фантастический рассказ "Человек"

С новым фантастическим рассказом очередной участник «Фантика 2014—2015»

 

Автор:                                      Даниил Толстоухов

Произведение:                      фантастический рассказ «Человек»

ФИО:                                          Толстоухов Даниил Андреевич

Дата рождения:                      5.11.1998 г.

Место рождения:                    г.Иркутск, Иркутская Область

О себе:                                       Учусь в школе №77. Рассказы начал писать, как только освоил клавиатуру, т.к. писать и придумывать что-то очень люблю. К сожалению, нигде не публиковался, но думаю, все еще впереди.

 

Человек

Деревья пестрым дождем осыпали листьями холоднеющую землю, обнажая свои серые замысловато изогнутые стволы. В осеннем бризе чувствовался холодный привкус приближающейся зимы, жаждущей сковать все и вся своими ледяными объятьями.

Солнце только поднималась над горизонтом, заливая всю округу сонным светом. Тишину бесцеремонно нарушала доносящаяся из глубин густого леса барабанная дробь, извещающая о неизбежном кровопролитии.

Сотни, тысячи воинов, закованных в тяжелые доспехи,  готовились к бою недалеко от затерянного среди массивных вековых деревьев замка. Необъяснимая красота и грация стен крепости выдавали в них тонкую эльфийскую работу. Деревянные стены были расписаны резными замысловатой формы узорами. В древних эльфийских крепостях не использовалась каменная кладка, но деревянная плоть вековых деревьев, обработанная по технологии, окутанной завесой тайн, ничем не уступала в прочности камню. Эльфийские мастера всегда славились красотой своей работы, но этот замок был прекрасен даже по эльфийским меркам.

На холмистой местности, с трудом помещаясь между огромных деревьев, стояли еще недавно сооруженные требушеты, готовые в любой момент начать стрельбу.  Воины точили лезвия мечей, затягивали ремни отполированных до блеска доспех, занимались прочими ритуалами приготовления к грядущему бою. Под навесом широкого шатра за круглым столом, на котором лежала тактическая карта, обсуждалась стратегия предстоящей битвы.

Командующим предстоящим штурмом был назначен граф Адам Твивлин, крайне вспыльчивый и амбициозный молодой человек, показавший поразительное рвение и незаурядные лидерские качествами в недавнем Великом Походе против орков. Был трижды ранен, дважды, по мнению лекарей, – смертельно. Оправившись от ранения, незамедлительно возвращался в строй. Представлялся героем, как в глазах простых солдат, так и знатных персон.

Адам стоял на холме, возвышающимся над лагерем, устремив свой взгляд на эльфийский замок. Его прищуренные глаза, оттенка холодной стали, пылали огнем предвкушения битвы. Непослушные каштановые волосы замысловатым каскадом спадали почти до плеч. Красивое молодое лицо осквернял глубокий шрам, рассекающий лоб, бровь и часть щеки.

Раздался леденящий кровь глас боевого горна, спустив с цепей солдат словно псов, жаждущих крови… Требушеты, громко затрещав, залпом отправив груды камней в сторону замка. Каменный дождь нещадно ломал деревянные стены, жадно вгрызался в дома, обрушивался на головы защитников замка. Трещала тетива эльфийских луков, стрелы вонзались в горячую плоть, пробивая тяжелую броню, словно тончайший шелк.

Вырос лес осадных лестниц, устремляющихся к стенам. Под смертельным дождем эльфийских стрел, в тяжелых неудобных латах люди карабкались на стены. И вот, когда у подножий отвесных стен эльфийского замка выросли горы трупов, на стене завязался ближний бой. Всюду раздавались неистовые вопли, сошедшихся в смертельной схватке бойцов. Немногочисленный эдьфийский гарнизон начал серьезно уступать.

Вскоре, армия людей вгрызлась в центр города, оставляя за собой пылающие дома и реки эльфийской крови. Адам, который одним из первых взобрался на стену, был на острие атаки, сражаясь, как обычный рядовой солдат.

