numismat

 

Литературные конкурсы — конкурс фантастики.

 

ФИО:  Таюпов Мансаф Масхутович

Дата рождения: 20.11.1993 г.

Место рождения: г. Уфа, Республика Башкортостан.

 

О себе: учусь на 3 курсе ФизМата БГПУ им. М. Акмуллы. Обычно пишу свои произведения в стол, так что публикаций никаких нет. Данный рассказ в стиле фэнтези я написал специально для этого конкурса.

 

 

Нумизмат

 

Глава 1

 

— Ну вроде все, — сказала тучная кондукторша, заполнив листок на котором она написала сколько человек должно выйти на каждой остановке и протянув его водителю.

— Счастливого пути!-сказала она, неожиданно быстро и грациозно для своей фигуры, проскользнув по обледеневшему полу автобуса и спустившись по ступенькам вниз в свежий, еще мягкий сугроб... Её силуэт направился к стоявшим неподалеку другим колесницам общественного транспорта- старым советским ПАЗикам и затерялся где-то между ними.

— А что, всю дорогу будет так холодно?- спросила старая тетка в мутоновой шапке, сидевшая ближе всего к водителю.

— Я что ли виноват, что на улице минус двадцать три? ! Печка и так работает на всю катушку, -пробурчал водитель и двери автобуса, издав звук, больше похожий на последний вздох умирающего, захлопнулись. Автобус медленно тронулся с места.

Ну вот, самое время чтобы надеть наушники, включить свой практически идеальный плейлист и, прижавшись лбом к боковому стеклу, устремить свой взор в глаза тому пути, что меня ожидает… — успел я подумать, но меня ждало неожиданное разочарование. Стекло было настолько холодным, что тот морозный узор, который я растопил за то мгновение, когда мой лоб соприкасался с ним, как по- волшебству, практически моментально заделался.

Наверное, Снежная Королева, задействовав весь свой талант художника, хочет скрыть от меня что-то важное- промелькнуло у меня в голове. Поэтому, глядя в окно, даже не разобрать какую улицу мы сейчас проезжаем, не то что смотреть кому-то в глаза.

Скучно. Может поспать? Нет, до пункта назначения еще шесть часов-еще успею. А что делать то? Можно подумать о вечном, пофилософствовать…

А что такое вечное? Первая ассоциация со словом «вечное», что приходит на ум- зловещее «На вечную память».

Да, Память-это мощно. Недаром Гельгамеш нашел вечную жизнь в памяти людей, и с тех пор каждый солдат жертвуя своей жизнью, хочет остаться в памяти своих товарищей  героем.

Да, каким тебя запомнят это очень важно. И задача, чтобы о тебе вспоминали хорошо становиться первоочередной, хоть от этого не менее трудновыполнимой .Ведь человеческая память очень странная вещь-она очень хорошо запоминает зло и забывает добро. Ты можешь сотни раз выручать человека, вытаскивать его из различных передряг, но стоит тебе один раз не оказать ему помощь, в его глазах ты сразу же превращаешься в самого худшего человека на Земле. Эта привычка так засела в наше подсознание, что кого не спроси на улице -все знают великих убийц Гитлера, Цезаря, Наполеона, но мало кто знает Фарадея, изобретателя электромотора и электрогенератора, без которого не светила бы их лампочка, не показывал  телевизор и не работал бы Интернет. Проще ведь запомнить зло…

Мысли гнали меня все дальше вперед. А что если автобус сейчас сорвется в овраг? Какая память останется обо мне? Что будут помнить?

Ну, жил такой паренек. Учился в универе. Играл в КВН. Родители развелись когда он был совсем маленьким. Мать работает проводницей на поезде, везущем потоки отдыхающих на юга, поэтому всю свою сознательную жизнь он жил с бабушкой.

Короче ничего в жизни полезного не сделал, ел, спал, смотрел телевизор. И таких как я сейчас сотни миллионов, и до меня их тоже было сотни миллионов, и сто лет назад, и тысячу лет назад их было столько же, хотя и не было телевизора. Мы не герои народных легенд, мы-простые обыватели. И имя нам-Легион. Мы плывем по течению и вряд ли в жизни сделаем что-то великое.

На уроках истории в школе всем остальным было интересно узнать о жизни великих полководцев, царей, а я интересовался жизнью черни. Тем как тяжело было жить простому мужику, искал информацию о его быте, о его повседневных проблемах. Узнал много нового. Но это была всего лишь информация, а я хотел наладить энергетическую связь. Но как? Как можно связаться через века с такой же посредственностью как ты? С помощью вещей-музейных или антикварных. Но в музее вещи не потрогаешь, антиквариат на стипендию не купишь, и к тому же какая связь может быть у антиквариата и у какого-нибудь боярского холопа?

