zolotaya_shlyapa

 

Литературный конкурс — конкурс фантастического рассказа.

 

ФИО:  Шалимов Сергей Николаевич

Дата рождения:  25.09.1964 г.

Место рождения:  г. Орёл

 

О себе:  Окончил факультет журналистики ВГУ, работал в областной молодежке «Орловский комсомолец», зам. директора завода. В настоящий момент индивидуальный предприниматель.

 

 

ЗОЛОТАЯ  ШЛЯПА

 

Всякий добропорядочный человек знает, что такое шляпа. Это мужской головной  убор, часто применяемый  для защиты от внешних природных факторов, реже – для изменения геометрии тела.

Аристофан Зотов не отличался богатой внешностью, и поэтому неудивительно, что любимым его головным убором была шляпа.

Он собрал одну из богатейших коллекций шляп в мире. Ему мог позавидовать любой музей,  интересующийся подобными предметами. Однако никто об этом не знал и не интересовался: ни шляпами, ни самим Аристофаном. Сослуживцы его не понимали, женщины не замечали, собаки на улице игнорировали. И вообще, он жил скучно, неинтересно и безнадежно одиноко.

Однажды утром он проснулся со странным чувством отрешенности. Вопрос: -Зачем жить? – встал перед ним во весь рост. И тогда наш неудачник махнул рукой на работу, на жизнь и свои шляпы, — тихо побрел к большой и могучей реке, протекавшей за городом.

Долго сидел  он на грязном песке. Вспоминал свою жизнь и еще более мрачнел. Наконец решился и ступил в воду. Вода поднималась все выше и выше  по его телу, а он шел, шел…

Но неожиданно что-то блеснуло вверху по течению. Равнодушный взгляд упал в ту сторону и внезапно ожил. По реке плыла золотая шляпа. Разбрасывая вокруг себя ослепительные лучи, играющие в каплях начавшегося летнего дождика, она несла покой, радость и чувство уверенности в себе, которое Аристофан постепенно начал ощущать. Он постоял еще немного, пока шляпа не уткнулась своими полями в его грудь. Затем он бережно взял ее и вышел на берег. На вытянутых руках он нес ее до самого дома, не замечая как оборачиваются ему вслед прохожие, удивляясь на чудака.

…Прошла неделя, а наш герой никак не мог нарадоваться шляпой. Как ни крутился он перед зеркалом, все выходило, что он в ней прекрасен. Аристофан не верил своим глазам, ликовал, сомневался, снова радовался.

Наконец решил пройтись по своим знакомым и родным. Он робко шел по улицам родного города, сомневаясь и убеждая себя, а лицо тем не менее светилось уверенностью и радостными полутонами.

Сзади послышались быстрые шаги, и кто-то довольно сильно хлопнул его по плечу.

— А,  Аристофанушка! – Но увидев его лицо, замялся. ( Черт возьми, — подумал человек, — как-будто это уже и не тот Аристофанушка  простачек-уродец )

И вместо обычного зубоскальства дружелюбно произнес:

— Ты приходи, пожалуйста, сегодня. У нас собирается прекрасная компания.

И, откланявшись, приятель удалился.

Аристофан продолжил свой променад. Встретилось еще несколько знакомых, и со всеми происходила странная метаморфоза. Никто не знал, почему Аристофанушка изменился.  Сам-то он знал, что виновата во всем только шляпа, и только она, и от всей души благодарил ее за это. Он все больше и больше проникался к себе уважением, и все сильнее возрастала у него уверенность в себе.

Второй час гулял он по городу. Ему не хотелось уходить домой. Запираться там от насмешек и издевательств, потому что их больше не было. И тут он увидел Младу. Она вместе с подругой стояла у афиши и смотрела с восхищением на бравых циркачей. Словно черт его толкнул, и он направился к ней. Он внутренне задрожал, зная, как зло и едко она порой подшучивает над ним, но ничего уже не мог поделать с собой и своими ногами. Они без удержу несли его к девушкам.

— Здравствуй, Млада! – Сказал он, с нежностью глядя на нее. Она обернулась и…замерла. Колкие слова хотели было уже слететь с языка, но так на нем и застыли.

