фантастические рассказы

Друзья! Мы продолжаем публиковать произведения, присланные на «Фантик 2014—2015». Скажу прямо, многие произведения не будут опубликованы по причине ранней публикации в интернете. Не обижайтесь! Просто, прежде, чем послать заявку, читайте внимательно ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ. Кроме того, в виду того, что многие рассказы по объёму превышают допустимый формат, мы вынуждены «сдаться»...

Автор:                                          Михаил Акимочкин

Произведение:                       фантастический рассказ «История одного безумия»

ФИО:                                             Акимочкин Михаил Геннадьевич

Дата рождения:                      17.11.86

Место рождения:                   г. Фокино, Брянской обл.

 

О себе:                                          Работаю в городе Гатчина, на Заводе буревестник. Закончил техникум Фит,. работаю слесарем. 5 разряда. С детства мечтал что-то написать. Написал и решил попробовать себя в вашем конкурсе. Что бы понять, чем я занимаюсь и не трачу ли я время зря.

 

ИСТОРИЯ ОДНОГО БЕЗУМИЯ

Иногда, что бы взглянуть на мир полноценно, нужно просто сойти сума.

История первая.

ЗАРАЖЕНИЕ.

 

— Так, что ты можешь сказать? – спросил Камагин у сидящего напротив Костика, который был прикован наручниками к столу.

— Такое ощущение, что вы станете меня слушать! Лучше  сразу отвезите меня в дом «Хи-хи», потому что мне туда дорога. – Ответил парень, посмотрев на свои окровавленные руки. – Косте было восемнадцать, на нем была разорванная одежда, каждая мышца была напряжена. Кровь уже спеклась и превратилась в коричневую краску, его волосы отдельными, окровавленными прядями свисали до ушей, усталые глаза смотрели на капитана, который его допрашивал в комнате с одной тусклой лампочкой. Все  его тело было в ссадинах и порезах, что говорило о том, что он сражался.

— И все же. Ты убил его, – подчеркнул Камагин. Костик засмеялся, что заставила майора, усомниться в его вменяемости. – Почему ты смеешься?

— Он не мертв!

— Ты перерубил его катаной, от этого любой человек будет мертвый.

— Вот здесь, Вы ошибаетесь, и скоро поймете это. – Улыбнулся парень, смотря на майора как на глупого ребенка.

— Мне это не по душе. – Резко сказал Камагин, пытаясь надавить на парня. – Что произошло?

— Ну, в скором времени у, вас и души может не оказаться,  я расскажу вам мою историю. Но сразу скажу это не простая история.

— Почему? – спросил майор.

— Потому что она не окончена. – Улыбнулся Костик.

— Ты убил своего друга,  — начел, Камагин смотря в папку и положив перед ним фото разрубленного Артема, его лутьшего друга, — Еще один ваш приятель Александр, пропал без вести, что случилось? Вы были лутьшими друзьями!

Костик смотрел, на фото.  Из глаз скатились, слезы; — Мы и остаемся лутьшими друзьями, в прошлом. Это время я никогда не забуду. Это время когда мы были братьями, справедливей Артема, я человека не видел, Саня тоже был добрым и чрезвычайно умным в области разума, это его и сгубило. Он исчез. Куда? – Костик всплакнул и протер глаза. – Он сказал, перед уходом, что найдет способ и вернется. Но я не знаю когда.

— Я слушаю. – Сказал, Камагин закурив сигарету.

1
Это не возможно.

Только сейчас понимаешь, что это случилось по глупости. Мы возвращались с какой-то гулянки и решили пройти через ту часть парка, через которую мало кто ходит,  чуть дальше Приаратскго дворца. Время было позднее, мы разговаривали о Сашке, которая, так нравилась Артему, как вдруг Саня остановился напротив развалин какого-то здания и сказал: «Вы это тоже видите?» Мы посмотрели и увидели мерцание и вспышки тусклого зеленого света. «Воооо» Протянул тогда Артем, «Пойдемте, посмотрим»

Я тогда сказал, что это плохая идея, но глупый интерес дебильного подростка, для которого, все в мире предсказуемо и все определено, сыграл свое. Мы осторожно начали подбираться к развалинам. Помню, тогда Саня шептал, что это что-то такое чего он не знает, но хочет увидеть. Артем говорил, что он, наконец, уведет, паранормальную хрень. Я тогда хотел увидеть, нечто такое, что не увидит не кто. Винить здесь некого, воспитание такого рода, что все в мире имеет объяснение и все предсказуемо, дало о себе знать. Нас тянуло к этому мерцанию магнитом, я тогда думал, что в путяге стану популярным, рассказывая, чему стал свидетелем, да еще с подтверждением двоих очевидцев. Но сокровенные мысли, которые я объяснить не мог, заставляли меня и моих друзей пробираться с величайшей осторожностью, так что бы нас не было заметно.

Когда мы подобрались к разрушенному окну, я услышал, до жути знакомый голос, как мне показалось. Мы очень осторожно примкнули к расщелине под разрушенным окном, там как раз, было место для нас троих, и то, что мы увидели, навсегда изменило нас всех.

Возле разрушенного камина, стоял мой сосед по общаги, о нем позже. Он был в шортах и парил в воздухе над разрывом, в котором  виделась долина  пустыни, из желтого песка, и необычных пещер, в которых были странные существа, с ярко красными глазами. Небо там, было низким. Когда я всматривался в этот разрыв, меня тянуло вовнутрь него. Я не знаю, что во мне сработало, но я посмотрел на друзей,  они смотрели, как малые дети с открытыми ртами, пуская слюни. Я сообразил, что пристально смотреть на этот разрыв опасно, поэтому я постарался смотреть на соседа, который говорил с какой-то женщиной, которая для меня была размытой, но часть разговора я услышал.

Сосед, ей говорил, что он нашел его. Она ответила, что остальным она сообщит местонахождение и пустит их по следу, от него требуется обеспечить проход. После он протянул руку в прорыв и взял нечто, что превратилось в пояс, когда он вытянул руку назад. Он поблагодарил её за то, что она подарила своего демона, и положил пояс в карман. Все это время он был в воздухе, так как будто для него это самое простое из действий.  Потом она стала очень отчетливой, это оказалась женщина, очень красивой брюнеткой двадцати пяти или семи лет, элегантной и почему-то я подумал испанкой, но в отличной форме владеющей русским. Её формы восхищали, на руках я увидел рельеф от мышц, на лице под правым глазом легкий шрам, а на лбу светился странный иероглиф.

— Стой! – резко сказала она.

— Не стоит, они этого не стоят… — и тут я сообразил, что она пристально смотрит на меня, после этого, я помню, что Артем с криком и воплями бежал, от туда волоча меня, Саня был рядом, невероятно бледный и пытающий, что-то сказать. Речь покинула его, дыхание было сбито. Когда я пришел в себя и смог контролировать себя, то понял, что мы  все бежали сломя голову невероятно тихо и бесшумно. Страх что они, эти не  пойми, кто услышат нас, был велик, от этого мы поддерживали друг друга и мчались, словно по воздуху. Остановились мы неподалеку от магазина 24-часа на перекрестке, мы глубоко дышали и не могли, вымолвит слово. Спустя  минуты три, затараторил Артем.

