Случайные (неосознанные) акростихи поэтов

 

Добрый час, уважаемые читатели блога. На связи с вами Алексей Музалёв. Сегодня мне пришло письмо от автора статьи, которую я с удовольствием публикую, а текст письма привожу ниже, чтобы познакомиться с самим автором. Мне показалась, что эта статья будет весьма интересной не только для писателей, но и, пожалуй, для филологов — в качестве исследования феномена «случайных акростихов». Да, именно, речь пойдёт не об осознанно написанных акростихах, а о акростихах, о которых автор произведения даже и не подозревал, когда писал свои произведения — о так называемых «случайных» акростихах" (я их так обозвал).

 

 

    АЛЕКСЕЙ, доброго времени суток! Во-первых, спасибо за выданный мне  знак отличия по итогам недавно закончившегося конкурса одного стихотворения. Я никогда не считал и не считаю себя поэтом, хотя в какой-то мере овладел тайнами стихосложения. Все-таки по натуре я прозаик. И часто стихи превращаются в рифмованную прозу. Может быть, я излишне самокритичен... Но, думаю, большая доля правды в этом есть... Теперь лучше о другом.

      Хотя по своему возрасту принадлежу к стааааршему поколению, это не мешает мне находиться в гуще литературных событий  своего края. Регионально это Кузбасс. Точнее, южный Кузбасс с лицом Новокузнецка. Помните: «Здесь город скоро будет, здесь саду скоро цвесть...»? Сейчас здесь крепкая литературная организация. Выходит несколько крупных газет и журналов. Периодически появляются солидные сборники местных поэтов и писателей. Живет много членов разных писательских союзов. Ежегодно выходит литературно-художественный  альманах (раньше журнал) «КУЗНЕЦКАЯ КРЕПОСТЬ». Здесь находится литературный музей Ф.М.Достоевского. В Доме творческих союзов любители стихов и прозы регулярно встречаются в «Литературном кафе», а раз в месяц у разных памятных мест проводятся тематические встречи «Поэзия в городе N»...

           Я в прошлом — инженер-гидротехник, проектировал металлургические заводы Сибири и Дальнего Востока. Литература  всю жизнь была увлечением. Первый рассказ опубликован в годы моего студенчества в альманахе «Литературный Омск». Потом работал в Монголии, конкретно: в Южной Гоби. Там на монгольском языке вышел рассказ «Июльский зной». В 1969 г. опубликованы прозаические миниатюры в журнале «ЮНОСТЬ». В 1970 г. за эссе «Нам быть!» награжден бронзовой медалью Всемирной выставки «ЭКСПО-70» (Осака, Япония). Далее различные и нерегулярные публикации из-за занятости на основной работе (Россия, Казахстан, Беларусь). С конца 90-х литература вышла на передний план жизни. Написаны два романа («Двое из-за бугра» и «Юзы ятые»), три повести (романтическая «Океаны сливаются с небом» опубликована в журнале «ОГНИ КУЗБАССА» за 2015 г.), несколько рассказов и стихотворений (опубликованы в журналах и коллективных сборниках (Москва, Омск, Кемерово, Новокузнецк). Лауреат журнала «ОГНИ КУЗБАССА» за 2012 г.  В том же году в издательстве «МиГ» вышли две книги: стихов — «В ПЛЕНУ ВРЕМЕН» и прозаических миниатюр «СОВ ПАДЕНИЕ». Сейчас — постоянный автор в альманахе «Кузнецкая крепость». Опубликовано несколько литературоведческих материалов.

          Для любопытства и возможного использования в Вашей текущей работе направляю свою последнюю статью об акростихах. Как я ее определил, для начинающих литераторов и не только...  Если материал будет интересен, вышлю что-нибудь подобное еще.

                                                                       С наилучшими пожеланиями, Александр Савченко.