— Здравствуй, Аристофан. – Она растерянно улыбнулась. –А мы вот смотрим…- зачем-то сказала она.

Аристофан понимающе кивнул и предложил. – А не сходить ли нам на представление?

Подруга Млады начала было говорить про родителей, которые будут ругаться, и у Аристофана уже сжалось сердце от недоброго предчувствия, но… О,чудо!  Млада о чем-то пошепталась и, как выяснилось, уговорила подругу.   « Ведь сначала парень и девушка не ходят куда-то одни, всегда присутствует посредник», — подумал удовлетворенно Аристофан и повел подруг в цирк.

По пути он тысячи раз мысленно успел поблагодарить шляпу за то счастье, которое ему принесла. И, придя домой, торжественно положил волшебную шляпу на самое почетное место – на телевизор.

Прошло много лет, и Аристофан давно убедился, что шляпа совсем не волшебная, и что сияет золотом она только в его воображении. У него большая семья и много детишек. И с женой Младой они живут душа в душу.

А шляпа до сих пор висит у него на самом видном месте, и нередко показывая на нее, он рассказывает свою историю все новым друзьям. – Главное что я понял, парни, человек должен во что-то верить. В себя или, в крайнем случае, в шляпу.

Теперь Аристофан верит в себя и верит жене, и отдает ей все заработанные деньги. А шляпу он иногда предлагает поносить своим менее удачливым знакомым.

 

 

ШКОЛА

 

Сегодня девочка опять прогуляла занятия. Нет, она хотела учиться, честное слово. Но в десятый раз слушать о теории относительности Эйнштейна было выше её сил. Повторение избитых истин утомляет. Только вчера Молеата поняла, что с преподавателем что-то не так.  А сегодня он вообще не явился на занятия. Похоже, он просто заболел, сгорел на работе.  А другого никто из школы не удосужился прислать.

Браслет видеофона засветился. На нее смотрело лицо отца.

­    — Привет, Молеата.

— Здравствуй, папа.

— Почему не на занятиях?

— Учитель заболел.

— А в школу звонила?

— Да, папа. Но пока никто не пришёл.

Отец нахмурился.

— К сожалению, дочка, я задержусь в командировке ещё на три месяца. Обхожу галактику GS/78628659 по обходному пути, слишком сильные гравитационные ветры. Поэтому давай поручим маме разобраться с вашим директором…

— Я сожалею, папа, но мама сегодня на Альдебаране. У неё конференция  по псевдопозвоночным моллюскам Гидры 6.

— Да-а…- папа задумался. — Тогда сделаем так: ты возьмёшь экзотакси и лично отправишься в школу и от лица родителей отругаешь вашего директора.

Молеата покраснела.

— А в каких…выражениях?

— В самых резких, — сердито  ответил папа. — И то, что он безответственный человек и  некомпетентный специалист, и то, что он плохо следит за своими кадрами. И еще: я обязательно пожалуюсь в Звездный учительский Совет. Разумеется, после того как вернусь.

Молеата вздохнула.

— Хорошо, папа, — сказала она на языке гуманоидов Заринга. – Возвращайся домой побыстрее, — добавила на наречии белых ящеров Кассиопеи.

Через пять минут Молеата стояла перед зданием школы, которая представляла из себя одноэтажное длинное строение со множеством  дверей.

Директора Молеата обнаружила в ангаре ее учителя.

Лицо Виктора Петровича было перепачкано грязью, а глаза грустно смотрели на стоящего перед ним учителя Молеаты.

— Ты историю хорошо знаешь? – спросил он девочку.

— На высший бал Лиги учеников.

— Это понятно, у тебя замечательный преподаватель, — вздохнул Виктор Петрович. – Я вот думаю, в ХХ веке хорошо в школе было, весело.

— Разве? – Удивилась Молеата. – Но учителя в то время не всегда справлялись с детьми. Согласно концепции Бернштайна психологические императивы и поведенческие стереотипы… В общем, разность возрастов, характеров, полов, социального положения.

— Да, да, ты права, — устало сказал Виктор Петрович. – Однако тогда директор тоже был учителем, а не механиком. И эти проклятые роботы-педагоги не ломались.

Он пнул ногой полу-разобранного учителя Молеаты. – Потому что их еще не придумали!