Алексей Баландин

Алексей Баландин

 

 

 

 

 

***

Любимая, ты видишь облака?
Они, как волосы твои, в дыму.
Никто не может знать наверняка,
Какую он подхватит здесь суму.

И загрохочут звезды тишиной,
И замолчат железным перестуком поезда,
Непониманье встанет вдруг стеной,
Как друг ко мне придет беда.

И отхаркнется водкою стакан,
И улыбнется небо мне луной,
И разойдутся гости по домам,
А я останусь, милая, с тобой.
1990—2005

***

Я выпил, я устал, измучен,
На старый лягу спать диван,
И мне кусочек неба в тучах
Переливается в стакан.

Порочно-бледный ангел спирта
Мне щурит из бутылки глаз,
Венок терновый на венок из мирта
Меняя мне на краткий час.
1992—2005

***
О. С.

Волки за моими плечами,
Миллионы волков-грехов.
Кости, кости за нами,
И неудавшаяся любовь.

Я люблю тебя, но ты ненавидишь
И меня, и мою печаль.
Жаль до боли, что ты не видишь
Моей души азиатскую сталь.

Я – потомок древних кочевий,
Где поклонялись Богу-Дню,
Где избегали пути налево,
За ложь топили ко дну.

Кто ты, что ты, теперь я не знаю,
Хотя раньше думал, что знал.
На меня ты спустила стаю
Волков, гонящих меня за Урал.
2004г.

***

Разлука сна не знает, а сердце – бодрость позабыла,
И только тлеют сигареты, на пальцах оставляя
желтизну.
Отчаянье, как насекомое, ползет по занавеске
Иль крылышками бьет, кружась по комнате в дыму...

Поймать его в ладони, разгладить крылья,
И на иголку – под стекло.
Его убьешь, но в этой пыли
Надежд оболганных, всегда заводится еще одно,

Такое же нелепое, неловкое созданье,
И копошится, растлевая все:
Мечту, любовь, стыд и сознанье.
Отчаянье как насекомое и мерзко как вранье.
2004

ОНЕГИН

Я мудр стал, как змея,
Но кротким не стал, как голубь.
И алкоголя серебряные лезвея
На части режут мне мой мозг.
Что делать мне, мое Отчаянье?
Куда мне двигаться и жить?
Где мой причал? Одно печаленье
И безнадежность полюбить,
Не безответно и без обмана,
А просто так любимым быть.
Ах! Моя мудрая змея Татьяна
Ах! Голуби, что готов я погубить.
2004

СТАВРОГИН

Даша спит, не спит Ставрогин,
Бесы кружатся вокруг.
Он целует ея ноги,
Он уедет в Петербург.

Прочь уедет горький гений,
Прекратится грешный сон
Этих призрачных губерний,
Недовымерших племен.

Отмордован злачным спиртом,
Недорезан без ножа,
Выпьет, черной спичкой чиркнет.
Что душе твоей нужда?

Ни любви, ни наслажденья.
Я уеду в Петербург.
Черви – черные сомненья.
Я мертвец, и я, мой друг.
2002

ПАМЯТИ БЛОКА

Еще одно начало века,
Бессмысленный и тусклый свет,
Ночь, улица, фонарь…но нет аптеки,
Зато цирюльня есть, где сторожит поэт.

Он что-то пишет, подражая Блоку,
А за окном крадется жуткий снег.
Ни в чем не видно никакого проку,
Как времени не виден бег.

Меняются поэты, не эпохи,
Все те же скука, боль и быт.
Пускай стихи поэта плохи,
Зато поэт хоть что-то сторожит.
2002

***

Разглядывая звезды душным летом,
Мне думается, что я очень глуп,
Что черти бьют меня как бы кастетом,
А я, оправдываясь, лгу.
Но правда вся проста как ножик,
Что разрезает нам насущный хлеб.
Мне утешенье – Солнце Божье,
Пока ещё я не совсем ослеп.
2002

БОЛЬ

О, как же русскою зимою душно
Хорошей человеческой душе!
Мрак покрывает город скучный,
Как покрывает нос кашне

Уродцы движутся по снегу;
Вдруг оглянешься – никого!
Глазному ль можно верить нерву,
Когда душа глядит давно.

Убожество и подлость, блуд и пьянство:
Четыре выпадают короля
На эти жуткие пространства,
Где раньше Родина была.

Пасьянс разложен тленным духом,
Картинки пестрые кругом,
И чую я душевным слухом,
Что это – человечества погром.
18.12.2001.

***

Белесый лени бес
Опутал стены паутиной
И хмурый город, голый лес
И жизнь, как пруд, покрытый тиной

Болото, влажное болото
Безумие гниет, как труп.
От пьянства только лишь икота
Карман мой до изжоги пуст.

И как бы вырвать гвоздь, воткнутый в темя,
Как разорвать порочный круг,
Который называют время,
Который темнота и грусть.