 

 

Неосознанное написание акростихов поэтами в своих произведениях

 

Поэт опутан многими случайностями и закономерностями, о которых мы еще не знаем. Или только подозреваем. Или лишь на пути к этому.
Вот, к примеру, акростих. Среди ряда горизонтальных поэтических  строк  вдруг обнаруживаем  вертикальную фразу или отдельное слово…

 

История акростиха глубока и во многом понятна. Мы теперь знаем о его существовании, как в мировом пространстве, так и у нас на Руси. Известны знаменитые авторы, еще где-то кочуют безвестные литераторы и версификаторы.  Написать акростих грамотному человеку не составляет никакого труда.
Но создать талантливое произведение-акростих – это удел немногих… Тут люди вкладывают не только поэтический талант, но и свою душу и изощренность…

 

Любопытно, что вертикальная (спрятанная) строка встречается у многих авторов независимо от желания самих авторов. Причем, чаще всего, они даже не подозревают об этом. А когда обращаешь  на это их внимание,  авторы разводят руками и не могут объяснить, с чем это связано…
До какого-то времени незамеченное слово живет за занавеской, сооруженной по обыкновению поэтическим конструктором.

 

Я с интересом и вниманием перечитал опубликованные стихи около пятидесяти поэтов Южного Кузбасса.  Даже ограничился рамками – чертой города Новокузнецка. Не по какому-то принципу региональности или автономии. А потому, что почти всех авторов когда-то знал или сейчас знаком с ними лично. Сразу же скажу, что те поэты (и именитые, и среднеуровневые), с кем приходилось вести речь о том, что у них обнаружены «зашифрованные» слова, были только неожиданно удивлены. И никак не могли объяснить происхождение того или иного слова, всплывающего в их стихах. То есть, акростихи во всех случаях (я не говорю за авторов, ушедших от нас навечно) были написаны спонтанно, неосознанно. То есть случайно! Но так ли это?

 

Однажды спросил бесспорно талантливую поэтессу Ольгу Комарову, какое из женских имен ей нравится больше всего. Она назвала три. Но среди них не было того, что проявилось в ее стихотворении «Ты тоже знаешь…». – А Таня? – Таня тоже хорошее имя. Но… Но больше моя жизнь связана с именем «Тома».

 

Только, откуда оно взялось, когда О.Комарова писала свои строки:
Ты тоже знаешь – можно не любя,
а можно и без слов, – и в поле ветер…
Но знаешь ли – вся жизнь в простом ответе –
«я тоже по тебе…», и «я тебя…».

 

Кстати, именная антология весьма широка у авторов, попавших в поле моего внимания. Например, «ИННА»:
И что нам слышится с тобой,
Никто на свете не узнает,
Не вьюга тешится трубой,
А безголосица сквозная.

И. Агафонов, «МЕТЕЛЬ»

 

Или «СИМА»:
Сидел. Пил чай с крутым заваром.
И вдруг ко мне в окошко: Дзень!
Меня чайным обдало паром,
А чайник сбило набекрень.

Б.Рахманов, «ВАРИАНТ С КИРПИЧОМ»

 

Еще:

Сосна с березой обнялись…
И на моей полянке
Маслята летом родились,
А к осени – белянки...

П.Майский, «ЛИРИЧЕСКАЯ БАСНЯ №8»

 

Или «ВИТЯ»:

Вечер заблудился в дымке знойной.
И совсем измаялась душа…
Только не ругайся непристойно –
я не должен больше ни шиша!

А.Макеев, «РАЗЛУКА»

 

А также «ИВАН»:
И закрывает неба крона,
В ней где-то гаснут звуки вдруг…
А с елки смотрит удивленно
На это действо бурундук.

А.Савченко, «ШИШКАРЬ»

 

И тот же «ИВАН» — палиндром  в виде псевдонима молодого Ивана Крылова «НАВИ»:
Не мучаясь ничем и не страдая,
А понимая – встретились не зря,
Вселенная притихнет; ожидая,
Из любопытства выглянет заря.

А.Назаренко, «ТАЙНА»

 

Или у другого автора:
На внучку мне глядеть отрадно –
Ах, как удел ее хорош,
В котором и не помыслишь здраво,
И не по правилам живешь.

Г.Кузнецов, «ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ»

Не буду утомлять читателя примерами акростиший с другими именами. Есть МАША, МИТЯ, ВОВА, НАНИ, ИЗОТ, МИНА, СТИВ, АВАС, ИСАК, СМИТ и даже КАРЛ. Встретились и фамилии ЛАЗО, РОНИ.