Все, что он говорил, медленно погружало меня во что-то такое, чего я понять не мог, страх пронизывал меня. Это был мой сосед по общаге. Когда друзья увидели мое бледное лицо, Саня остановил Артема и спросил:

— В чем дело? Тебе плохо?

— Тот, это мой сосед по этажу,  – Выдавил я из себя. – Отведите меня домой.

— Кто это вообще такой? Ты его знаешь? – как-то странно спросил Артем.

Артем, как я говорил, был заядлым спортсменом, занимался, любил здоровый образ жизни и действительно был одним из тех, кто все время проверял самого себя, и свои силы, как физические, так и моральные.

Что я знал о своем соседе! Это был худощавый парень, приблизительно  двадцати одного года, странный, по своему поведению, не сильно общительный, но какой-то веселый, он постоянно смеялся с соседом, который жил напротив него. И тут я увидел такое. Страх, что он придет ко мне, а я ничего не смогу сделать, прямо сказать посадил меня на такую измену. Друзья это увидели и повели меня до комнаты.  Расспрашивая меня о нем.

Был один странный момент, в моей памяти, который я вспомнил. Как-то проходя мимо его комнаты, я услышал его разговор, где он говорил по телефону. И из этого разговора какая-то девушка сказала ему, что бы он был на стороже, ибо его начали искать, и что ему следует, разбудить ковото, кто находиться во сне. Каким мокаром я это все связывал в едино, я не понимал, было много того на, что еще нужно было ответить. Друзья расспрашивали о соседе, но имени я его вспомнить не смог. Наставление Артема, о том, как я должен себя вести с ним относились к тому, что мне следовало быть внимательным и осторожным, побольше быть на людях и стараться не попадаться в такие ситуации, когда мы окажемся вдвоем. Это была каша из дикого страха и паники, которая казалась диким кошмаром, верней во мне были две части меня, одна из которой до жути боялась, другая хотела отнести все это в ранг чепухи и просто лечь спать, проснувшись ничего не помнить и вести себя, так как будто ничего не было.  Мы попрощались возле общаги и разошлись. Я осторожно поднялся до своей комнаты, и неожиданно посмотрел в сторону двери, моего соседа, и то, что я увидел, чуть не свело меня сума, он выходил из комнаты с гипсом на правой руке, перебинтованной нагой, весь в ссадинах и парезах. Меня как будто пролизывало на месте,  то, что он вышел весь перевязанный, подкосило меня и напугало еще сильней. Он посмотрел на меня усталыми глазами и поздоровался, направился в туалет. Я ворвался в комнату и лег на кровать, смотрел в потолок, дергаясь от каждого шороха.

Мысли меня постепенно одолевали, перед глазами стояла картина всего происходящего, страх дорос до того, что я стал замерзать. Накрывшись теплым одеялом, я немного согрелся и страх медленно отступил, отдав бразды правления моей усталости, я ощутил, что засыпаю. Тяжесть во всем теле принесла странный покой, мене стало лучше. Я парил во тьме не беспокоясь о случившимся.

Перед глазами проносились картинки каких-то событий не связанных с моим страхом, все приходило сразу.  Потом я увидел странный сон, в первых потому, что я понял, что это сон, во вторых передо мной раскрылся удивительный пейзаж.

Невероятной красоты долина. С небольшими горными пиками, которые шли, полукругом образуя заслон с востока и севера, другая часть была своего рода водопадом. В северо-западной части горного хребта бил фонтанчик, ну для меня это было так, потому что я стоял на самой высокой южной стороне этого великолепия. Вблизи, вероятно, это был восхитительный гейзер гигантских размеров. Он раскидывался по западному хребту как пряди волос, напоминая гриву вселенской лошади, ну не знаю, у меня это вызвало такие ассоциации.  В  центре этого горного массива стоял великолепный замок огромных размеров, в который сиял и переливался, мне трудно вспомнить детали, но восхищение, которое я испытал, было невероятным. За горным хребтом восходила огромная планета с кольцом как у Сатурна практически на весь небосвод. Солнце с востока, слегка коснулось, горизонта и из замка на восход рванула радуга, от увиденного  я проснулся, полон сил и самое главное страха не было. Перед глазами стояла та восхитительная долина, да пусть я не знал, что это такое, но картинка вызывала радость и покой, который был мне так нужен. Странным тогда, было и то, что я отчетливо все помнил. Это было странным для меня потому, что до этого снов своих не помнил, а здесь такое великолепие, такая четкость. Как будто перенесся туда, посмотрел и вернулся обратно. Мысли об этом великолепии поглотили меня. Я посмотрел в окно, была ночь. Я смотрел в окно и видел луну, чистую и полную.  Чувство силы насыщало меня, море было по колено, так обычно называют такое чувство, сплошного похуизма. Тогда я подумал о Сане с Артемом, вот бы и им удалось увидеть то, что увидел я, хоть краем глаза, что бы им стало так же легко, как и мне.

Не знаю, может быть, я уснул с открытыми глазами, но в дверь настойчиво постучали. Когда я понял, то луна из ночного неба быстро озарилась днем, я поднялся с кровати и открыл дверь. На пороге стоял Саня и Артем, странно возбужденные, их глаза горели.

— Костя, давай собирайся быстрей, это срочно. – Тараторил Артем.

— Да. – Вставил Саня,  — это, должен увидеть ты. Давай быстрей, мы подождем на улице. — Они отправились на улицу, а я быстро собрался и помчался к выходу. Все было таким реальным, утро люди, вахтерша. Я быстро открыл дверь и влетел на улицу. Резко настала ночь, напротив меня стоял мой сосед в тех же шортах, были и еще люди, мы были в каком-то помещении, напротив, сидел мужик.  Обстановка была нагнетающей, я ощутил что об мою ногу кто-то трется как обычно это делают кошки. Я посмотрел на ногу, возле нее терлась девочка, лет пяти с жутко черными волосами, она издавала странные фыркающие звуки, я задрожал. Женщина издала странный свистящий звук, и девочка на четвереньках как каракатица быстро подбежала к ней и залезла ей на руки, повернула лицо и посмотрела на меня. Глаза были красными, а лицо было как у летучей мыши, она открыла рот и издала низкий звук, мне показалась, что она поздоровалась. Я начел искать друзей, они слушали, что им говорит мой сосед. Он подошел ко мне и сказал, что я хотел что-то увидеть, то должен смотреть на того человека с кошкой на плече.

Я повиновался. Мужик был полным и с усами, он как будто медитировал, а потом поднялся и в одно  мгновение исхудал, превратившись в какого-то призрака или демона. Лицо стало бледным, вытянулось, на коже появились черные рваные раны, из которых клубился черный дым, кот на его плече тоже изменился, он стал похож на человека, перед глазами всплыла морда чеширского кота из Алисы, только страшней. Демон что-то говорил коту — демону и они смеялись, он смеялся как человек, широко улыбаясь и издавая странные звуки на подобии, цоканье. Я задрожал, картинка начала таять, сквозь все это ко мне подошел сосед и сказал, « А это были демоны, которые помогают, таким как мы. Просыпайся, иначе ты здохнешь» Он треснул, мне легкий щелбан и я с воплями проснулся, в кровати обливаясь холодным потом, смотря по сторонам не в состоянии сказать хоть слово. Буквально через пару минут набрал Артем, ему приснился тот же сон, но гораздо отчетливей, по сравнению с моим. Он помнил, то, что я не заметил. Толь по невнимательности, толи по глупости. Я точно не скажу, всякое бывает. Мы вместе выхватили Саню, и то, что он нам рассказал, собрало в единую картину, всю  историю.