Вот и ворота городской цитадели, последнего опорного пункта эльфийского гарнизона, сдались под напором войска людей. Адам, отдав приказ бойцам зачищать только что взятую цитадель, в одиночку отправился на последний этаж.

Выбив огромные двери, он оказался внутри просторной круглой залы. Через, чудом уцелевшие огромные окна, помещение заливал солнечный свет, режущий глаза. Среди залы, повернувшись спиной к Адаму, стояла высокая фигура, худощавого телосложения, с характерными для эльфов острыми ушами. На плечи эльфа был накинут алый, как кровь, плащ, контрастирующий с ровными белыми, словно первый снег, волосами, свисающими до середины спины.

Клинок Адама, шипя словно кобра перед тем, как нанести смертельный укус, покинул ножны. Рыцарь крепко сжал рукоять меча. Услышав звук, обнажающегося клинка, фигура медленно обернулась. Адам опустил меч и встал словно вкопанный, пытаясь осознать, почему ему так знакомы эти черты лица.

— Ле’коэль? – неуверенным голосом тихо спросил Адам.

— Адам… — задумчиво произнес эльф, взглянув небесно голубыми глазами на рыцаря.

— Я… Я ничего не понимаю… Этого не может быть! Ты командир восстания?

— А ты, — холодно произнес Ле’коэль, — главнокомандующий штурмом крепости…

— Я не верю! – крикнул Адам, сверкнув стальными глазами, — Это не можешь быть ты!

— Это я, — еле слышно сказал эльф и, скинув алый плащ, вынул из ножен, висящих на поясе, изогнутый эльфийский меч, — сомнений быть не может…

Перед глазами Адама всплывали картины прошлого. Вот, Ле’коэль, будучи ребенком, вытаскивает маленького Адама из бурной реки, которая чуть не унесла его течением и не предала в жертву морским богам. Вот, они, смеясь, скрестили деревянные мечи в «смертельном» поединке. Вот, они играют в догонялки, топча босыми ногами колосящуюся золотистую рожь. Вот, повзрослев, они вступают в армию. Вот, они в самой гуще сражения, стоя спиной к спине, измотанные и изнуренные, бьются из последних сил.

Ле’коэль крепко сжав в руках меч, стал медленно идти по дуге вокруг Адама. Рыцарь, опомнившись, так же стал выписывать полуокружность, чтобы не дать противнику зайти за спину.
— Зачем, Ле’коэль? – не сбавляя шага, спросил Адам, — Ты ведь всегда сражался на нашей стороне! Зачем ты перешел на сторону повстанцев?

— Это зов природы… — ответил эльф и стремительным рывком кинулся к Адаму, замахнувшись мечом, лезвие засвистело, рассекая воздух и ударившись о лезвие меча Адама, издало протяжный звон. Рыцарь пренебрег возможностью контратаковать, отпрыгнув в сторону, и вновь пошел по дуге.

— О чем ты, Ле’коэль?

— Мотыги разрывают землю, вы истощаете ее, пилы вгрызаются в деревья железными зубами, уничтожая целые леса. Природа дарит вам щедрые подарки, но вы жаждете большего, забирая у нее это силой.

Ле’коэль вновь атаковал, сделав стремительный прыжок, он рассек воздух над головой Адама ровной вертикальной линией. Рыцарь едва успел увернуться и уже занес меч, чтобы нанести ответный удар, но, заколебавшись, вновь отпрыгнул назад.

— Почему ты не сражаешься?! – гневно крикнул эльф.

— Вспомни, Ле’коэль, как много мы пережили вместе. Как ты спас мою жизнь в детстве и еще множество раз после этого спасал. Как мы прошли Великий Поход, в первых рядах от начала до конца, бок о бок! – воззвал к эльфу Адам, — Я не могу убить тебя.