Но я нашел решение. В один прекрасный день, я нашел ту вещь в которой были сконцентрированы все мои чаяния, квинтэссенцию, кладовую той энергетики которая мне нужна. Это монеты.

В обычной жизни мы не обращаем на них внимание. Они переходят из рук в руки, теряются, выходят из обращения. Но когда через сотню лет они попадают в руки человека похожего на меня, хронометр, меняя направление своего движения, уносит его в те времена, когда богатый купец расплачивался ею в ресторане, когда крестьянский мальчишка покупал на нее на ярмарке леденец, старый доктор для  своей жены на день рождения пуховый платок, а нищий ,просящий подаяния, слышал ее звон в своей кружке. Вот такой вот необычный эффект они на меня производят.

Вы просто не представляете ту мистерию чувств, которая охватила меня, когда я впервые держал в руках простую обычную медную полушку 1722 года.

Поэтому я стал нумизматом. Я покупал, менял, даже иногда крал различные монеты. Однажды, по универу прошел слушок, что собирается археологическая экспедиция. Я записался туда первым. Конечно, копать- это адский труд, но результат того стоил.

Раскапывали мы скифские курганы. Скифы, оказывается, очень щедрый народ ,безмерно любящий своих покойников. Или, может, просто могила какой-нибудь принцессы попалась… Было много украшений, утвари, даже конских скелетов, ну и конечно монет. Как вы уже наверное догадались,  из тех монет, которые мы откапали, я оставил чуточку себе.

Многие из нас боялись, так называемого скифского проклятия за разграбление могил, но я относился к этому скептически, тем более, если б даже оно и было, я не думаю что было бы какое-то его усиление, или даже отдельное проклятие за то, что я присвоил парочку монет себе.

Хотя с тех пор прошло уже полгода и существует какая-то негативная тенденция-общее невезение членов экспедиции. Кто-то ногу сломал, кто-то в аварию попал, кто-то в тотализаторе проигрался, один даже умер. И все трындят «Проклятие, проклятие!!!», а по-моему это простое самовнушение. К тому же санкции, доллар скачет-всем не везет.

А мне вот повезло-намечается выгодная сделка. На днях мне позвонил один старик и предложил обменять три скифские монеты на треть его коллекции. А коллекция по рассказам у него не маленькая .Есть только один минус, этот дед живет в другом городе, не дружит с Интернетом и совсем плох, что даже в магазин ходит только по большим праздникам. Назначил мне встречу у себя в городе, в парке. Боится, наверно, что могу его квартиру ограбить, хотя я б на его месте вел себя так же. Поэтому я и еду в этом автобусе.

А что, мне все равно дома сейчас делать нечего: во-первых бабушка в больнице и меня некому кормить, а самому готовить лень, а во-вторых таджики, которые делают ремонт в подвале, откуда-то занесли клопов и теперь дома даже нормально и переночевать-то нельзя- кусаются клопы больно. Вот как раз продам пару монет деда, куплю «Карбафос» и всех их потравлю.

Блин, ненавижу этот «Андроид»,осталось 42%  зарядки, так мне на обратный путь может и не хватить. Ладно, вырубаем песни и вырубаемся сами…

 

 

Глава 2

 

Проснулся я уже в городе N. В полудреме, по GPS на мобильном добрался до парка. Уселся ждать. Деда все нет и нет. Очень холодно. Зимой ночь наступает быстро, поэтому опять клонит в сон.

— Хватит! Перестань, надо держатся, -промелькнуло в голове, но веки уже не слушались, плавно опускаясь, они постепенно закрывали от моего взора  и этот парк, и замерзший пруд, и этот тусклый фонарь.

Когда я вновь открыл глаза, была уже кромешная тьма. Только фонарь все еще тускло светил мне в лицо. Зарядка на телефоне уже села, и, скорее всего, время было уже совсем поздним. Я быстро побежал по памяти в сторону автовокзала, но автобусов уже не было.

— Ты на время смотрел?-спросил меня осуждающе золотозубый шофер, -Последний автобус уехал 15 минут назад, а все остальные, в том числе и я уже давно загнали автобусы в гаражи. Автовокзал закрыли. Теперь жди утра. В гостиницу какую-нибудь заселись.

В гостиницу…Легко сказать! У меня денег только на обратный билет… Ладно, может погуляем до утра? Или прибьемся к местным бомжам? Найти бы их сначала…

Я начал рейд по домам, вдруг где найдется открытый подъезд или какое-нибудь служебное помещение. По очереди ходил от дома к дому, но скоро запутался.