Его сюжет раскрывал все, что мы не смогли раскрыть. Ему было сказано, что его пригласили в качестве свидетеля, который в состоянии запомнить сюжет, что бы рассказать остальным.  Якобы ему это сказал мой сосед, объясняя это тем, что по воле какой-то силы мы оказались в том парке и видели, то, что видели, слушали то, что надо слышать. Еще он сказал, что мы все втроем должны, или принять свою судьбу; так как нам выпал шанс, иметь шанс, став при этом, гораздо больше чем, обычный человек.

То с какой скоростью, мы собрали пазл, поразил нас от масштабности этого происшествия. Мы поняли, что судьба преподнесла нам подарок; возможность прикоснуться к тайне магии и, как сказал Саня  физики, тридцатого века. Но страх взял свое, вопросы росли как снежный ком. А что бы получить ответ, надо было идти к соседу. Мы, Чеснов сказать немного испугались.  И решили подождать. Так что бы успокоить себя, и убедиться  в том, что на нас это  не отразиться.

Так мы и решили, просто молчать и ничего не делать пока не разберемся, что есть, что.

Прошло пару дней и это как-то забылось, обыденные дела взяли своё. Я возвращался в общагу и наткнулся на странность, мне начало казаться, что за мной кто-то наблюдает, я снова встретил того человека который все время держался на расстоянии, что бы я видел его как человеческую форму. Страх сразу проснулся, меня начало подтрухивать.

Я стоял возле входа в общагу и размышлял обо всем.

— Ты какой-то бледный. — Услышал я голос справа от себя.

— Да ладно. – Ответил я, поворачиваясь на голос, считая, что это Саня. Это оказался мой сосед. Тот самый, который был возле того прорыва. Я смотрел на него и не знал, что ему говорить, он улыбался и смотрел на меня убитыми глазами.

— Что с тобой? – спросил он – ты странный? Ты, что боишься меня?

— С чего ты взял? Я просто отравился, – быстро ответил я  — А ты, откуда или куда?

— Мне в парк на встречу надо, – сухо сказал он, и как будто ждал от меня вопроса.

— Ясно, – ответил я, собираясь идти дальше. – Пойду я.

— Сходи. А я на развалины пойду. – Сказал он это и усмехнулся, быстро уйдя, я посмотрел на него и ужаснулся, он посмотрел на меня со спины  и улыбнулся. Вроде жест был странным и до простоты обычным, меня передернуло и заинтриговало.

Поднимаясь на свой этаж, я разрывался от любопытства, не на теле развалины отправился он. Зачем он все делает, что за движение он делает в парке.

Я позвонил Артему и рассказал ему про разговор с соседом.

— Что? Он пошёл на развалины? Давно? – с глубочайшим интересом спросил он.

— Недавно.

— Я сейчас зайду. Жди меня дома. – Ответил Артем и быстро повесил трубку.

И тут меня пронзила волна дикой паники и ужаса, сосед был без гипса и ссадин, он был каким-то другим, не таким, каким я его видел, тогда с гипсом на руке. Это не укладывалось в голове, не было разумных объяснений, но я понимал, что это оказался не он. Я как будто сообразил с опозданием, как будто что-то во мне долго соображало, и сообразило, тот факт, что Артем пойдет один и посмотрит на развалины специально, из-за того что я ему позвонил. Я сел на кровать и осознав, все это я ужаснулся над этим жутким маневром, и помчался в парк нате развалины, что бы спасти его от западни. Только какой западне, чем я смогу ему помочь? Я не понимал, но хотел помочь, хотя бы тем, что буду рядом.

То, что случилось на развалинах, изменило нас, навсегда. Я осторожно подбирался  к развалинам, время плавно коснулось  вечера. Там возле окна я увидел Артема. Я не хотел его пугать, что бы ни спалить его, поэтому я быстро подобрался к нему, и сел на спину закрыв рот рукой. После того как он меня увидел он успокоился и указал пальцем вперед. Там стоял сосед, в шортах и раскладывал дрова для костра. Напротив костра стояло старое зеркало, в необычной раме. Он что-то бормотал, и резко распрямлял суставы, пахрустывая ими. Как только он положил последнее бревно, он подошёл к зеркалу, провел рукой по раме и резко отпрыгнул к костру и сел в необычную позу; левую ногу он положил под себя, а правую перед собой, хлопнул по краю костра. Костер вспыхнул зеленым огнем, а из рамы на зеркало потекла вода. Изображение стало размываться, но, черт возьми, ненадолго. Когда я присмотрелся в отражение, то не поверил своим глазам, изображение начало таять и меняться как будто во сне. С каждым мгновением изображение становилось четким, пока не окрепло до того, что мы с Артемом видели, в зеркале другой пейзаж, и как мне подсказывало, что совершенно не наш пейзаж. Нас пролизывало или поразило, невозможно описать словами, что чувствуешь, когда ведешь другую реальность, это надо пережить.  Из зазеркалье, раздался  негромкий вопль. Сосед медленно поднялся и заговорил, смотря в зеркало.

— Ну что ты можешь мне сказать? Мерзкая патаскуха! – он сказал это  как-то по дружески, так как говорят войны, подумал я. Но что это за бред? Обращаться к близким в такой манере.

— Ты такой же ублюдок, каким был всегда.  – Раздался дружеский смех. – Жизнь среди людей не испортила тебя.

Мы с Артемом переглянулись, судя по его выражению лица, мое лицо было таким же бледным, как и его.

— Как там жизнь, среди демонов? – спросил сосед смеясь.

— Да как всегда, или мы их или они нас! – перед зеркалом стояло женоподобное существо, покрытая белой шерстью, с копытами вместо ног, округлой пастью и красными глазами, с черными кошачьими зрачками. Эта тварь была ужасной, но не лишена привлекательности. Я посмотрел на приятеля и вздрогнул, он был очарован существом, меня это насторожило.

—   Но ты знаешь, почему я позвал тебя, Мара? – с ухмылкой спросил сосед

— Дух сказал мне, что тебе требуется моя помощь, только в чем я не поняла. Слишком неопределенно все это было.

Он достал пояс и подошел к зеркалу, протягивая пояс.

— Взгляни, что у меня есть.

— Акши, ну ты и ублюдок, что ты задумал? Мир людей изменился, они не такие как раньше, жалкие и ничтожные,  считают себя великими, восхваляют свою личность, забыли о совести и чести. Что ты от них хочешь?

