидели?

— Нет, это не правильно, — тихо произнесла Элизабет, — мы ищем истину, а сами при этом обманываем! Нет, мы должны честно рассказать стражникам о нашем намерении. Ведь помнишь строки: «Ложью правды не найти».

— Но они наверняка убьют нас.

— Я не знаю, но что-то подсказывает мне, что нет.

Элизабет и Кирон подошли к воротам. Стражи внимательно смотрели на них, крепко сжимая в руках оружие.

— Простите нас! – как можно громче крикнула Элизабет, чтобы великаны услышали её, -простите, что мы потревожили ваш покой. Мы пришли сюда, чтобы отыскать волшебное озеро и с его помощью снять проклятие. Прошу вас будьте к нам милосердны.

— Мы слышим в твоих словах истину. Твоя душа чиста ото лжи, поэтому мы пропускаем тебя. Но ты никому не должна рассказывать об этом месте. И ни капли воды не брать с собой.

— Я обещаю, что никому не скажу и лишнего не возьму, честное слово. — Стражи расступились, ворота распахнулись, Элизабет и Кирон вошли внутрь. Свет погас, все вокруг укрыло покрывало тьмы.

— Кирон, ты где? – напугано произнесла Элизабет.

— Тише, я здесь не бойся.

Девушка почувствовала у своих ног хладное прикосновение воды. Через несколько секунд откуда не возьмись, хлынула огромная волна, захлестнувшая Кирона и Элизабет. Тьма. Водоворот. Девушка не умела плавать, она начала тонуть. Воздуха не хватало. Она почувствовала прикосновение чьих-то рук, кто-то пытался вытащить её из воды.

Элизабет очнулась на берегу реки. Перед ней сидел молодой парень и, улыбаясь, смотрел на неё.

— Ты кто? – удивленно спросила Элизабет, медленно поднимаясь с земли.

— Ты что не узнаешь меня? Это же я Кирон.

— Если ты стал человеком, значит и я теперь снова молодая.

— Да, — улыбнувшись, ответил парень. Элизабет подскочила и, засмеявшись, обняла Кирона.

— Эй, поосторожней, ты же меня задушишь.

— Ой, прости, — тихо сказала девушка, немного смутившись. – И куда же ты теперь пойдешь?

— Вернусь домой к родителям, я их уже десять лет не видел. Хочешь, пойдем со мной?

— Но как я могу? Твои родители совсем меня не знают? Что ты скажешь им?

— Скажу, что ты моя невеста. Я некогда не встречал таких девушек  как ты смелых, добрых, умных и решительных. Ты мне очень нравишься, Элизабет. С самой нашей первой встречи. Можешь, не отвечать мне взаимностью, я пойму. Просто пойдем со мной, я позабочусь о тебе.

Элизабет улыбнулась, тихо подошла к Кирону и взяла за руку. Она ничего не сказала, но всегда ли нужны слова, чтобы понять друг друга? Они тихо побрели по дороге. Их нежно ласкала солнце, и ветер дарил свои теплые поцелуи.