Город N представлял из себя обычный российский моногородок. Раньше, во времена СССР здесь делали то ли лобовые стекла, то ли шины для нашего автопрома. По вечерам город освещался огнем работающего завода, и перед взором  тех ,кто проезжал этот город, представала картина,  сравнимая с той что была, когда в Мордоре ковалось  кольцо всевластия. И все это охранялось  серыми стражами жилой зоны- домами, не отличимыми друг от друга, стоявшими ровным строем, как советские солдаты на многочисленных парадах, наводя какую-то тоскливую величественность. Так наверно и задумывалось архитекторами.

Мне, человеку впервые оказавшемуся здесь, было очень легко заблудиться, ведь дома ничем кроме надписей не отличались, а ночью даже них толком не видно.

Так ,пройдя еще несколько улиц и встретив по пути закрытую церковь и хоккейную коробку, я поймал себя за мыслью, что еще пару часов таких скитаний и я буду ориентироваться в этом чертовом городе как местный абориген, но эта способность будет  распространяться только на ночное время суток.

С течением времени я все больше и больше отделялся от центра города. Многоэтажки сменились бараками, а привычная городская обстановка-сельским пригородом. Ноги мои теперь утопали в снегу, хотя я и шел по натоптанной тропинке вдоль заборов.

Впереди  я увидел силуэт какой-то старушки, несшей в руках охапку дров. Увидев меня, она улыбнулась.

— Ну здравствуй ,дорогой! Мы тебя так долго ждали! Что стоишь как вкопанный? Заходи скорее в дом…

Я на крыльях неожиданно нахлынувшего на меня счастья  забежал в барак и снял с себя куртку. Да, не перевелись еще добрые люди на Руси-матушке!

Я кинул взгляд в сторону стола, стоявшего в углу комнаты. За ним сидел смуглый мужчина в алой рубашке и жилете, типичный цыган. Хитрые черные глаза поблескивали угольями, но в них проглядывалась какая-то неведомая тоска.

И только теперь до меня дошло, что я попал в местный цыганский район.

На диване сидели старые женщины с очень грустным видом, рядом на полу игрались  мальчишки. Я, от греха подальше, постарался убрать свой рюкзак с монетами из их поля зрения. Мало ли чего.

Меня пригласили за стол, выпить чашечку чая. Я, хоть и с некоторой опаской, но согласился на их предложение. Пока в чайнике закипала вода, старушка, которую я увидел первой робко начала разговор:

— И что же, мой золотой ,в столь поздний час заставило  бродить тебя одного по улицам?

— Ну вот судьба сложилась так, — попытался пошутить я.

— Судьба всегда ведет нас туда, куда мы идти совсем не собирались, — ответила старушка.

С ней было трудно не согласиться. Кто знал, что этот день закончится именно так, в кругу большой цыганской семьи.

Дальше начался разговор о жизни. Цыганка  стала  расспрашивать откуда я, чем занимаюсь, чем увлекаюсь. Меня, как любого человека, конечно напрягал этот слишком большой интерес со стороны цыган к моей персоне, но из чувства приличия я старался не грубить в ответ на ее назойливость.

Временами, она и другие женщины уходили куда-то за ширму, в другую комнату и выходили из нее черные как ночь, но в разговоре со мной пытались улыбаться. В воздухе витало состояние некой тревоги, но мне было неловко спросить их о том, что там происходит.

Через некоторое время мы все вместе принялись пить чай. После того как я чуть не окоченел на морозе, каждый его глоток потихоньку возвращал меня к жизни. Чувство страха куда-то пропало и казалось, что я сижу в компании своих старых друзей. И обстановка тут нормальная, хоть и тесно, но уютно, а от картин висящих на стене вообще нельзя глаз оторвать. Похоже это сцены из каких-нибудь цыганских легенд.

Оказывается я не вовремя отвлекся-мальчишки-цыганята достали из моего рюкзака монеты и начали с ними играть. Эх, а я то уж решил что…

— Пусть играют, они же дети, — продолжая улыбаться, сказала старуха.

Я попытался ей возразить, но язык мой, вдруг, перестал  слушаться. Мной овладело чувство полной беспомощности. Увидев в моих глазах возникший вопрос, старая цыганка ответила:

— Это сон-трава. Я добавила ее тебе в чай. Не бойся, это наоборот тебе во благо…Ты не почувствуешь боли, твоя душа покинет тело без лишних мучений. Это твоя судьба.

Мне, мягко говоря, стало не по-себе от таких слов. Я посмотрел на нее с некоторой мольбой. За что? Зачем? Что я им сделал? Мои глаза всматриваясь в нее пытались найти ответ.