— Это трудно объяснить, Мара. Ты помнишь Вавилон, причуды Соломона. Мы сделали свой выбор, жить там, где мы живем, каждый в своей плоскости. И ты помнишь повод, который собрал нас тогда вместе? Мы дали слова, что сделаем все, что бы защитить свои миры. Тогда сам Дух сказал нам, что это наша судьба. Мы приняли её и стали тем, чем стали.

— Сараманы, скажи прямо, я не люблю догадываться, мене надо знать. – Отшутилась Мара.

— Мара, мене было виденье, оно сказало мне, что книга Данои, будет в скором времени найдена. – Сухо произнес сосед, и в его голосе слышался страх и ужас.

— Ты это, серьезно? – страх послышался и в словах Мары. – Мы не дали открыть дверь, закрыли её навсегда, книгу спрятали. Ты хочешь сказать, что её нашли, Они!

—   Это еще сложней, поэтому я прошу тебя о помощи. Ты, жила в то время, и должна знать имя Яашбо.

— Что? – резко спросила Мара выйдя из зеркало. Взяла пояс у Акши и глубоко вздохнула, обрела объемность. Она стала настоящей. – Повтори.

— Имя, я слышал отчетливо имя Яашбо, но вот проникнуть в такие закрома времени я не смог, как… — Мара перебила его, задумавшись – и не сможешь, тот рубеж под запретом древних.

— Скажи мне, кто в состоянии закрыть колесницу времени?

— Сегодня никто. Уры! Так они себя называли. Существа, которые прилетели на эту планету одни из первых с планеты Урай. Они были могучими магами, и хранили огромный пласт знаний, принесенный из глубин этой вселенной. По их словам они были потомками великой, первой расы, потомками рода небесного, и путешествовали по миру, насыщая и даря всем культ — ура.  Они принесли с собой легенду, которая для них была частью их истории. Для нас это было легендой.

— О чем ты Мара… — взволновано спросил Акши.

— Я о том, что мы должны созвать всех, где бы они ни находились. И в кротчайшие сроки, потому – что времени у нас мало.

— Ты это серьезно? – спросил Акши.

— Да. – Прохрапела Мара — нам надо собрать нашу группу.

Акши посмотрел на зеркало и кажется, проникся пространством другова мира. Память, кажется, овладела им;

— Ты говоришь, надо собрать группу! Всех нас! – Мара, мы уже не составляем группу, каждый из нас стал самостоятельной сущностью. Я попросил тебя о помощи, но скажи мне сестра, у нас получится сделать это?

— Брат! Наша судьба зависит только от нас, и от нашей силы. Мы накапливали её тысячелетиями, и знали, что делаем это для какой — то цели. Я уверенна, что это- то к чему вел нас дух. Сомнения, которые в тебе, это страх. Вспомни слова Вульфа, страх должен стать движущей силой. – Мара подошла  к Акши и, положив руку на плече, проговорила. – Это- то чего мы ждали. Прими свою судьбу брат, и действуй безупречно.

Акши улыбнулся;

—   Значит, пришло время?

— Да, брат. Время последней битвы пришло. Надо откинуть все сомнения.

— Значит последняя битва? – спросил Акши

— Да. – Сухо ответила Мара. Акши улыбнулся, и его глаза засияли внутренним светом.

— Значит, давай действовать безупречно. Быть может, мы не зря накапливали силу так долго.

— Не зря. – Мара улыбнулась, а её глаза загорелись как у кошки ночью.

Акши улыбнулся и протянул её руку, сказал; »Приступим сестра. «Мара взяла его за руку и в одно мгновение развалины озарились вспышкой света. Как только вспышка прошла на развалинах ни кого небыло. Я. Посмотрел на Артема и понял, что он ели стоит на ногах. Он потерял сознание и рухнул на землю, я отправился  вслед за ним. В одно мгновение я  оказался парящим во тьме, мягкой и убаюкивающей. Я открыл глаза и понял, что лежу на сухой листве, рядом с развалинами. Минуту я соображал, каким мокаром я оказался здесь, и вспомнил. Я поднялся и увидел рядом Артема, который лежал без сознания, в нескольких метрах от меня.

На меня сразу нахлынули воспоминание. Переработав в голове все, то, что я увидел, я поднялся и начел будить Артема. Мыслей небыло, мне только казалось, что я должен привести приятеля в чувство. Что бы поговорить с ним и принять решение совместно. Когда он пришел в себя, он не мог говорить, каждое его слова превращались в странные звуки, прямо как у Герасима, который Му-Му утопил. Прошло около часа, прежде чем он смог говорить.

— Ты видел именно это? – спросил Артем, после того как он мне рассказал, о том, что видел он.

— Да! – сухо ответил я и сел с ним рядом.

— Что ты об этом думаешь? – дрожащащим голосом спросил Артем.

— Я не знаю, что об этом думать? – откровенно ответил я. И действительно я не знал, что об этом думать.

— Я не хочу влезать в это. Для меня достаточно того что я видел и слышал. Я хочу прожить жизнь спокойно, – в его голосе был страх, у меня тоже. Мы приняли решение молчать. Но Артем рассказал Сане, и он пришел ко мне за вопросами, которые его интересовали.

— Значит, ты видел и слышал то же самое?

— Да. – Но мне страшно. Я не стану обсуждать это, со временем забудется.

— Не утешай себя. Просто пойми и отпусти, легче станет. – Сказал Саня и обнял меня, — я постараюсь помочь, братан. Всем чем смогу. Ты не один.

От его слов стало легче. Страх прошел. И после всего этого, мы закрыли этот вопрос навсегда.

Но как мы ошибались! Это ударило по нам. Буквально на следующей день.

Артем прибежал ко мне и рассказал следующее.

—   Блин, мне тут такое приснилось. Стою я на развалинах и смотрю на то зеркало, вижу там свое отражение. Время было, где то под вечер. Потом раздались вопли из зеркало. Я осторожно посмотрел в него и увидел странную картину. Там был я, но в другом времени. Это было какое — то старое время, до того старое, что рядом со мной находились существа которые похожи на Эльфов. Мы находились, в какой- то комнате, в странном храме, где на стенках кружили галактики, созвездие.

Потом там появляется твой сосед, но он был другим, в серном капюшоне, и что-то вроде рясы. Все кто там был, пристально смотрели на него и слушали то, что он говорил. – Артем поник, казалось, этот рассказ пугает его и загоняет в пропасть.

— Ты слышал, что он говорил? – спросил я, и ужаснулся, когда он кивнул.

— Он говорил им следующее.

Говорил он, что мир на грани крах, что дверь Данои, вот — вот откроется и им всем присутствующим следует выполнить свой долг. Потом он посмотрел на меня и сказал, что я должен, проснутся через пять эпох и уничтожить ключи, которые будут вести к двери Данои. Он сказал, что я был избран, неким существом, которое контролирует поток жизни. И повиноваться ему, я должен безприкословно. Потому, что я его потомок. Черт, потом на меня налетели куча, картинок, всякие. Жуткие и пугающие. Из них я понял, что в прошлой жизни я был каким-то охранником, своего рода наемником, какого-то клана, существ которые контролируют огромную часть вселенной. Дружище, со мной происходят странные вещи, меня тянет вглубь, узнать что это. Я понимаю, что если позволю памяти овладеть мной, я потеряю вас.  Вы для меня друзья, самое ценное в этой жизни. – Его рассказ тронул мне душу, ему действительно было страшно потерять нас, сны его зацепили, причем сильно. Он боялся. Я обнял его и прошептал, что он не потеряет нас, что я буду с ним до конца. Мои слова напугали меня самого, до какого конца? Я не знал, но мне было уже все равно, я был не один.

