Лишённая фантазии

Продолжаем публиковать фантастические рассказы участников конкурса фантастики «Фантик 2014—2015»

 

Автор:                                         Анастасия Харченко

Произведение:                      фантастический рассказ «Лишённая фантазии»

ФИО:                                            Харченко Анастасия Алексеевна

Дата рождения:                      29.10.1998

Место рождения:                    г. Новороссийск, Краснодарский край.

О себе:                                      учусь в НПИ СПО на 1 курсе, специальность: товароведение и экспертиза качества потребительских товаров. Рассказы начала писать в 9 лет. В 2011 году журнал «Моя любимая собака» опубликовал мой выдуманный рассказ о собаке и прислал мне в качестве вознаграждения 500 рублей. Хвастаться нечем.

 

Лишённая фантазии

— Извини, но выдумщица из тебя никудышная.

Я бросила трубку. Моя редактор считает себя самым умным человеком на свете. Будто я и сама не знаю, что никогда не смогу написать фантастический рассказ.

***

Одним прекрасным январским утром, когда мой старый ноутбук сломался, грандиозно и бесповоротно, а запасные ключи от квартиры затерялись где-то в снежных сугробах, тогда я и встретила его. Крайне странного человека. Он шел по главной улице ужасно медленно, что нехарактерно для жителей нашего, опережающего время, мира и то и дело оглядывался. Черные брюки-клёщ, клетчатая рубашка, твидовый  пиджак в тон и черные же шнурованные ботинки совершенно не соответствовали суровой погоде. Он то и дело оборачивался, вертя головой с взлохмаченными каштановыми волосами, и одаривая прохожих улыбкой. Я пребывала в скверном расположении духа, потому как шла в издательство обсудить там свою дальнейшую судьбу. Перейдя дорогу, я постаралась не встречаться взглядом с этим странным парнем.

Позже, возвращаясь домой, озябшая и раздраженная, я решила срезать путь и пройти боковыми улицами. Как же я удивилась, наткнувшись в переулке на того самого парня, которого видела утром. Он стоял возле заржавевшей железной двери, ведущей в подвал огромного продовольственного магазина, закрывшегося настолько давно, что, кажется, тогда меня еще на свете не было. Я замерла на месте. Парень не мог меня видеть, потому что задумчиво изучал дверь. Он наклонился, вытащил что-то из кармана и приложил к ржавому металлу, замок тихо щелкнул. Парень с трудом потянул на себя ручку и исчез в темноте подвала. Дверь стала медленно закрываться. Я сделала нерешительный шаг вперед. Все это показалось мне интересным, что ужасно интриговало мою творческую натуру, и давало пищу изголодавшемуся воображению. Через мгновение я вцепилась пальцами в край двери, который уже едва не соприкоснулся с косяком. Не устояв перед искушением, я с трудом приоткрыла дверь (все-таки она оказалась довольно тяжелой) и вошла внутрь.

Воздух здесь был влажный и затхлый. Я прошла вперед и увидела черное отверстие люка в полу. Крышка была откинута, а вниз вела крутая деревянная лестница. Осторожно переступая по скользким прогнившим от сырости ступенькам, я, наконец, добралась до земли. В темноте невозможно было что-либо разглядеть, но могу поклясться, совсем близко, слегка коснувшись моей ноги, пробежало что-то маленькое и пушистое. Крыса, подумала я и двинулась дальше. Наткнувшись на железные прутья решетки, я обнаружила, что она приоткрыта. Впереди уже можно было расслышать возню и чье-то громкое дыхание. Вытянув перед собой руки и наощуп продвигаясь вперед, я иногда все же спотыкалась о какие-нибудь коробки или тюки.  Вдоль стен смутно вырисовывались силуэты полок и стеллажей.

Внезапно я почувствовала, как кто-то слегка укусил меня за ногу. Какая наглая крыса, вздрогнув, подумала я, впрочем, не придав этому особого значения. Я напряженно вглядывалась в темноту, силясь различить впереди высокую быструю фигуру и одновременно напрягая слух. В наступившей тишине звук капли воды, сорвавшейся с потолка и обрушившейся на пол, показался мне самым громким на свете.

Чьи-то крохотные зубки снова примерились к моей ноге. Я вскрикнула: укусы стали сильнее. Теперь уже несколько крыс сновали вокруг, маленькие лапки тихо шуршали по бетонному полу. Я несколько раз пыталась пнуть ту, что была ближе, но она оказалась слишком проворной и ни разу не попалась. Затем что-то мягко прыгнуло мне на спину и поползло вверх. Даже через пуховую куртку я ощутила неожиданно острые коготки. Крик застрял в горле. Еще одна тварь шлепнулась на мою голову и запуталась в волосах. Я пыталась стащить с себя этих существ, но мои колени внезапно наткнулись на что-то твердое, и я рухнула на пол, едва успев выставить перед собой руки. Несколько тварей подползли к моей шее и слегка, будто на пробу, куснули, а затем вдруг вонзились зубами. Я не почувствовала боли, только мысли затуманились, а тело налилось свинцовой тяжестью так, что я не могла даже руку поднять. Крыс становилось все больше, я чувствовала их вес на плечах, и мне казалось, они уже рвут когтями одежду.