А как же без них? Например, ЯСИН:

Я бережно смахну пылинки,
Скользнет алмазная игла,
И вот уже! – с простой пластинки
Ночная песня потекла…

Юлиана Чайка, «ШОПЕН»

 

Или ЯЗОВ:
Я не знаю, где кончается черта,
За которой начинается предел,
От пунктира самолетных стрел
В суету отходят поезда.

В.Можная, «РАЗЛУКА»

 

И даже АПИНА:
А куда? А никуда.
По небу земля летает
И, ни в чем не видя тайны,
Надо всем горит звезда.
А зачем? А просто так…

Р. Сидоров, «Из чего? Из ничего…»

 

Тоже можно продолжить и этот ряд. СПОК, ИНИН, ПНИН, ГАФТ и ИНОЕ…

 

Читаю «Пожухли высокие травы»  Павла Майского:

Где все отцвело, отшумело
и, чтоб до весны не стареть,
под снегом спасительным белым
укрыться спешит поскорей.

 

Я не стал домогаться до Павла Майского,  члена Союза писателей еще с времен СССР и живущего сейчас в Краснодаре. Наверняка, он не сказал бы мне ничего интересного (того, что я хотел бы услышать на мой вопрос!)… Я с Павлом  Майским (в миру Мертвецовым)  работал в 60-80 – е годы в проектном институте «Сибгипромез». Он, по профессии доменщик, был тогда главным инженером проекта. Надо отдать должное, это  был неплохой ГИП (аббревиатура его должности). За реконструкцию доменной печи №2 Запсиба удостоен Премии Совета Министров СССР… Так вот: не думал ли при написании стихов П.Майский о былых и славных временах? Не обращал ли он свой подсознательный взор к себе и своим коллегам, таким же ГИПам, людям, под чьим руководством выдавались проекты на строительство и развитие величайшего завода Сибири? Если  думал, то, возможно, и позабыл об этом. Или где-то в уголках памяти или подсознанья  мелькнула мысль о далеком прошлом…  Вот и возникла ассоциация «ГИПу…»

 

Попалось другое его стихотворение «РАЗМЫШЛЕНИЯ НА БЕРЕГУ БУДУЩЕГО КУЗБАССКОГО МОРЯ». Отрывок:

Пускай еще один эксперимент
Еще одну Швейцарию накроет
Сибирскую…Зато придет момент,
Когда наука истину откроет!..
И да воздаст за все ему, герою!

 

Знаю, что П.Майский  в своем творчестве часто касается вопросов экологии. Так не отсюда ли его былое раздумье о большом кузбасском болоте? И,  как  антипод болота, в подсознании появились «ПЕСКИ»?

 

Может быть, это и не так. И моя версия совсем не точна и даже неправильна… Но почему так много случайностей? А постоянное повторение  случайностей, как известно, образует некую закономерность! Вот только никак не удается ухватить ее истоки за хвост. Не хотелось бы видеть во всей этой череде примеров какой-то мистический или религиозный оттенок. Но невольно задумываешься о языческом и христианском начале. И вывод, похоже, находится на самой ладошке. Ведь при написании стихов у поэта происходит некий спонтанный энергетическо-эмоциональный выплеск. И тут, как при некоем  чувственном опьянении срабатывает наше подсознание, известный большинству из нас автопилот…

 

Вот две строфы из короткого стихотворения Юлианы Чайки:

И жаба нежно-голубая
В консервной баночке сидит
И, улыбаясь, не мигая,
На этот Божий мир глядит.
И ни восторг, ни огорченье
Нас не встревожит в этот час
Когда спокойное свеченье
Исходит из небесных глаз…

Если прочитать полученное вертикальное слово «ИВИНИНКИ», ничего не поймем. Но, если увидеть, что стихотворение называется «ИЛЬИНКА», вдруг начинаются возникать какие-то ассоциации… Но дальше и того больше.

 

Лабазник сердце веселит,
И колокольчик под дугою
Который год звенит, звенит…
И упадешь…  И осторожно
Раскинешь в небе два крыла.
И вдруг почудится тревожно:
Как будто мама позвала…

 

Что это за « ЛИКИРИК»? Возможно, «ЛИКИ»? «КИРИК»? Или «ЛИРИК»?