Мы решили пойти к Сане и поговорить с ним.

Выйдя из комнаты мы наткнулись на соседа, который шатаясь и облокачиваясь о стены пробирался до своей комнаты. Мы замерли и наблюдали. Как только он открыл дверь и шагнул в неё, он перевернулся и взглянул на нас. Черт, его глаза были красными. Нас передернуло, и мы быстро пошли прочь.

Мы вышли, с общаги и нас как будто пролизывало, на крыльце стояли две девушки, одна была той испанкой, которую мы видели в первые, вторая была с белыми как первый снег, волосами. У меня на мгновение перед глазами возникла картина, что на крыльце стояла Мара, в своем облике и голая испанка. Но это было на мгновение. Мы с Артемом быстро пошли к Сане. Молча и дрожа от страха.

Меня пронзила ужасная мысль; неужели эти существа могут принимать, нашу людскую оболочку. На, что они еще способны? С каждой мыслью об этом, я становился бледней. Я посмотрел на Артема и понял, что с ним, творится то же самое.

Жизнь перевернулась. Мы шли к Сане, что бы поговорить о том, что пару дней назад вызвало бы у нас дикий смех, но… это гребанное но. Это был не тот момент.

Саня принял нас быстро и провел на кухню, сделав чая. Видя наше состояние, он выслушал рассказ Артема и проговорил:

— Я не верю в это! Это было нечто такое, чего мы не знаем, но это не магия не заговоры, потому что любая магия это знания. Пойдемте, и я вам докажу все, что говорю. – Слова Сани стали как маятником, к спокойствию.

Он направился с нами на развалины что бы успокоить наше, как он сказал , разгулявшиеся воображение, мы повели его на развалины.

Когда мы шли на развалины, Саня всячески пытался успокоить нас, объясняя, что мы стали жертвой своего воображения.

Как только мы оказались на развалинах, Саня принялся сводить в едино те мелочи, которые сыграли свое. Я вспомнил, как выходила Мара и тот момент, когда она встала на землю. Я подошел к тому месту и опешил, тупо смотря на то место. Там был след, на камне. Это след, который напоминал, копыто, которое имело пальцы, след был на камне выжжен.

— Саня, – позвал его я. Они подошли с Артемом и я указал пальцем, на след спросил; — Объясни это, сам себе. – Меня затрясло, все, что мы видели, и чему стали свидетелями было правдой, след это доказывал. Я не понимал, что есть, что и провалился во тьму.

Я услышал женский голос, мягкий и приятный, он как будто выталкивал меня из тьмы, я открыл глаза и увидел странный сгусток света, из которого раздавался женский голос.

«Костя, не бойся, я буду всегда рядом» Это существо подплыло ко мне и кажется, протянуло мне руку. Но это рука была как бы из света, я протянул руку ей, и она, коснулась меня. Я сразу открыл глаза и понял, что лежа на развалинах, а надо мной стоит Мара в своём человеческом облике.

Она смотрела на меня и улыбалась, я забыл, откуда она пришла и чем на самом деле является.

— Он тормозит? – спросила она повернувшись.

Передо мной возник улыбающейся сосед, с красными глазами. Пристально посмотрев на мои глаза, ответил;

— С ним все в порядке, проверь остальных. – Мара скрылась из, поле зрения, а сосед проговорил, протянув руку. – Настало время поговорить. Мы ничего вам не сделаем.

В его залитых кровью глазах виднелось дружелюбие, я с опаской протянул руку, и он с легкостью поставил меня на ноги. И я увидел, стоящих рядом Артема, Саню и Мару с той испанкой.

Друзья были в смятении, они стояли и молча, смотрели на то, как девушки шутят над их ним состоянии.

— Присядем и поговорим, на этих развалинах.  – Сказал Сосед и сел напротив Артема с Саней. Девушки сели по обе стороны от него, я сел рядом с Саней.

— И так. – Начел сосед, улыбнувшись – Кто вы такие?

Мы застопорились. Его  вопрос был опасным, покрайне  мере для меня. Мы все поняли, что перед нами совершенно другие люди.

— Мы просто шли рядом и увидели мерцание, — начел говорить я с дрожью в голосе, — и решили посмотреть…

— Стоп, – перебил меня сосед. Девушки переглянулись и захихикали – ты не ответил на вопрос.

— Мы, обычные люди. – Как-то твердо и уверенно ответил я

— Люди. Значит обычные люди. – Как то задумчиво сказал он, — вы понимаете кто мы?

— Не совсем. – Быстро ответил Саня.

— Мы являемся, группой существ, которые принадлежат древнему клану, боевых магов. Основание этого клана начинается не на этой планете. НО вот уже, 100.000 лет назад мы были, одни уз первых,  кто прилетел на эту планету. То, что мы охраняем, это наша клятва, держать дверь закрытой. Дверь в параллельный дальний мир, под Названием Даной.  Давай те решим один вопрос!  – сказал он

— Какой? – спросил Артем.

— Вас призвал дух! Призвал для того, что бы решить, поможете ли вы, ему или нет. Нам  необходима помощь, таких, как вы. Потому что, мы живое проявление духа.

— Зачем? – спросил Саня

— Потому – что, скоро начнется война, и нам нужны вы, большего сказать не могу, просто подумайте, стоит ли. Мы не имеем право давить, но имеем право предложить. Присыеденяйтесь. Ответ я хочу услышать сегодня в полночь на этих развалинах. Это наверно за вами. – Мы трое повернулись, буквально на секунду. Но когда вновь посмотрели на собеседников, их там не оказалось. С нами случилось нечто, что врачи называют психоз.  Мы все начали говорить одновременно.  Но после мы решили разойтись по домам и подумать в одиночестве, встретившись, через час.

Я сидел на кровати и смотрел в стену пытаясь понять и разобраться со всем этим «бредом». Предложение действительно было страшным, но страх был другим. Я всю свою жизнь считал, что проживу её как все нормальные люди. Найду жену, а потом дети и все, что к ним прилагается. Но теперь у меня был выбор, прожить жизнь нормально, или стать чем-то больше, стать не таким как все.  Дальнейшая перспектива в качестве человека ни как меня не радовало. Ну что может радовать в жизни где я стал бы обычным авто-слесарем и работал бы в какой то мастерской. А здесь, такое! Шанс узнать тайны, такие тайны, что обычным людям не узнать. Да и еще одна вещь, которой я мог лишиться, это отношение ко мне. Я рос в бедной семье, и большинство надо мной стебалось. А тут такая возможность. Я принял решение вступить в войну, но в какую? Мне стало все равно. В голове мелькнула мысль, что меня могут сделать пушечным мясом. Но все уже было решено. А сомнения я послал на три буквы.

