рецензирование романа

 

Здравствуйте, уважаемые читатели LITER-RM.RU. Предлагаю Вашему вниманию один из примеров рецензирования рукописей нашей командой. Услуги по разбору, анализу и рецензированию литературного творчества представлены на этой странице.

 

К нам обратился Антон Валентинов (творческий псевдоним автора), представив для разбора роман «Сломанные крылья». Вы можете скачать его для ознакомления (архив .rar). Поскольку наша услуга рассчитана на формат малой прозы или поэтической подборки, состоящей из 15-20 стихов, а объём романа выходит за эти рамки, то было предложено воспользоваться тарифом VIP.

 

Безусловно, мы можем писать и пиар-рецензии на произведения авторов, но основная задача нашей работы — помочь начинающим писателям развиваться, а без критических рецензий, без развития самокритики развития не будет.

 

Антону не нужны были хвалебные дифирамбы, он пожелал услышать объёктивную критику.  Автор оплатил услугу. После чего мои коллеги взялись за работу —  за чтение и анализ романа.

 

По завершению этого этапа работы автору был представлен следующий отчёт:

 

Критическая рецензия на роман «Сломанные крылья»

Сразу же по мере ознакомления с романом возникает  масса закономерных вопросов. Тридцать лет назад мне самому задавали их руководители семинаров. Вот теперь, видно, пришла моя пора. Признаюсь честно, что писать рецензию, абсолютно ничего не зная об авторе – непривычно, хотя никогда не отвлекался на титулы, ибо знаком с профессором академии словесности, пишущим стихи на уровне четвероклассника. И знаком с десятиклассницами, которые пишут такие рассказы, что просто удивление берет.

Переходим непосредственно к произведению и вопросам. Хотя варианты ответов у меня уже есть. Почему Америка? Теперь она наше ВСЕ? С жизнью бедных американских миллиардеров вы знакомы очень хорошо? Они вам ближе по духу? Ну, а если вы живете на Эйпл Стрит 15 в Лос-Анжелесе, то все вопросы снимаются автоматически и сразу переходим непосредственно к роману. К его первой части.

Самая первая  заповедь автора: пятью первыми предложениями он должен заинтриговать читателя. Если не получится, все, суши весла, сливай воду. Это Диккенс, Гюго, Золя, да Жюль Верн могли позволить себе вступление на 70 страниц. У нас с вами такой привилегии нет. Прежде всего, хочу высказаться как привередливый читатель, поскольку читать мне все-таки пришлось, у вас это не получилось и за 60 страниц первой части.

Правило второе: всего должно быть в меру. Излишества перегружают произведение и вызывают у читателя раздражение. Ходить далеко не будем. Сладостные описания сатаненка в первой части романа не лезут ни в какие ворота. На десятой странице это вызывает раздражение, а на двадцатой уже хочется пристрелить главного героя из крупнокалиберного зенитного пулемета, желательно, счетверенного. Если автор желал вызвать ненависть к своему герою, то это у него получилось на десять с плюсом по пятибалльной оценке. Если же – симпатию, то на минус десять, опять-таки по пятибалльной системе. Я нормальный мужик и не надо мне говорить по пять раз на странице о неземной красоте мальчика и его золотых кудрях. Одного раза хватит. Я запомнил. В противном случае создается ощущение нездоровой голубоватой окраски. А если читатель не помнит что было на прошлой странице, то ему тем более, нет смысла повторять. Повторение, как усиление, присутствует в литературе, я не спорю, но в данном случае повторение за пределами всех мыслимых размеров.

Теперь о самой первой части. Она не несет никакой смысловой нагрузки. Единственная сцена, что запомнилась из всего текста – появление призрака, но ее легко можно перенести во вторую часть.

Вторая часть более удалась автору. Сюжет ее полностью закончен, и она может выступать, как отдельное, самостоятельное произведение.

Правило третье – логика. В произведении все должно логически сочетаться и гармонично вытекать одно из другого. Помните, как у классика про ружье в первом акте? Нет смысла забивать произведение лишней информацией, которая не будет в дальнейшем играть никакой роли, если, конечно, не преследуется цель написание текста ради написания текста. Тем более, что теперь гонорары мало зависимы от объема.

По логике романа возникает первый и самый большой вопрос, которому я так и не нашел объяснения ни в тексте, ни в своем буйном воображении: зачем тащить американских детишек в Англию??? Мне тут же вспомнился анекдот про корову.