Заразно все и отравляет.
Вот взять бы попалить и сжечь,
Но то ли спичек не хватает
Или рассудок начал течь.
2001

ТОСКА

Жуть, на улице черная жуть.
Осень сухая, и снег растаял.
Зима наступила чуть-чуть
И исчезла, и я словно Каин.

Думаю только о смерти,
Это, наверное, черти
Мешают мне спать:
– Напейся вусмерть опять,

Шепчут из углов голоса.
Это – жизни черная полоса.
Одиночество – бессонная ночь
Когда душу требует нерожденная дочь.
2001

***

Слишком много выпили водки,
Слишком мало съели каши,
От того-то мы так неловки,
От того-то мы так не наши.

Растерялись, как черти в Пасху,
Каждый мыкаем свое горе.
Раздавила жизнь своей лаской,
Вот и прыгаем, свиньи, в море.

Выпить хочется, хоть зарежьте,
А зарежут, так нету денег
Выпить хочется, вы поверьте,
Выпить хочется пьяным в стельку.

Так ползем, словно зимние мухи,
Кто же горе вымучит наше?
Боже мой, когда будем сухи?
Боже мой, когда будет каша
2000

ЛЕТО

Жарко в городе пустом,
Гуляет кошка под кустом.
И небо синее,
Без облаков.
И ты красивая,
Без дураков.
1996

***

О.С.

Где одиночество таится?
Там на дне и тела, и стакана
И льется дождь,
В земле он обращается
И возвращается на небо.
А грудь твоя таит гораздо больше
В ней одиночества круговорот
Что замыкает нас в слепое повторенье
Поступков, жестов, слов.
Я зажигаю огонек
Последней спички
Я одинок, я одинок,
Как одинок припадок истерички.
1995.

***

Сегодня чертовски холодно,
И под ноги ложится ночь,
И кажется, что даже бесы спят
В асфальтовом «Коците».
Но, если кажется,
Перекрестись…
Вот провода дрожат –
Троллейбус едет,
Тень одинокая бежит,
Спешит укрыться в подворотню,
Прочь от земли,
От Солнечной системы!
... там не согреешься,
зато не согрешишь.
21.09.95.

***

О. С.

Alter ego или песня печали.
Серый вечер закроет глаза.
Это звезды в небе молчали,
И молчала твоя слеза.
Разрезая ножиком пищу,
Разливая по чашкам чай,
Узнаю я в лице привычном
Свою жизнь, как собачий лай.
Свою жизнь, но, увы, не другую,
Свою боль меняя на роль,
Тебя добрую, то очень злую,
То жалкую, как голый король.
04.09.95.

 

НОЧНАЯ ГРОЗА

Это просто дождь, дорога на север,
В страны радости, счастья, надежды, любви,
За Рифейские скалы в долины блаженных,
Где мы тоже ляжем гнилыми костьми
В эту милую землю, что становится грязью,
Перегноем ласк. Смертельные дни.
Поперхнувшись водой, закашляло небо,
Удивляясь тому, что с тобой мы одни.
Как нутро твое хочет сытного хлеба,
Хочет светлого солнца ночная гроза…
Страшно, но мы не закроем глаза.
23.06.95.

 

***

О. С.

В мокром воздухе вкус сумасшествия,
И птицы уже прилетели на север,
Подавая руку в знак приветствия,
Улыбнешься не криво, а как-то более смело.

То отчаянье праздника, робость распутства,
Женские талии и «Шампань» из горла.
Весна как мыльный пузырь раздуется
И лопнет. Словно Оля пришла и ушла.

Оставляя нам сплетни глупого света
А там уже осени райский туман.
Так проходит весна, и вот конец лета –
милой Оли мелкий обман.
29.03.95.

***

Сегодня полнолуние,
Ты ешь змеиный шоколад
Адам похмельный и угрюмый
Вкушает Евин яд.
И каждой ночью
Человек уже зачат.
И выбирай Иуда ты иль Иоанн.
Фома-близнец, потупив взгляд
Влагает пальцы в бездну ран,
Но Библия кончается…
15.03.1995

***
О.С.

Йони-голубки…
(М. Кузмин)
...Твоя душа полна движений,
как море, от того, что дышит ветер…
Твоя голубка полна лени,
но вот откинут жесткий свитер,
она вспорхнет из клетки тесной,
она напьется терпкой влаги,
удача нам не будет пресной,
и в этом твоя милая отвага,
и это – твоя милая голубка.
И обнимаясь, улыбаясь, узнавая,
из одного пьем счастья кубка,
и наша жизнь совсем не злая.
30.01.95

***

И.П.
Твои глаза прекрасны, словно осень,
Обугленная в золото костров.
Я в них смотрю, ты повернулась в профиль,
И думаю о той, с которою не надо слов.
Движения души темны и непонятны,
В них много сладости и ядовитой немоты.
Глаза твои прекрасны, но невнятны,
Слова мои логичны, но пусты.
1994