К двенадцати часам, я стоял на развалинах с остальными.

— И вы пришли на встречу? – спросил Камагин.

— Да, – ответил Костик – мы  втроем стояли там и ждали, этих существ. Так их можно назвать. Мы разговорились, потому — что  времени оставались двадцать минут, до полуночи.

— О чем вы говорили?

— Мы разговаривали обо всем. Но самое главное, мы рассказали друг другу, то, что  привело нас туда.

— Ты сам, зачем пришел? – спросил Камагин

— Это сложно. Я рос в бедной семье и все вокруг со мной не считались. А здесь такое!

Я решился на это… — Костик задумался. – Мне некуда было идти, и в жизни обычного человека, смысла я не видел.

— Глупо. – Сухо произнес Камагин.

— Глупо? Ты не живешь моей жизнью, так, что не говори мне таких слов. Глупо оставаться человеком, который зациклен на себе. Кругом мир, и мы в нем живем. Человек всего лишь искра, пламя свечи, в бесконечности. Люди живут на этой планете, и просто офигивают от того, что они считают себя чем-то больше, чем они являются.

— Похоже на секту.

— Да! Конечно! – усмехнулся  Костик. – Но знаешь в чем прикол? В эту секту нельзя придти и записаться. Они приходят сами.

— Кто они? Кем они оказались? – резко спросил майор.

— Они не врали. Они оказались боевыми магами.

— Магами. – Скептично произнес Камагин

— Да. – Сухо ответил Костик.

— Ты шутишь? Перед тобой не твой приятель. – Пригрозил Камагин.

— Ты не понимаешь, кто это. Быть магом это не значит, пить кровь и танцевать возле костра.

— А что значит быть магом? – спросил майор.

ЧАСТЬ 2

— Значит вы пришли. – Резко произнес Акши, стоя у меня за спиной.

Мы резко повернулись. Перед нами стоял Акши, с красными глазами. Мара, которая смотрела почему-то на меня и улыбалась. И ту испанку, которая смотрела на Саню.

— Да. Мы пришли. – Произнес Саня, — но, что теперь?

— Очень хороший вопрос. – Улыбнулся Акши. – И начать можно с объяснения, кто мы такие. Вы помните, что мы являемся боевыми магами, но врятли вы понимаете кто такие маги. Девочки согласятся со мной, что начать нужно с этого. – Он посмотрел на них, а они улыбнулись и дружно кивнули в знак согласия.

— Я вижу, что это первая необходимость. – Добавила Мара.

— Сестра, — элегантно сказал Акши передовая ей слово – ты должна начать первой.

— С превеликим наслаждением. – Мара вышла вперед, а Акши с испанкой отошли назад  — мы встретимся позже, когда Мара закончит свой инструктаж. Акши посмотрел на меня и, улыбнувшись, подмигнул, после чего, просто взял и растаял в воздухе. Мара быстро подхватила инициативу.

— И так. – Начала она. – Я вижу ваш вопрос.

— Какой? – спросил Артем, не отрывая глаз от неё.

— Кто я такая? Человек ли? – её глаза излучали свет.

— Да. – Как-то тупо вставил я.

— Мой облик, часть моего знания. Изначально я была человеком, вашего уровня. – Мара улыбалась, смотря на нас, и вероятно проверяя, как мы её понимаем. – Было это в первый прилет. Я, часть той экспедиции, которая была прислана на эту землю, одной из первых.

Нас тогда было около сотни. Маги строители, Уры. Раса существ, которые относились к нам, но были своего рода, высшими существами, духовного мира. Мы рождались и превращались в них. Кто-то как строитель, кто-то как войны, кто-то как хранители. Наша задача была в том, чтобы построить врата  между-мирья. Наша планета погибала, и врата были нам нужны, для спасения выживших. В те далекие времена была война. Даже не знаю, как вам сказать против кого мы воевали. Вы бы их окрестили демонами, мы тогда их называли  темными. Темными, потому, что они хотели подчинить себе все, мы тогда были другими, мы хотели стать всем. Эта война идет из старой действительности, кто-то становиться паразитом, пытаясь выжить и существовать за счет других, кто-то идет к свету, создавая свои действительности. Среди нас был один высший жрец, своего рода руководитель нашей экспедиции, он руководил и отдавал команды. И все слушали его, ибо знали, какую он преследует цель. Он был наместником Тарха, его учеником и сыном. Не кровным, как понимаете вы. Мы тогда были все родичами, потому что знали, откуда наш род начало ведет. Об этом потом.

Когда строительство врат закончилось, и все составляющие были собраны, он открыл их. И это были не те дороги, были открыты не те врата. Из них вышла женщина, ведьма из старой действительности, каким-то немыслимым образом, она, принцесса Данои, начала строительство синхронно с наместником Тарха и настроила врата на них, мы потом поняли, что ей помогли. Это был один из нас, Яашбо. Мы тогда с трудом справились с этой проблемой и думали что навсегда. Мы ошибались. И очень дорого за это заплатили.

Ёе слова эхом пронеслись в моей голове, и я провалился во тьму. Трудно описать, что я тогда испытывал. Это небыло похоже на сон, и небыло похоже на галлюцинацию. Сравнимо с тем, как многие описывают воспоминание о  прошлой жизни, я целиком был там, ощущая при этом все. Воздух, солнце, время. Но что самое восхитительное какая-то часть меня, помнила, что я это тот я, который пришел на встречу к странному соседу по общаге, который оказался боевым магом.  То, что я увидел, или вспомнил, это было вспоминание прошлого, настолько далекого от моего времени, что мозги набекрень съезжают. Это было то время, про которое рассказывала Мара. Времена строительство врат между мирами.

Сквозь холодную тьму, я ощутил теплоту солнца. Глаза я прищурил, резкий запах свежей травы врезался мне в мозг, казалось, когда я делал вдохи, я набирался сил, свежий и невероятно чистый воздух придавал воистину, потрясающее силы. Сделав несколько вдохов, я не решился открыть глаза, мне понравился этот, как мне казалось сон. Я ощутил, под собой мягкую траву, и что-то еще, я лежал на ней и ощущал себя как бы в колыбели, я чувствовал, что некое существо, испытывает ко мне нежные и теплые, чувства. Это когда мать прижимает ребенка, и он что-то испытывает, это не описать ни каким известным словом, как любовь. И тут меня как будто осенило. Черт подери, это Земля! Я ощутил её чувство ко мне и у меня к ней были взаимные чувства. Я так же понимал, что я на ней песчинка, но понимал, что она ко мне испытывает. Я был поражен.

— Ну, что, чувствуешь? – спросил меня женский голос.

— Земля действительно приняла нас. — Ответил, я, на автомате – Это Земля Мать. Я буду беречь тебя, Мать, за твое чувство. – Сказал я, обратившись к ней, а в ответ я получил ответное чувство, которое сделало меня сильней и бодрей.