«Полезла корова на дерево, а ее спрашивают:

— Зачем?

— Яблоки есть.

— Так это же береза, на ней нет яблок.

— Так яблоки у меня с собой».

Неужели, что бы за американскими детьми могли следить агенты ЦРУ их надо вывозить в Англию? Неужели Америка настолько святая страна, что там нет ни одного сатаниста, способного руководить Алленом? Неужели в огромной стране Америке нет ни одного закрытого пансионата, где бы американские сатанисты могли спокойно воспитывать подрастающее поколение? Что-то мельком упоминалось об одаренных (даром сатаны?) детях из Европы. Но их во второй части нет. Один единственный появляется в четвертой части, да и то в Чехии, не в Англии.

Еще о небольших нелогических моментах. У сына миллиардера один телохранитель. Боюсь, вам никто не поверит. И то, что он на завтрак кушает  пищу безработных холостяков, вам тоже никто не поверит. На  обед он съедает пачку лапши «Доширак», а на ужин выпивает обезжиренный кефирчик. Где омары, лобстеры, мидии, икра морских ежей, элитный хамон paleta iberica de bellota семилетней выдержки в конце-то концов? И самый расхожий деликатес английских лордов -  овсяная каша? И стоит ли Джеку удивляться, что сын миллиардера курит дорогущие сигареты? Вот если бы он курил елецкую «Приму», вот тут и мы бы удивились.

Прежних горничных он пырял гвоздями и спицами, а этой позволяет безнаказанно себя тискать. Неужели за десять лет он так подобрел, чтобы через месяц (временной отрезок пребывания в Англии как-то не улавливается.) окончательно осатанеть?

Нелогичным выглядит линия Ненсена. Во второй части ему дали «пожизненное», абсолютно не понятно за что, а в четвертой так вообще «к вышке» приговорили. Этот момент желательно прояснить. Хотя бы одним абзацем. Не больше десяти строк.

Наиболее удачно во второй части вышла линия Криса. В какой-то момент мне показалось (поскольку произведение мистическое, так и должно быть), что между ними возможно противостояние и возможен необычный поворот повествования. Но автор решил не напрягаться, и пошел более легкой дорогой. А жаль, могло бы получиться намного интереснее. Еще один удачный момент – кошмары Джека.

Немного скажу об языке. Избегайте неопределенных определений (какой-то взгляд). Это подрывает авторитет автора. Первая реакция читателя: «Если он сам не знает, какой взгляд, то зачем пишет?» Это допускается для создания интриги, специальных недомолвок. «В руке его блеснул какой-то металлический предмет: то ли нож, а то ли ложка». Ну, так как-то. Слова «еще» и «уже» в предложениях желательно ставить на место, а то приходится спотыкаться.  Пример из 4 части. «Аллен продолжал ЕЩЕ сидеть…» Во-первых, это слово корявит предложение. Об него просто спотыкаешься. Во-вторых, это слово должно стоять, по логике, перед словом «продолжал». А в третьих, и это самое главное, оно здесь абсолютно лишнее, поскольку в данном контексте оно выступает в роле усиления, или продолжения продолжения.(это не опечатка!) Вот если бы он сидел часов 19 или хотя бы 27, тогда это было уместно. Получается, что вы рассказываете читателю и без того очевидные вещи (масло — масляное, а сахар – сахарный).

Еще один маленький примерчик: «…не сводя с того своих больших глаз». По этому поводу часто делают замечания. Человек не может сводить с кого-то «чужие» глаза.  Да и слово «большие» тоже лишнее. А Филип специально пишется с одной «П»? И еще маленький совет на будущее: желательно не называть героев созвучными именами, дабы читателю было легче ориентироваться, где Ален, а где Аллен. Скорее всего, вы это сделали специально, и в данном случае путаницы большой не случилось. Но так, на будущее, примите к сведению. Еще непонятно кто чморил Криса. В одном случае это мачеха, в другом – мать. Или они обе старались? Порадовали фразы «Мы в глубокой заднице» и «дырявая задница». Сразу повеяло высокой американской культурой. Не хватило до полного комплекта еще трех классических реплик. Ну да ладно. Во второй части их предостаточно.