 

Неужели в бессознательных акростишиях поэтов зашифрованы какие-то события, факты или предметы, которые надо расшифровывать с такой же премудростью и изощренностью, как сегодня разгадываются предсказания Ванги или Нострадамуса?..

 

Что, к примеру, было в голове у Руслана Сидорова, когда он писал строки стихотворения «Вот-вот окончатся хорошие октябрьские…»?

Вот эти, крайние, люблю, как ту, что первая.
Лишь Богу ясно, сколько длиться ясной осени.
И то, что знаешь ты, что вскоре и, наверное,
Прочнее вяжет к этой сини, к этой проседи.
Неужели «ВЛИП»? Кто и куда? Даже берет некоторая оторопь…

 

Или «СКИС» (уже в строфе другого поэта В. Бокина из стихотворения «МАКИ») – это что? Определение  внутреннего состояния в период написания стихов? Или больше того: подведение какого-то итога  периода жизни?  А, возможно, и не своего… А, может, еще что-то второе, третье и т.д.

 

С тех пор наша жизнь, как воробышек пестрый,
Крикливый, живой, беззащитный до слез,
И ветер, летящий по волнам и соснам,
Слова удивленья по миру разнес.

 

Или просящее восклицание А.Замогильного  в стихотворении «Принципы и нищий»… «ЗНОЯ!»:

Зовет благополучия тщета,
Но разве с нею сочинить бестселлер!
О, как благословенна нищета!
Я нищ не духом. Духом – я Рокфеллер.

 

А вот слова-обращения, которые оказались вдруг в других акростишиях:
«ЗОВИ!»:

Заклинания древних таежных богов
Очищают и тело, и душу.
В этих водах – вселенская память веков,
И вовек ее нам не разрушить.    

Н.Лучкина, «ТУТУЯС»

 

Или «ИКНИ!»:

И покаяние похоже на допрос,
Когда тебя не любят и не рады.
Нам по одной земле дано ходить…
Идем к себе, умеющим любить!    

Н.Истомина, «ЗАЧЕМ»

 

А.Миролюбов написал несколько лет назад миниатюру о счастье. Я читал ее в черновике. И для себя обратил внимание, что это акростих. В нем было зашифровано слово «ТРИО». Об этом эпизоде с автором речи тогда не было.

 

Три счастья есть на белом свете:
Работа, с ней любовь, друзья.
И есть счастливцы на планете…
Один из них, конечно, я!

 

В результате же дальнейшей редактуры появился  окончательный вариант  стихотворения, опубликованного в книге «Открытым текстом» («Советский писатель»,2009 г.).

 

Три счастия на белом свете:
Любовь, Работа и Друзья.
И есть счастливцы на планете…
Один из них – конечно, я.

 

Теперь подозреваю, что автор и не догадывался, что им написан акростих. Иначе бы он в процессе художественного улучшения произведения постарался сохранить его изначальную форму… Рациональный подход и строгие литературные правила  редакционного работника победили эмоциональный порыв автора, его неосознанный поэтический жест.

 

В свете сказанного стоит упомянуть о самостоятельном четверостишии Л.Никоновой «Я живу под столетней ветлой…». Автора больше нет с нами. И никто не ответит: сознательно ли вклинила поэтесса слово «ЯШМА» в свою миниатюру? Или все вышло само собой и сработал поэтический автопилот?

 

Я живу под столетней ветлой.
Шелестит она нежно и глухо.
Мое счастье – цветок полевой,
а трава – состояние духа.

 

Или  четверостишие Т. Тудегешевой «О, Жизнь…», где зашифровано слово «ОГНИ».
О, Жизнь, сулишь обманную беспечность,
Грядущее зовешь небесной синевой.
Но время мчится скорбно – в бесконечность.
И вечность манит странной пустотой.