Будто сквозь туман я услышала чьи-то шаги. Одна из тварей издала приглушенный писк и разжала зубы. Еще одна, обмякнув, шлепнулась на пол. Остальные, похоже, последовали за ней, и дышать мне сразу стало легче. Я слабо шевельнулась и попыталась приподняться на локтях, но чьи-то руки вдруг рывком поставили меня на ноги. Голова закружилась, я нащупала ладонью шершавую стену и прижалась к ней спиной.

— Бежать можешь? – спросил чей-то взволнованный голос.

— Нет, — с ужасом пробормотала я.

— Тогда – бежим!

Меня потянули за рукав, вынуждая идти очень быстро.

— Эти… крысы, — стараясь дышать как можно глубже, начала я. – Они напали на меня… Почему?

— Чтобы выпить.

— Выпить?..

— Ну да. Твою кровь.

Я резко остановилась.

— Эй, не делай так! Ты, между прочим, довольно тяжелая.

— Но там, — я показала за свою спину, рука моя дрожала. – Там эти…

Крепкие пальцы сжали мой локоть и снова потащили вперед. Наши шаги гулко отдавались от стен. Я не видела ничего, кроме неясного очертания перед собой.

Наконец, мы достигли еще одной лестницы, которая в темноте показалась мне чьей-то фигурой, скрюченной в причудливой позе.

— Лезь первая.

Меня подтолкнули сзади, и я с трудом нащупала первую ступеньку. Дерево почти полностью прогнило, и я как можно тщательнее выбирала, куда поставить следующую ногу.

Мы очутились в крохотной каморке. Из маленького окошка пробивались редкие солнечные лучи. Их хватало только на то, чтобы осветить захламленные полки у противоположной стены. В этом скудном освещении мне кое-как удалось разглядеть своего спасителя. Растрепанные каштановые волосы, сияющие упрямым блеском карие глаза и все та же одежда, только немного запачканная, (но и я сейчас, вероятно, не лучше выглядела) в правой руке парень сжимал обрезок толстой железной трубы. Опасливо посмотрев на лестницу, он поудобнее перехватил свое оружие, затем выпрямился и, посерьезнев, спросил:

— Ты в порядке?

Я ответила не сразу.

— Ну да, все… хорошо.

Он шмыгнул носом и кивнул на железную дверь за моей спиной.

— Будем выбираться.

— Но… как?

Я машинально подергала ручку, словно надеясь, что дверь, как по волшебству окажется не запертой.

— Мы не сможем ее выломать, слишком массивная, — сказала я.

— И не нужно. Мы ее откроем.

Я взглянула на парня. Выражение его лица было совершенно серьезным.

За стеллажами раздалось знакомое шуршание. Парень взял наизготовку обрезок трубы и сделал несколько шагов влево, напряженно вглядываясь в темный угол. Я вскрикнула от неожиданности: из темноты за ним не мигая, следила пара кровожадных красных глаз. Парень отшатнулся.

— Нам срочно нужен фонарь, — заключил он.

Я только сильнее прижалась к двери, чувствуя, как холод металла проникает сквозь мою куртку.

— Мне нужен фонарь, — громче сказал он, укоризненно покосившись на меня.

Я кивнула и стала выворачивать свои карманы. Наконец, достала маленькую лампочку-брелок на ключи. Она частенько спасала меня, когда нужно было открыть входную дверь, а свет на лестничной клетке снова перегорел.

Я протянула лампочку парню, но тот лишь покачал головой, потом вздохнул и откуда-то из внутреннего кармана пиджака выудил громоздкий ручной фонарь, какой могли бы использовать археологи в своих исследованиях, чтобы пролить свет на многочисленные загадки прошлого. Мои глаза расширились от удивления.

— Я всегда беру его с собой на случай, если у того, кто будет рядом, не окажется, — совершенно серьезно пояснил парень.

Он направил фонарь в сторону. Яркий сноп света ударил в угол, выхватив из темноты стеллажи, словно праздничный фейерверк пред которым расступается мрак ночного неба. Тут же послышался испуганный писк, и множество красных теней ринулись обратно к лестнице.

— Это… не крысы, — пробормотала я, скованная ужасом.