— Значит, ты погибнешь сам! – разъяренно крикнул Ле’коэль, вновь нанеся удар, от которого Адам успешно увернулся.

— Двадцать лет, Ле’коэль! Двадцать пять лет я считал тебя лучшим другом!

— Я тоже, — грустно сказал эльф, — я и сейчас считаю.

— Тогда сложи оружие!

— Я не могу, Адам… — все так же грустно сказал эльф, — Вы, люди, этого не замечаете… Но вы убиваете природу, да, сейчас вы не нанесете ей особого вреда. Но ваши аппетиты неутолимы, ваша жажда покорять все и вся пугает… Возможно, это произойдет не сейчас, не через десять лет, даже не через сто, но настанет тот день, когда природа окажется на грани гибели, и это будет ваших рук дело!

Ле’коэль сделал два быстрых шага и широко взмахнул мечом. Адам выставил блок, едва удержав равновесие. Эльф нанес удар по ногам, Адам вновь успел увернуться в последний момент. Ле’коэль не сбавил темп и, занеся меч над головой, нанес рубящий удар. Адам выставил блок, мечи скрестились. Рыцарь и эльф всем своим весом навалились на мечи.

— Сложи оружие! – процедил сквозь сжатые от напряжения зубы Адам.

— Я не могу… — ответил эльф.

Силы начали подводить Ле’коэля и он ослабил давление на меч. Лезвие меча Адама соскользнуло с лезвия эльфийского меча, оставляя за собой дождь искр, и с глухим звуком ударилось во что-то мягкое.

Внутри Адама все сжалось, когда он увидел на своем мече эльфийскую кровь. Ле’коэль издал приглушенный, еле различимый стон, и упал на пол. Адам упал на колени рядом с ним, пытаясь зажать руками рану, из которой густыми ручейками текла кровь.

— Ле’коэль… — с надеждой произнес Адам.

Эльф открыл свои небесно голубые глаза, которые, казалось, стали еще ярче.

— Я знал, — улыбнувшись, произнес Ле’коэль, — что я умру на одном поле боя с тобой, но и представить не мог, что в последнем сражении мы будем по разные стороны.

— Не говори глупостей! – чуть-ли не закричав, сказал Адам, — Ты не умрешь!

— Эльфы, говоря на людском, заменяют слово «человек» аналогом в эльфийском – «аэн’роаль». Знаешь почему?

— Нет. — ответил Адам, сильнее зажимая рану.

— «Аэн’роаль» — это «человек», в смысле расовой принадлежности. На вашем же языке слово «человек» имеет куда более обширное значение… — эльф откашлялся, изо рта тонкой струйкой потела кровь. – Настоящий человек, заботится о ближних, защищает тех кто слабей, тех, кто не может дать отпор…

Эльф достал из внутреннего кармана небольшой мешочек и протянул его Адаму.

— Вы все еще можете спасти природу, мир, в котором вы живете. Для этого нужно каждому начать с себя. Нужно не только забирать…

Ле’коэль снова закашлялся. Адам, одной рукой зажимая рану, свободной – открыл мешочек. Там был маленький саженец, какого-то неизвестного ему дерева с белым, как волосы Ле’коэля, стволом.

— Знай, Адам, я никогда не называл тебя «аэн’роаль», в моих глазах ты всегда был «человеком»…

Эльф закрыл глаза, его сердце уже не билось. По изуродованной шрамом щеке Адама скатилась слеза.
Эпилог.

            Разговор в трактире.

— Слышал, про чудака со шрамом?

— Это не тот, который обещал луну заарканить.

— Нет, тот уже разбился давно, сиганув со скалы. Знаешь поле, где недавно выпилили лес?

— Ну.

— Кто-то видел, как чудак со шрамом его маленькими деревцами засадил, всю ночь спину гнул, а потом исчез, как будто его здесь и не было вовсе.

— Да, чего в наше время только не увидишь… Делать ему больше нечего, кроме как деревья сажать…