По прочтению третьей части выясняется, что в пятилетнем возрасте херувимчик выглядел более монстревидным, и бедным нянькам, теткам и мачехам устраивал веселую жизнь. По сравнению с двумя предыдущими третья часть выглядит более динамично, хотя так же перегружена восторженно-зверскими описаниями. И по языку она показалась мне более удачной.

Во всем произведении не хватает второго плана. Описания природы, обстановки, атрибутики, еды, того же замка Лидс. Два слова «мрачная развалина» маловато. Надо добавлять все это в небольших количествах и ненавязчиво, по ходу всего повествования, чтобы у читателя не возникало ощущение, будто герои действуют на пустой сцене.

Часть четвертая – самая удачная. Тут-то и начинается самое интересное, поскольку происходит  смена жанра повествование с мистической мелодрамы на мистический детектив. Появляется интрига, и оттого читается с интересом. Возникает желание узнать, чем же дело закончится. В первых двух частях такого не было. А тут нате вам — средний американский детектив с наличием всех надлежащих атрибутов (горы трупов, перестрелки, драки и, наконец-то дождались, бравые агенты ФБР, спасающие грешный мир). Довольно удачное решение автора не сталкивать между собой двух монстров, поскольку читатель уже начинает ждать грандиозное сражение, эффектную концовку. Но на деле оказывается, что агенты ФБР тоже ничего не могут поделать с нашим запущенным миром. Вот тут, довольно удачно, читателя подводят к выводу: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Кто-то ищет забвения в наркотиках, кто-то – спасение  в вере. Каждый — волен.

По прочтению четвертой части возникает закономерный вопрос: для чего так подробно описывать зачатие теперь уже третьепланового героя? Оно сбивает ритм повествование. А сказочное описание лесной избушки в дремучем лесу густозаселенной Франции вызывает лишь скептическую ухмылку и желание подрисовать куриные ножки. У автора слишком заштампованное представление о ведьмах. К женщинам надо подходить творчески. Особенно к ведьмам.

Откуда в четвертой части взялся Клузе, если его в третьей — пристрелили? Или его воскресил сатаненок?

Понравился абзац про Америку. Светлое пятно. Полностью согласен.

А вот все многочисленные рассуждения и монологи о смыслах жизни, вселенской любви, неземного предназначения, они в памяти не остаются, потому что их слишком много, последующие перебивают предыдущие. Читателя надо подвести к выводу через действия героя, на данный момент уже американского копа, а не вдалбливать ему на протяжении всего произведения, что такое хорошо, а что же и не очень.

Итак, подводим итог. Роман не имеет целостной композиционной структуры и разваливается на две  части разные по художественному исполнению и даже по жанру (Что самое главное!!!). Мистическая молодежная мелодрама со всеми сопутствующими элементами (любовь, слезы, суицид, трахи, и даже с летальным исходом!) и мистический детектив. Возникает навязчивое ощущение, что третью и четвертую часть писал другой человек. Первые две части не читабельные. Кроме этого они несут огромный заряд отрицательной энергии, что не ощущается в третьей и четвертой части. А может, просто привыкаешь? О самой теме ничего говорить не буду. Это полностью на совести автора. Только скажу, что тема слишком глобальная и опасная. Она уже неоднократно встречалась в том же Американском синематографе («Омэн», «Ребенок Розмари» самые ходовые. Конечно, их много, но я специально не слежу, поскольку тема эта меня не интересует).

Что бы сделал я. Первую часть можно спокойно откинуть. Вторую – сократить в 5 раз, третью – сократить до главы (7-10) страниц. И подвести все под общий знаменатель, то есть придать всему произведению динамику четвертой части, чтобы читалось легко (насколько возможно) и с интересом. Ну и, конечно, поработать над самим текстом и языком.

Меня уже давно занимает вопрос, а есть ли в Америке писатели, воспевающие бравых российских копов, и не менее бравых российских сатанистов? Если вы думаете, что у нас такого добра нет, то очень жестоко ошибаетесь. Может, все-таки со своих начнем?

Желаем удачи и творческих успехов.

 

После прочтения рецензии, автор обратился с вопросами:

 

Спасибо за вдумчивый анализ и внимательный взгляд.