Только сейчас я заметил, что монетки, вплетенные в ее волосы, такие же как и мои. Час от часу не легче. Походу я конкретно попал. Мое тело превратилось в рыхлую массу. Голова стала так сильно кружиться, превратив зрение в ненужную теперь уже роскошь, и я поспешил закрыть свои глаза. Из всех чувств, единственным, что меня не покинуло, остался только слух.

— Вчера дочь баро упала с коня, ей очень худо. Сегодня ночью смерть должна прийти за ней. Мы сегодня весь день молились, прося Бога помочь бедняжке. И он послал нам тебя. Есть старинный цыганский обряд сделки со смертью- и мы решили обменять твою жизнь в обмен на жизнь дочери баро. Прости, у нас не было другого выхода, -как бы оправдываясь, прошептала старуха.

Через свои уши я слышал обрывками как они сначала тихо, затем громко, и снова шепотом, читали свои заклинания. Мне стало жутко. В голове мелькали образы страшных ведьмовских лиц, различных демонов, всякой нечисти, и нельзя было понять, наяву все это или только  мерещится.  Чувство  безысходности и нарастающая внутри паника, в буквальном смысле, вырывали сердце из моей груди. Каким то образом в голову ударила мысль, что спасти, вытащить меня из этого состояния ,в силах  только Бог. Я начал вспоминать и мысленно ,вновь и вновь ,повторять все известные мне молитвы. Легче не становилось, помощь все не приходила.

В какой-то момент я пришел в себя. Зрение и слух вернулись ко мне, хотя тело все еще оставалось  парализованным. Я услышал старуху, говорящую с баро:

— Обряд должна совершить еще невинная душа, тебе нельзя этого делать, пусть это сделает Лиля…

Баро куда-то ушел. Я почувствовал, что оцепенение прошло и я снова могу пошевелиться, но все-равно продолжал лежать неподвижно, притворяясь спящим. К счастью, они слишком затянули с началом своего обряда, и я подумал, что еще смогу убежать. Осталось совсем немного-соскочить со стула и разогнаться в сторону двери.

Моим планам не суждено было сбыться- в комнату ужк зашел баро с маленькой девочкой, лет десяти. В руках у нее был нож, то есть все было готово к продолжению ритуала.

Окружающие нас старухи снова стали нашептывать свои заклинания, а маленькая девочка неуверенно начала свое движение в моем направлении. Видно было, что она волнуется и в то же время боится людей, заставляющих её  делать это. Вот она уже на расстоянии вытянутой руки от меня. Остался последний шанс.

Я резким движением вырываю нож из рук девочки и приставляю его к ее горлу. Все вокруг опешили, кроме баро. Он достал старинный револьвер и прицелился в меня. Девочка была очень маленькая, поэтому если бы он, не дай бог, выстрелил, то в меня бы точно попал. Но я был ему нужен для продолжения обряда.

— Брось нож!!!, -крикнул мне баро.

Вдруг в той комнате, что была за ширмой начались издаваться странные звуки. Баро на секунду отвлекся.

Я до этого никогда в жизни не метал ножи, но другого выхода у меня не было. Тут каждая секунда может стоить мне жизни. Рука сама, каким-то неведомым образом, метнула нож в сторону баро, который, пролетев метра три, попал ему прямо в правое плечо. Револьвер выпал из его рук. Я, недолго думая, подбежал и схватил его. Теперь оружие баро было направлено против него самого.

Что делать с ними дальше? Пристрелить их? Покопавшись в своей голове я понимаю-я не убийца. Хотя они и хотят меня убить, склоняют к этому ребенка, занимаются колдовством- не хочется причинять этим людям зла. У них есть какая-никакая своя правда, даже некое оправдание…

Осмотрев всех своим взглядом я, не убирая с прицела баро, направился к выходу. Открыв дверь выбежал на улицу. Утопая по колено в снегу, я в одних носках, без куртки убегал, скорее всего,  уже от целого табора. За мной раздавался шум от десятков голосов. Изредка я отстреливался, целясь в темноту, и дальше продолжал свой бег. Конечно же, это не могло продолжаться долго, я устал и споткнувшись упал лицом на снег. Вся передняя часть туловища оказалась в снегу. Лбом я почувствовал адский холод…

От этого  леденящего чувства я пришел в себя. Как же все-таки неприятно прикасаться лбом к морозному стеклу!

— Подъезжаем к конечной остановке, -донесся голос водителя маршрутки.

Я медленно вышел из автобуса. В полудреме, по GPS на мобильном добрался до парка и присел на скамейку, ждать деда…