Я посмотрел на девушку, что говорила со мной, и застыл на месте. Её красота заворожила меня. Высокая, стройная, зеленые глаза, милые черты лица. На ней была своего рода униформа, что-то на подобии трусов и лифчика, изящной формы, на голове странная теодэма, с боку несколько косичек, и белый шелк, или что-то похожее на шелк. Своего рода комбинезон, переливающий на солнце и просвечивающий её на- сквозь.  Видимо она поймала меня на моём взгляде и, улыбнувшись, сказала, в полголоса. « Повнимательней. Мы с тобой работаем в одной команде, и если ты не забыл я твой руководитель» Она мила улыбнулась и, повернувшись, пошла прочь, на её спине висел элегантный меч, немного изогнутый и переливающий. Это освежило меня, как и её воинственная походка. Как у солдата, черт, матерого солдата! Я был заворожен этим, тяга к ней была чем-то большем, чем обычным влечением, это было что-то другое, но не лишено влечения.

— Ариана, великий войн! – Произнес, кто-то, у меня за спиной, и я проснулся в своей кровати в холодном поту.

Напротив кровати у изголовья сидела Мара и смотрела на меня. Я посмотрел на неё и примерно через мгновение, когда я проснулся окончательно, спросил:

— Что за хрень мне приснилась?

— Просто полежи немного, а я кое, что расскажу. – Сказала она. Её голос, как команда отразилась в моем теле, я положил голову на подушку и уставился на неё. Спать не хотелось, как раз наоборот, мне казалось, что так я могу пролежать долго.

— Почему, ты так, смотришь на меня? – спросил я, что бы сменить тему. Мара казалось мне замороченной и странной. В её глазах засиял легкий свет, внутренний свет. Она улыбнулась, и ответила, как бы поясняя мне же мои мысли, которые я еще только формировал.

— Ты красивый. И так напоминаешь его. Ариана и Ферол. Они были нашими генералами. Юные и сильные. Мы были детьми! Когда нас предал, Яашбо мы не могли места себе найти, Ариана с Феролом были первые, кто среагировал. Именно они вступили в бой с Яашбо. Мы не понимали, что они делают, их нее действия были молниеносны, а мы как растяпы, кричали и пытались им помешать. Ворота открылись. И тут все поменялось. Именно нас детей, Яашбо отбирал, для этого, каким-то немыслимым путем мы стали ключом, все мы. Но, в конце концов, мы закрыли ворота и позвали Тарха.

— Эй, пацан? — резко перебил его Камагин, — то, что тебе лечится надо, спору нет. Космогонию оставь другим специалистам. Что, черт возьми, произошло с твоим другом и почему ты его рубанул катаной? – с криком спросил майор.

— Что ты такой нервный? – усмехнулся Костик.

— Потому что я хочу слышать об Артеме.

— Ты сам захотел. – Костик глубоко вдохнул. – Когда нам пришлось впервые посетить другой мир в телесной оболочке, Акши прочитал нам лекцию о наших мыслях. Он сказал тогда, что попросит землю дать нам толчок, что бы помочь разрушить границы нашего восприятия. И что у нас будет одно мгновение, которое мы должны запомнить, потому  что придем сами к себе. Якобы он после соберет нас вместе в другом мире. Он приготовил нас к переходу в земляном гробу. Каждого он положил в земляной гроб, абсолютно голого.  Я тогда сказал, о боги меня же сожрут клещи, на, что он мне ответил, что это место земля специально очистила от всех насекомых. А потом он счелкнул пальцами, после этого земля под ногами озарилась янтарным светом, а из моей могилы вырвался свет, это было, похожа на ключ, который рванул в поле, только из энергии, это было превосходно. Он тогда сказал, видишь, земля услышала меня, доверься ей и она поможет. Я доверился Земле. Наши могилы были расположены по кругу. Я лег в свою могилу и закрыл глаза. Я ощущал некую вибрацию, а потом что-то случилось, и я полетел вперед. Летел я с немыслимой скоростью, и резко остановился. Я стоял в каком-то помещении, где вместо стен был космос, я видел созвездия  галактики, они были реальными, четкими и ясными. Среди этого я видел дверные проходы в другое помещение, выход на балкон. Я осмотрелся и увидел трон, на котором сидел я, но в какой-то необычной одежде. Вокруг того меня, который сидел на троне, было сияние красного света. Тот я сидел на троне, облокотившись о руку, он медленно поднял взгляд и прошептал, его голос отразился в моей голове, наконец, ты пришел.

После этого я полетел, закрыв глаза. Я ощущал скорость не больше трех секунд и резко остановился. Глаза открыть я боялся, и услышал, голос Акши который доносился как бы из-за стены. Прими себя и не бойся, открой глаза, открой глаза.  Я открыл их. Это действительно был другой мир.

Рядом со мной стоял Саня и Артем, они, так же как и я смотрели по сторонам, с удивленными  лицами.

Мы стояли на острове, который летел над красным океаном. Небо переливалось разными цветами. Синий переходил в ярко матовый, он же в ярко зеленый. Мимо нас проносились другие острова, большие и малые. Я посмотрел назад и увидел небольшую пещеру, которая вела вглубь острова.  Краем глаза я заметил, какое- то мерцание в небе. Это было похоже на огромных китов, которые замаскировались и став невидимы.

Я посмотрел на Саню с Артемом, и прошептал, вы это- то же видите? На что они мне ответили в один голос, а то.

Акши стоял напротив нас и улыбался.

— Ну как вам, путешествие?

— Что это ваще было? – спросил Саня, как – то напугано.

— Это и есть путешествие, о котором я говорил. – Ответил Акши.

— Почему это происходит? – Спросил Артем, – до этого я не понимал, как это делается, но когда попал сюда, понял что это легко. Почему?

— Это происходит потому, что вы прорвали оболочку, которая у вас была. Сейчас вы все находитесь в другом я, которое у вас не разу не использовались.  Я сделал так, что земля помогла вам достичь этих мест, предварительно  посетив самих себя.

Вот вам окончание объяснений, по поводу, кто такой маг. Есть колдуны, шаманы маги. Сама магия не относится к конкретным   определением. Многие думают, что магия это заговоры проклятье, и танцы у костра с черными кошками. Магия другая, в ней нет место для такой хрени, Маги, перешагнули через этот парадокс. Колдуны и шаманы, своими действиями приходят к тому, что маги называют восприятием. Маги действуют от личной силы, которую  накапливают. Боевые маги  — это те, кто в совершенстве постигает это искусство, искусство восприятие. Они пользуются  этими возможностями, постигая себя из нутрии.  Это происходит потому, что вы начали взращивать вашего двойника, и для тебя, Артем, это значит то, что твое полотно, которое разделяет тебя, еще не разрушилось. Сам знаешь, что у некоторых это получается, легко у некоторых нет. Ты должен оттачивать этот метод.

—   Что? Это вы пришли к нам и предложили вот такие способности. Я не думал, что вы сделаете нам подарки силы,  но почему я не могу воспользоваться  этим подарком.

— Что с тобой? Спросил Саня.

— Все в порядке, что-то накатило?  Как будто что- то проснулось в нутрии. – Акши подошел к нему и сказал спокойным ;

— Сейчас ты очень близок к месту зверя, ярость, которую ты испытываешь, говорит о многом, и о том, что ты можешь превратиться  в зверя этого мира. Я не удавлюсь, если ты сейчас превратишься в не что из этого мира. Вспомни, что я говорил.