Хотелось бы задать вам несколько вопросов:
Что вы думаете о языке, которым написан роман, о стилистике? Тяжеловат ли текст или нормально читается? Это помимо ляпов, о которых вы упомянули.
Не дробится ли роман на маленькие куски, связано ли повествование?
Есть ли удачные отрывки в так не понравившихся вам первых 2-х частях?
Что вы думаете о созданных образах, есть ли удачные моменты?
Я так понимаю, что временные смещения в третьей и четвертой части немного в прошлое, ближе к началу повествования — ускользают от всех рецензентов. Принимаю это как свой промах, как неумение преподнести такой прием читателю. События развиваются параллельно: день рождения Аллена (1-я часть) — нападение на него и встреча с Файтом (4-я часть), Клузе жив в четвертой части, потому что события третьей части еще не начались... Перегнул палку, наверное)

 

Подробнее о приеме:

1. Первая часть начинается со дня рождения Аллена.

2. Четвертая берет начало тоже из этой точки.

После встречи с Файтом повествование расходится. В первой части Аллен улетает в Англию, Файт проводит расследование. Во время расследования появляется фигура Клузе, поскольку события третьей части еще не начались (вот почему он жив). Возможно, с Клузе это уже лишнее. 

Линии повествования вновь сходятся в концовке четвертой части, когда Файт и Аллен снова встречаются.
Вот такая была задумка.

 

Наш ответ:

Отвечаем на Ваши вопросы по списку:

  1. Язык в общем неплохой. Основа заложена, а тонкости шлифуются во время работы... недочеты может исправить редактор, но лучше, если автор научится видеть казусы и штампы. не ленитесь перечитывать свои произведения и как только встретите знакомую фразу: «Джек ломал себе руки», сразу меняйте ее, это штамп, заёрзганный до неприличия. Руки заламывают девушки в истерике.
  2. Первые две части читаются тяжело. Читатель вязнет, как муха в сиропе. третья часть читается легче, а четвертую я не заметил, как прочитал. Это плюс. Язык нормальный. Тут главное — динамика повествования.
  3. О распаде романа я вам уже говорил. На маленькие части распада нет. Грань перехода 2-3 часть, поскольку она тут более жанровая, очень бросается в глаза.
  4. В первой части мне понравилась сцена с призраком и сон, который в конце части. У вас слишком много пересказа и мало показа, и читатель теряется в потоке информации. Мало что запоминается. Из второй заполнились кошмары Джека и девочка затраханная насмерть. Впечатляет. Мечта многих женщин — умереть от оргазма — сбылась.

5 Из всех созданных образов мне больше всех понравился Крис. Он получился более живым. А вот девочки не впечатлили. Слишком однообразны в своем желании переспать с сатаненком.

  1. К удачным моментам я отношу всю четвертую часть. Здесь все по теме. И конфликт ФБР-овца с сыном, и самоотверженность священника. Причем ФБР-овец получился лучше Файта. Файт вышел слишком серийным: цепи рвет, пятаки гнет, мухе в глаз из кольта со ста шагов попадает. Чем больше будет простых людей с недостатками, тем больше вам поверит читатель. Поэтому Крис — удача. Я лично сталкивался с такими ребятами.
  2. Теперь о приеме. В конце второй части вы дали зацепочку, очень маленькую, по которой я понял, что третья часть кончается тут же. А вот в первой части для четвертой вы зацепочку НЕ ДАЛИ! Поэтому четвертая часть читается, как окончание.

Появление Алефа в конце романа рождает интригу противостояния с расчетом на продолжение. Какой смысл вводить его в самом начале, если потом он совершенно бесследно пропадает? Подумайте над этим.

 

Всего доброго. Творческих успехов.

 

Ответ автора романа:

Здравствуйте. Спасибо за толковые ответы.

 

Услуга исполнена, если, конечно, у автора не возникнет ещё ряд вопросов, на которые мы охотно готовы постараться ответить.

 

Рецензент и критик в своей работе напоминает, наверное, патологоанатома.  Разница лишь в том, что, помимо нахождения причин неинтересности произведений, мы показываем пути  их оживления.  В таком формате проходит наша работа по разбору, анализу, рецензированию литературного творчества. В случае необходимости, возможны и иные формы коммуникации — видео-ответы, скайп и т.д.

 

Для чего вообще я опубликовал это? Во-первых, чтобы вы знали, как осуществляется исполнения заявок по этой услуге, на какие этапы подразделяется наше сотрудничество с авторами. На сегодня у меня всё. Удачи!