— Ну, разумеется, — несколько раздраженно бросил парень. – Я не уверен, что ты имеешь в виду, но кто бы ни были крысы – это совершенно точно не они.

— А… кто же тогда?..

Парень ответил не сразу. Казалось, он подбирал слова.

— Они не отсюда, — уклончиво сказал он. – Посвети мне.

Не дожидаясь реакции, он кинул мне фонарь. От тяжести я едва не согнулась пополам. Парень вытащил из кармана небольшой округлый предмет с пятью символами, выжженными на боку, и приложил к железной двери возле замка. Странный предмет, будто примагнитившись к металлу, остался на месте, когда парень убрал руки. Я хотела посмотреть, что он будет делать дальше, но мне помешал новый укус. Я вскрикнула.

— Отгоняй их фонариком!

Я направила луч фонаря вниз и в кругу желтоватого света разглядела это существо. У  него было вытянутое, поджарое тело, узкая морда и крысиные лапы с длинными когтями, царапающими пол, но в остальном тварь могла напоминать грызуна только размером, хотя это была бы довольно крупная крыса. Гладкая красная шерсть словно вспыхнув, ощетинилась, существо зашипело и отступило. Только из темноты на меня уставились два узких, красных глаза.

— Похоже, они не очень-то боятся света, — констатировала я, когда одна из тварей снова подкралась ко мне.

— Только ультрафиолета… Я почти закончил, — пробормотал парень.

Твари щурились, шипели на меня, но неуклонно приближались. Одна подняла голову и оскалилась, я увидела ряд острых зубов и длинные клыки. Меня пробрала дрожь, и свет заплясал по стенам.

— Но что они такое?!

— Есть и научное имя, но я называю их — красные демоны. Так интригующе, не находишь?

— Ты сумасшедший! Они не могут существовать!

— Выбирай выражения, — недовольно бросил парень.

Но потом добавил, уже мягче:

— Они также реальны, как ты или я, только очень голодны, а мы – еда.

Я, как одержимая, замотала головой, от ужаса хотелось кричать.

Раздался громкий щелчок.

— Готово! – воскликнул парень.

Он схватил меня за руку и бросился к двери так резко, что я выронила фонарь. Одна бесстрашная тварь вдруг прыгнула вперед и вцепилась в мою руку. Парень толкнул дверь плечом, и мы оказались на улице. Солнечный свет показался мне невыносимо ярким, но таким спасительным. Свежий, морозный воздух ударил в легкие. Тварь разжала зубы и, с диким визгом бросившись на землю, стала извиваться на снегу. Шерсть ее встала колом и задымилась, а глаза сузились до щелочек. Она пронзительно запищала и вдруг с тихим хлопком взорвалась. На землю осел пепел. Я моргнула и оглянулась на странного парня. Он выудил из кармана прибор похожий на пейджер.

— Что ты делаешь?

— Отправляю сообщение… Эти олухи из Центра Управления опять не заметили прореху.

— Ч-что? – кажется, у меня началась истерика.

— Ну, я напишу им координаты, и они должны будут вернуться на зачистку. Почему одни выполняют свою работу, а другие…

Он выругался, спрятал пейджер и взглянул на меня.

— Ты знаешь, у вас уникальный мир. Люди здесь делают вид, что не замечают друг друга, а еще ткань истончается и пропускает всякую гадость. Я первый раз встречаю это, — он указал рукой на железную дверь, — здесь. А ведь я, можешь мне поверить, облазил все подвалы в городе. Да-да.

***

Я поставила точку.

— Сварить кофе?

— А это не…

— Не волнуйся, я тебя не отравлю. Можешь почитать что-нибудь или включить телик. Я схожу в издательство, меня хотят видеть лично, и отдам им рукопись. Спасибо тебе. За гонорар куплю, что захочешь. Ну, за деньги, — глядя на недоуменное выражение его лица, уточнила я.

— А, это такие мятые бумажки, которые все ненавидят?

— Почему ты решил? – удивилась я. – У нас их любят.

— Сама подумай, как можно любить то, что лишает тебя свободы.

— Но деньги наоборот ее дарят, а в твоем мире их нет? За что же вы тогда работаете?

— За жизнь, — просто ответил он и осторожно хлебнул из кружки.

— Так ведь у нас тоже.

Надевая куртку, я заметила на ней следы когтей.

— Но у нас за безработицу – казнь.

Я выронила перчатки и посмотрела на парня.

— Зато еда бесплатная, — сказал он и плюхнулся на мой диван.

— Давай я вернусь, и ты расскажешь мне еще что-нибудь интересное о своем мире, — я открыла дверь и вышла на улицу.

Надеюсь, редактор будет довольна, ведь на этот раз я ничего не выдумала.