После его слов Артем, присел и закрыл глаза. В одну секунду его охватила серая дымка. Мы отступили назад и смотрели на него. Дымка начала вращаться быстрей и сам Артем начел вибрировать, пока не стал похож на языки пламени у костра. Следом дымка начала  уходить в его грудь. С каждым его вдохом, он начел превращаться во что-то такое, что трудно описать. Само его тело изменилось, кости удлинились,  из висков вылезли черные рога, лысая голова покрылась шипами. Вся кожа стала серой, глаза, напоминали глаза паука, челюсть стала округлой, глаза ярко зеленые. Он поднялся, и следом у него выросли дополнительные четыре руки. Ноги его превратились в дым или вибрирующую воду.  Он осмотрелся и издал дикий вопль. Акши прокричал и его голос отразился у меня в голове, быстро сядьте, иначе он вас сожрет. Артем монстр подбежал к обрыву и прыгнул вниз, Акши прыгнул следом.

Мы тогда стояли на обрыве в ожидании каково-то чуда, но то, что мы увидели, было нечто. Из океана поднялся Артем монстр, но вот его размеры были огромным, я ощутил себя песчинкой. Я посмотрел на Саню и понял, что он испытывает такие же чувства. Следом из красного океана вырвалось другое существо. Морда этого существа напоминало акулу, но это только сравнение. Его тело было из щупалец, которые он связал в тело, которое напоминало тело гарилы.

Они начали бороться, но битва была не долгой. Другой монстр, ударил Артема, да с такой силой, что он отлетел. Когда он поднялся,  другое существо  прыгнуло, на Артема и в считанные секунды охватил его щупальцами и забрав на дно океана. Мы с Саней смотрели друг на друга.

— И что теперь? – напугано, спросил Саня

— Это ты у меня спрашиваешь? – так же удивленно спросил я.

— А ты ковото другова видишь?

— Нет, я думаю, что следует подождать.

Резко из воды вылетел Акши, с Артемом на руках. Он был бес сознание. Акши казался усталым, он положил его на землю и прохрипел;

— Он изменился, но не в лутьшую сторону. В нем разгорается зависть. Если вы в течение трех дней не поможете ему, тогда вам придется  его убить, если не убьете вы, он убьет вас. Он будет искать легких шагов, и тем самым придет к другим. Я не подумал, что это случится.  Он смог трансформироваться  в существо которое в этом мире не вызывает доверия. Это ваша задача, не дать ему войти во тьму, – проговорил Акши, и я оказался в своем земляном грабу.

Из могилы я выскочил мигом, я подбежал к Акши который укладывал Артема на землю. Я склонился перед ним, а он, открыв глаза, спросил, смотря на меня с легкой улыбкой.  Ты это видел. На что я ответил, это было здорова.  «Тогда не еби рога и сходи, оденься». Он засмеялся, и я чего- то начел, смеется вместе с ним, понимая над, чем он смеется.

С того момента он изменился.  Мы не смогли повернуть его к свету. Потом он стал на сторону Даной, и пришел на следующий день после исчезновение Сани. Он просил меня отдать ему, мою часть ключа. Я отказался, и он начел на меня наподдать, катана у него появилась внезапно. Я перепрыгнул в свою комнату и взял, катану. Он начел атаковать, до тех пор, пока я не разрубил его пополам. Это был первый раз, когда я его убивал. Через пару дней он снова пришел, и я снова его перерубил. Тот последний раз он снова пришел и был не таким как раньше, я и его убил. Суть в том, что он возвращается, кто-то постоянно возвращает его. Примерно через несколько часов после смерти, он возвращается, а если быть по конкретней то через четыре часа, я здесь уже три часа и сорок минут.  Сходи в морг и сам убедишься.

— Я отправляю тебя в психушку на обследование. – Камагин вышел из кабинета и крикнул, — Семенов, работа есть. Оформляй 66-ой бланк.

Он вернулся и сказал,

— Сиди здесь и жди.

— А ты куда?  — спросил парень у Камагина.

— Куда надо. –  Ответил тот и вышел из кабинета.

Камагин зашел в туалет и закурил сигарету. Мысли просто закипели у него в голове. Выбросив, сигарету он отправился в морг. Не дойдя до двери на встречу к нему выбежал младший сержант, бледный как первый снег.

— Капитан, капитан, тело украли. – Камагин остановился и побежал в комнату для допросов, но там никого небыло. Его уже увезли. А перед Камагиным возник вопрос, неужели он был прав? Он  выбежал на крыльцо и увидел, как уезжает машина с Костиком у окна, который увидев удивленное лицо Камагина, ехидно подмигнул. К нему выбежал младший сержант и тихо сказал:

— Майор, там следы, ведущие в стену.

— Что? – удивился Камагин. – Какие следы?

— Его следы. Как будто он встал и пошел в стену.

— Следи за словами сержант, — глаза Камагина были напуганы – иначе следом поедешь.

— Что же это, Игорь Николаевич? – с дрожью в голосе спросил сержант.

—   Откуда я знаю. – Майор вернулся в комнату для допроса.

Как только он вошёл в комнату, дверь резко закрылась, и на месте Костика сидел Артем. Он смотрел на майора озлобившим взглядом. Он был в одних шортах, все его тело было в высохшей крови, рядом на столе лежала его катана. Сам он сидел, закинув на стол ноги, и читая, дело о своем убийстве.

— Интересно. – Проговорил Артем, отложив папку, – но это ваше дело. Где он? Мой убийца?

— Я видел тебя разрубленным. Как так?

— Ты наверно майор не догоняешь, что вопросы задаю здесь я! – сухо сказал Артем.

— Он в психушке. – Коротко сказал Камагин.

— Что он там делает? – спросил Артем.

— Я отправил его на обследование. Его история показалась мне абсурдом.

— Серьезно? – с улыбкой спросил Артем, поднявшись со стула. – Тебе я, кажусь абсурдом?

— Майор. — Прокричал сержант, ворвавшись в комнату. Камагин посмотрел на сержанта и прокричал – Вон.

Сержант смотрел на него удивленными глазами и молча, вышел из комнаты. А  майор  вновь посмотрел на Артема. Его там не оказалось. Холодный озноб  пронзил майора со спины, странная дрожь прокатилась по телу, страх за свою жизнь овладел им. И вся уверенность в его собственной безопасности пропала навсегда. Но военная выдержка, не давало ему пасть в безумие. Слишком большая цена за промах. В голове мелькнула мысль о Петре Васильевиче, старом прозженом следке который как-то после одного странного дела ушел работать в архив. Говорили всякое, что дело было засекречено, то его последнее дело всегда было покрыто тайной, и не каждый брался его комментировать или хоть как-то высказывать свое мнение, какой-то страх пронизывал каждого. Говорили, что он убил собственную жену, разрубив её топором. Кто тайком говорил, что после жены он отрезал голову собственному сыну. Суть в том, что с Петром, случилось нечто, и слухи ходили всякие, и он как-то это пережил, а Камагина волновало только одно, его собственная судьба. Он отправился в архив.