 

Толковать что-то непонятое и непонятное – дело неблагодарное. Это все равно, что искать какой-то смысл в изгибах молний. Но ведь люди еще в древние времена находили среди жухлых трав  благородные грибы и целебные ягоды. Наконец, методом «тыка» отказались от заманчивых зеленых шалоболок  у картофеля и перешли на его «грязные» клубни. Да и по сей день кое-кто ищет тайные знаки при «выливании воском» и старается угадать будущее по конфигурации кофейной гущи. На свете живут астрологи, оракулы и прочие загадочные предсказатели и провидцы… В клиентах у них ходят  члены всяческих академий наук, политические столпы и лица с высоким религиозным саном и (не бросаю камень в чей-то огород) даже отдельные классики литературы…  Так что хитросплетенья сего мира велики и пока мало объяснимы…

 

Обнаруженные акростишия равно свойственны зрелым и малоопытным поэтам, они никак не связываются с их возрастом, и в одинаковой мере встречаются у людей, склонных к рациональному построению словесного оборота, и у поэтов-чувственников, создающих произведения в эмоциональном порыве.

 

Теоретики стихотворного авангарда и по сей день к акростихам (и к другим формам подобного стихосложения типа мезостих, телестих, лабиринт) относятся весьма учтиво. Называют акростих не иначе, как  сакральным крестом, в котором горизонтальные строки (земля) пересекаются с одной или двумя-тремя вертикальными столбцами, якобы соединяющими небо с землей. Вертикальная строка является, по их мнению, обручем всего стихотворного сосуда…  Надо сказать, что форма современного  акростиха постоянно усложняется, иногда становится непонятной и от этого порой даже неинтересной непосвященному читателю. Это когда шифруются поодиночно не только начальные или последние буквы стихов, но и срединные, причем парами или тройками, и не только лесенкой, но и ступеньками и целым каскадом. И то, что человек делает обычно осознанно, может выходить спонтанно, неосознанно, подсознательно – как угодно, но не случайно. Хотя и нельзя никогда отрицать фактор СЛУЧАЯ!

 

Определенно можно сказать одно: поэт должен оглядываться на свои сочиненные стихи, как пахарь на вспаханное поле. Иначе он может устроить себе злую шутку, и  в печатный текст  попадут неожиданные сочетания букв  типа «при»,  «тпру», «гад», «бес», «чума», «дура», «черт», «хрен», «.овно» и  т.п. А уж этого «добра» сегодня хватает в творчестве, пожалуй, любого поэта… Не верите на слово – почитайте внимательно друга! И вы обнаружите горы космического мусора  на стихотворной орбите!

 

Вот прошелся еще раз по поэтическому небу, как по звездному. И понял, что в бессмысленном сочетании расположения звезд люди когда-то обнаружили «крест», «медведиц», «рака», «скорпиона» и много чего другого. Иувязали все это с собой… И снова вопрос: случайно ли? НЕ ЗНАЮ!!! Ведь даже в основополагающих философских вопросах мы находимся на стадии предугадок… Например, как возникло живое? Почему появилось разумное?.. Тут, не смотря на мощнейшие мировые умы, мы находимся (не мои это суждения!) пока почти на двуклеточном понимании.

 

Совсем не исключаю, что начатый разговор относится к досужим. И многим давно понятно, что в силу особенностей языка и поэтических приемов в нашем стихосложении  очерчено дно русла, по которым, наверняка, потечет поэтическая строка… И заранее можно сказать, что независимо от нас,  будут встречаться такие слова-акроэлементы, как «ЛИНИИ», «ЛИЛИИ», « СИНИЕ», «ИНДИИ», «ВИЗИТ» и т.п. А вот, могу сказать, что почти и нет! Анализ, пусть и весьма ограниченный, не выявляет такой тенденции. Возможно, надо прошерстить всю нашу литературу с времен 17-го века… И тогда делать более или менее приличные выводы. Здесь только нащупывается тема…

 

Я не пытаюсь навязать  мнение о сакральном происхождении самопроизвольно образованных акростиший. Но они даже при скромном обзоре поэзии небольшого ряда стихотворений выявляют огромное количество спонтанных  акрооборотов.  Тогда кто мне подскажет: случайно ли все это или нет? И почему? А? Главный вопрос заключен в последней букве!

 

Автор статьи: Александр Савченко