ЭЛЕГИЯ

Промокшие ноги и мокрая душа,
Корявые дороги, в кармане ни шиша.
И серая ворона кружит над головой,
Опять я не проспался, опять я очень злой.
Невыбритый и мрачный встречаю я рассвет,
И здесь я, как собака прожил немало лет.
Глодаю, что мне кинут, лакаю, что нальют.
Я женщиной покинут и проклял я уют!
Читаю я романы и ночью пью вино,
Стеклянные стаканы лишь снятся мне давно.
Я – маленькая сволочь, но добрый человек,
Верни, Господь, мне в помощь ее на весь
Мой век!
11.09.94

***

Любовь и печаль –
Это как ночной дождь;
Былого не жаль;
Настоящего жаль.
Крапинки капель
На мутном стекле,
Остывший чай
На белом столе.
Дорога, свиданье,
Пустой разговор.
Случайные карты –
Судьбы приговор.

Но любовь и печаль –
Мой пентакль священный,
Ночная печать
От суккубы-гиены.
Закроются веки,
Утихнут уста,
Исчезнут бесшумные звери,
Сбегут беспечные девы,
Прольется святая вода;
Любовь и печаль
Пребудут со мною всегда.
25.08.94

СКАРБО*

(Из Алоизиюса Бертрана)

Утром – серый туман,
Утром – трезвый туман.
Одеялом себя укрой,
Скорбный луч мой,
Черный тюльпан.
Спи, чтоб не было
Слишком светло,
Спи, чтоб тьма
Не объяла нас.
А из зеркала смотрит Скарбо
Мне в глаза
Из моих же глаз.
4.07.94
* сказочный гном из произведений французского поэта 19 века А.Бертрана

VISIO

Демон с черными крылами
Стоит над городом ночным,
Дыханием свергая срама
К земле живые души словно дым.
И ночь страшна, как зверь безухий
И воет, ляская бездонным ртом,
И Тьма огромной жирной мухой
Свой хобот опустила в каждый дом.
И люди стонут от ночных кошмаров,
Как будто все они давно мертвы,
И легионы бесов-ветеранов
За нами жгут последние мосты…
1994.

ЧИТАЯ РЕМАРКА

Я сегодня пил кофе и грусть,
Я сидел словно муха в кафе,
Эту жизнь, изучив наизусть,
Вдруг забыл, потерявшись в толпе.

Всё забыл как дебил-ученик,
Отвечая урок наугад,
А учитель, срываясь на крик,
Бьёт линейкой по пальцам, гад.

Где теперь эта острая грань,
Алмазов небесных моих?
Моя веселая рань,
Лёгкий вздох, лёгкий стих?

Только подлое чувство вины,
Обретение надежды на чай.
За обиды свои
Ты судьбой отвечай,

Ну а если ты рад себе,
И весь прочитан Ремарк,
Пусть Господь даст тебе
В рай билет на плацкарт.
15.09.93

***
Души прекрасные мгновенья…
То ли Пушкин, то ли КГБ

Души, увы, глубоки погребенья
Зарыты в ней таланты на день сей.
И сладострастия краткие везенья
Ни в чем, нисколько не помогут ей.

Мы все запутались, как мухи в паутине,
Что в ужасе бесстыдном ожидает паука
На среднерусской возвышенной равнине
Всегда зачем-то ищут дурака.

Чтоб морду бить или вести на царство,
И разницы здесь, впрочем, никакой.
Родные бездорожья и мытарства,
Как сладок ваш недосягаемый покой
06.09.93

ДОБРЫЕ МЫСЛИ УТРОМ

A quatre heures du matin, l’ete…
(Arture Rimbaud)

Светает. Пятый час утра.
Аврора распустила розовые кудри.
Природа – моя милая сестра,
И я в её руках ребёнок кротко-мудрый.

Я знаю, это всё пройдёт,
Всё будет сном усталым стёрто,
И Солнце жгуче-жёлтое взойдёт,
И кровь застынет в тупике аорты
.
Я знаю... но люблю сей миг,
Как все, что было и что будет.
Птиц утренних неугомонный крик
Меня ещё не раз в час утренний разбудит.

Но мне ещё не раз сей жизни свет
Даст тихой силы радость.
Пока на корабле, чье имя «Смерть»,
Я в новый путь свой не отправлюсь.
1993

***

Марине
И когда ты уедешь домой
Снег покроет твой путь за спиной.
И вдоль хилых российских дорог
В одиночестве странствует Бог,
Ждет тебя, чтоб тебя сохранить,
Чтоб меж нами осталася нить,
Чтоб немножко еще и чуть-чуть
На земле продолжался наш путь.
14.12.90 – 6.08.01